Rambler's Top100

исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • мороружие
  • новости флота
  • моравиация
  • кают-компания

  • История географических открытий


     

     

     

    Новые открытия в Океании и
    поиски испанцами "Неведомой Южной земли"

     


     

     

    Легаспи. Начало захвата Филиппин и путь Урданеты

     

    Участник экспедиции Лоайсы и невольный кругосветный мореплаватель Андрес Урданета, ставший в 1552 г. монахом и перешедший в один из мексиканских монастырей, продолжал интересоваться морским делом, особенно проблемой тихоокеанских плаваний. Когда на испанский престол вступил Филипп II и возник вопрос о захвате Филиппин, Урданета принял участие (с 1559 г.) в подготовке проекта военно-морской экспедиции и ее снаряжении. Экспедицию финансировал бывший штурман, живший в 1545 г. в Мексике и там разбогатевший, баск Мигель Лопес Легаспи. Он снарядил пять кораблей, был назначен начальником флотилии и взял с собой Урданету.

    21 ноября 1564 г. флотилия пошла к Филиппинам путем Вильяловоса. 1 декабря самый маленький корабль «Сан-Лукас» (40 т) под командой Алонсо Арельяно отделился — возможно, умышленно — и 14 февраля 1565 г. самостоятельно достиг о. Самар в Филиппинском архипелаге, пройдя через Маршалловы о-ва и обнаружив затем группу Трук в центре Каролинской цепи и несколько атоллов. На обратном пути (22 апреля — 16 июля 1565 г.) «Сан-Лукас» поднялся в западной части океана далеко на север (к 43° с. ш.), повернул на восток и, влекомый течениями и ветрами, через 110 дней возвратился в Мексику, став первым судном, пересекшим Тихий океан в восточном направлении. Но Арельяну заподозрили в дезертирстве, а его штурман Лоле Мартин, снова отправившийся на Филиппины в 1566 г., поднял на корабле бунт, убил капитана и позднее был высажен на атолл Уджеланг (у 10° с. ш.).

    Поэтому обратный, восточный путь через океан испанцы назвали в честь другого мореплавателя — Урданеты, впрочем вполне заслуженно.
     

    Четыре корабля экспедиции М. Легаспи, пройдя через Маршалловы о-ва на 10° с. ш. (с высадкой на атолл Меджит), 23 января высадились на о. Гуам. Контакт испанцев с местными жителями закончился стрельбой и гибелью многих гуамцев, несколько моряков было ранено, двое убиты. При вторичной высадке испанцы сожгли близлежащие деревни и лодки островитян. Штурман экспедиции Эстеван Родригес Ое Фигероа привел в своем дневнике около 70 слов из их языка. Возле Гуама флотилия простояла до 2 февраля 1565 г., а 15 февраля бросила якорь у о. Самар — это «большой остров с горными хребтами, близ моря равнина». В конце февраля М. Легаспи направил Э. Родригеса на фрегате на разведку, где тот осмотрел часть восточного и южного берегов о. Самар, почти все восточное побережье, о. Лейте, а также небольшие острова Панаон и Динагат.

    В начале марта флотилия передвинулась к о. Бохоль. Отсюда Э. Родригес продолжил исследование Филиппин. За 20 дней он обошел вокруг о. Негрос, осмотрел западное побережье о. Себу и несколько раз высаживался на берег. Почти каждая высадка приводила к стычкам и гибели островитян. По возвращении Родригес провел корабли к о. Себу, где он обнаружил удобные якорные стоянки. Попытки мирных переговоров не дали результата, и испанцы начали оккупацию острова, ставшего первой испанской колонией на Филиппинах. Легаспи собирался приступить к завоеванию других островов архипелага, но для этого нужно было получить подкрепление из Испании — через Мексику. И снова перед колонизаторами возник вопрос: как поддерживать связь Филиппин с испанскими владениями в Америке? Парусные суда, влекомые северо-восточным пассатом и пассатными течениями, легко проходили тропическую полосу океана длиной 14 тыс. км в западном направлении от мексиканского порта Акапулько до Филиппин. Но, как показал опыт, возвращение в Мексику в той же полосе океана против ветра и морского течения было невозможно. (О плавании «Сан-Лукаса» колонизаторы еще не могли знать.)

    После захвата Себу Легаспи предложил Урданете вернуться в Мексику с докладом о ходе колонизации Филиппин и с просьбой о подкреплении. Урданета, опираясь на свои личные наблюдения и опрос многих моряков, сделал теоретический вывод: в северной, умеренно холодной полосе Тихого океана, как и в Атлантике, должны господствовать ветры, дующие с запада на восток. Нужно было проверить этот вывод на практике. 1 июня 1565 г. корабль «Сан-Педро» под командой 17-летнего Фелипе Сальседо, на борту которого в качестве штурмана находился Урданета, вышел из гавани Себу. Пользуясь порывистыми юго-западными ветрами, он прошел мимо Японских о-вов до 43° с. ш., где и поймал попутный западный ветер. Этот ветер унес его к берегам Калифорнии, которую он увидел 18 сентября; в гавань Акапулько судно прибыло 8 октября 1565 г. Во время плавания Урданета вел подробный журнал, и его замечания по управлению парусами значительно облегчили задачу других испанских кораблей при переходе через Тихий океан. В Акапулько вскоре после возвращения он составил детальную карту своего маршрута, которой пользовались до конца XVI в. Прочная связь между Филиппинами и Мексикой была установлена. Урданета вернулся в свой монастырь, где и умер 3 июня 1568 г. в возрасте 60 лет.

    После плавания Урданеты испанские власти стали отправлять через Мексику на Филиппины флотилию за флотилией, зная, что и корабли и люди, ожидающие смены, могут безопасно возвращаться на родину. Путь от Филиппин к Мексике —
    «путь Урданеты», отнимавший три-четыре месяца, пролегал через самые пустынные части Тихого океана. Но только испанские мореходы в XVI—XVII вв. твердо знали, что в полосе океана между 30 и 45° с. ш. нет ни одного значительного острова. Фантазия географов других европейских народов заполняла эту «пустоту» несуществующими землями (примеры: «Земля Йессо» голландца де Фриза, «Земля Жуана да Гамы» португальца Луиша Твишейры, которую и в XVIII в. искала экспедиция Беринга — Чирикова). Эти фантастические слухи разносились среди моряков и порождали надежду отыскать в северной субтропической зоне Тихого океана богатейшие острова, размеры которых неимоверно преувеличивались.



    «Неведомая Южная земля» (Terra australis incognita)



    Когда Перу было окончательно завоевано испанцами, они попытались наладить непосредственную связь между Перу и Филиппинами через южную часть Тихого океана. От уцелевших спутников Магеллана и его последователей испанцы узнали, что здесь, как и в северной тропической полосе Тихого океана, постоянные ветры (юго-восточный пассат) и экваториальное (Южное Пассатное) течение влекут корабли на запад. Но Магеллан, по мнению тогдашних космографов, зашел далеко на север и потому не нашел Южного материка, а его существование как будто подтверждалось открытием Огненной Земли и Новой Гвинеи экспедициями Магеллана и Ретеса. Между этими двумя «выступами» мнимого материка, отделенными друг от друга тысячами миль, в тропической полосе южного полушария могли быть, кроме Новой Гвинеи, и другие «полуострова» .

    Этот мифический южный материк называли по-латыни
    Terra australis incognita («Неведомая Южная земля»). Если северные полуострова этого материка лежат в тропическом поясе, то там должны, по мнению космографов той эпохи, жить такие же черные люди, каких Ретес встречал на Новой Гвинее. Владельцы перуанских серебряных рудников мечтали заменить «слабосильных» индейцев, не выдерживавших каторжной работы в рудниках, выносливыми, мускулистыми неграми-рабами. О черных рабах мечтали и перуанские плантаторы. Кроме того, на Южном материке надеялись найти много золота. Испанские моряки, поощряемые перуанскими властями, владельцами рудников и плантаторами, пускались в плавания через южные, еще не разведанные пространства Тихого океана за неграми и золотом. Они шли от перуанских портов на запад, к Филиппинам. На этом пути разбросаны тысячи островов: каждая вновь открытая большая земля могла быть частью Южного материка.

     

    Две экспедиции Менданьи:
    открытие островов Соломоновых,
    Маркизских и Санта-Крус



    19 ноября 1567 г. экспедиция Альваро Менданьи де Нейра на двух кораблях вышла на запад из перуанского порта Кальяо для открытий в Южном море; главным штурманом был Эрнан Гальего. Подобно Магеллану, Менданья пересек Тихий океан, не встретив ни одного значительного острова. 15 января 1568 г. у 7° ю. ш. был открыт небольшой обитаемый, покрытый кокосовыми пальмами коралловый остров, вероятно, из северной группы о- вов Эллис в Экваториальной Полинезии, но противные ветры помешали высадке. Оттуда Менданья двинулся дальше на запад, 1 февраля увидел атолл, или риф (Онтонг-Джава или Ронкадор), а 7 февраля 1568 г. у 8° ю. ш. подошел к «большой земле», огражденной от океана длинной цепью коралловых рифов (о. Санта-Исабель). Недалеко от берега поднимались высокие (более 1000 м) горы, покрытые тропическим лесом. В лесной чаще виднелись селения с темнокожими жителями, Менданья решил, что он открыл на Южном материке страну Офир. Однако это был архипелаг, который Менданья назвал Соломоновыми островами.

    Высадившись на Санта-Исабель, экспедиция построила небольшое судно -
    бриг. На нем 23 апреля Педро Ортега открыл на юго-востоке большие острова Малаита и Гуадалканал, на северо-западе - Шуазель. В конце мая - начале июня на вторичную разводку на юго-восток от Санта-Исабель был отправлен Эрнандо Энрикес, который открыл крупный о. Сан-Кристобаль. В исследовании архипелага вместе с Ортегой и Энрикесом участвовал штурман Гальего.
    В августе 1568 г. из-за стычек с воинственными жителями Менданья решил оставить остров. Обогнув с юга Сан-Кристобаль, он двинулся к берегам Южной Америки, стараясь идти прямо на восток. Он боролся с противными ветрами в южном полушарии и вынужден был все-таки пересечь экватор и подняться за Северный тропик, потеряв много времени. Моряки очень страдали от голода и цинги, часть умерла в пути. 17 сентября корабли прошли Маршалловы о-ва, а затем Менданья видел землю только 20 декабря 1568г. - атолл Уэйк (19° 18'с. ш., 166° 36' в. д.). В январе 1569 г. Меданья достиг одного из мексиканских портов.

    Вернувшись через полгода в Перу, Менданья объявил, что открыл настоящую землю Офир. Он рассказывал о чернокожих людях, действительно живущих на Соломоновых о-вах, и о золоте (которого там не было), но ему долго не верили. Только через 25 лет Менданье удалось снарядить пять судов для плавания к Соломоновым о-вам. Фактически начальником экспедиции стала его жена Изабелла Баррето (сам он был тяжело болен), чванливая, властная и сварливая женщина, во все вмешивавшаяся. 16 июня 1595 г. маленькая флотилия отплыла на запад от перуанских берегов.
    21 июля испанцы увидели горную вершину, выступавшую из океана. Это был Фату-Хива, крайний юго-восточный остров из группы вулканических Маркизских о-вов (названы в честь перуанского вице-короля маркиза Каньете),- неожиданный и полезный этап на пути к далекой земле Офир. Менданья приблизился к острову, и скоро его корабли были окружены несколькими сотнями сильных и красивых людей. Они прибывали на пирогах, на плотах, даже вплавь и глазели на чудесное судно. В знак дружбы они привезли кокосовые орехи. Несколько десятков мужчин поднялись на корабли. Они рассматривали новые для них предметы с детским любопытством и хватали те вещи, которые им особенно нравились. «Дикарям» приказали удалиться, но они, видимо, не поняли приказания; испанцы начали стрелять. Часть островитян бросилась в воду, некоторые были насильно выброшены за борт. Один старик ухватился за снасть и только тогда выпустил ее из рук, когда его ранили шпагой. Увидев кровь, туземцы окружили адмиральский корабль и пытались подвести его к берегу. Испанцы дали залп из мушкетов и убили несколько человек, в том числе и упрямого старика; ранили очень многих. И в Полинезии первая встреча европейцев с коренными жителями сопровождалась кровопролитием. Только один испанец был ранен в этом неравном бою.

    Не задерживаясь здесь, Менданья повернул на север, где виднелись другие земли, открыл еще два острова, в том числе Хива-Оа, и на следующий день стал на якорь в удобной гавани. Полинезийцы дружелюбно встретили пришельцев и положили близ испанского лагеря груды плодов. Менданья нуждался в свежей провизии, поэтому благосклонно принял подарки, рассчитывая на новые подношения; и «доброе согласие» было установлено. Простояв там около месяца, испанцы пошли на запад, стараясь не отклоняться от 10° ю. ш., который пересекает и Маркизские и южную группу Соломоновых о-вов. На пути они обнаружили два атолла, вероятно в южной части Эллис (29 августа). Во время шторма один корабль пропал без вести.

    Наконец 7 сентября экспедиция подошла к группе вулканических островов. Их природа и население очень напоминали Соломоновы, но только горы здесь были ниже, а сами острова гораздо меньше. Менданья назвал их Санта-Крус, блуждал вокруг них, но не мог найти своих Соломоновых о-вов. Напомним, что тогда еще не умели определять долготу места: Санта-Крус находятся приблизительно на 5° восточное Соломоновых о-вов, и такая ошибка в XVI в. была заурядным явлением, однако для 10° ю. ш. она составляла более 500 км. На о. Ндени, крупнейшем в группе Санта-Крус, Менданья хотел основать колонию, но там не было никаких богатств, и часть моряков взбунтовалась. Менданья подавил мятеж, казнив вожака, но сам вскоре умер (18 октября 1595 г.). Начальницей экспедиции объявила себя вдова, Изабелла Баррето. Среди испанцев вспыхнула эпидемия (предположительно — чума), и только тогда донья Изабелла дала согласие на уход с о. Санта-Крус.

    Вел флотилию очень опытный мореход-португалец, которого на испанской службе звали
    Педро Эрнандес Кирос. Он взял курс на северо-запад, потерял в пути еще одно судно и, пройдя в декабре через цепь Каролинских о-вов, достиг Филиппин 10 февраля 1596 г. Через 2,5 года Кирос — путем Урданеты — привел 11 декабря 1598 г. два уцелевших судна в Акапулько. Славу открытий и заслугу сохранения этих двух судов приписала себе Изабелла Баррето, и до настоящего времени некоторые испанские морские историки несправедливо величают ее «первой в мире женщиной-флотоводцем».



    Открытия Кироса в Южной Полинезии
    и «Австралия Духа Святого»

     


    В декабре 1605 г. из Кальяо (Перу) двинулись на запад три корабля под начальством Педро Кироса. Он шел гораздо более южным путем, чем Менданья, и в конце января 1606 г. обнаружил у 25° ю. ш. два обитаемых островка — Дюси и Гендерсон, на второй из них он высадился. К северо-западу от него, за 22° ю. ш., через несколько дней открыты были обитаемые «Низменные острова» (атоллы). До середины февраля Кирос переходил от одного атолла к другому и высаживался на одном из них, вероятно на Хао (18° 15' ю. ш., 140° 55’ з. д.). Он положил начало открытию того архипелага Южной Полинезии, за которым через триста с лишним лет закрепилось название Туамоту. Сотни мореплавателей в XVII -XIX вв,, попадая в этот «рой островов» (Паумоту), открывали неизвестные ранее атоллы, часть вторично или определяли их координаты, описывали их, наносили на карты. Только в нашем веке географы могут сказать, что Туамоту представлен двумя параллельными грядами, состоящими из 75—80 низких атоллов и бесчисленного множества коралловых островов и рифов, и что общая площадь суши всего архипелага 810 кв. км.

    Пройдя далее на запад, Кирос, по его словам, открыл прекрасный о. Сагиттария, казавшийся очень густонаселенным и плодородным, возможно из архипелага Общества, однако отождествлять его с каким-нибудь определенным островом невозможно. На его берегах были видны стройные, красивые, совершенно голые люди с кожей темно-золотистого цвета. У испанцев вышли почти все запасы дров и воды. Они хотели подойти к берегу, но не решились сделать это, боясь потерпеть крушение на подводных скалах. Ночью сильный ветер и мощное течение подхватили корабли и унесли их от приветливого острова. Кирос повернул на север и достиг 10° ю. ш., чтобы на этой параллели искать потерянные Соломоновы о-ва. Держась западного курса, испанцы 21 февраля 1606 г. и 2 марта высаживались на два малых острова, вероятно на атоллы Каролайн (10° ю. ш., 150° 20" з. д.) и Ракаханга (10° ю. ш., 161° 10' з. д.) — самый западный атолл из группы Манихики. Моряки продолжали страдать от жажды и из-за недостатка дров не имели горячей пищи. Они увидели на юге какую-то землю (один из островов Самоа?), но здесь им не удалось высадиться, так как жители были настроены резко враждебно к чужеземцам. И опять корабли, без воды и топлива, продолжали путь па запад; Соломоновы о-ва, вероятно, казались морякам фантазией Менданьи.

    Наконец 7 апреля показался обитаемый островок из группы Дафф (у 10° ю. ш.), в 200 км к северо-востоку от Ндени. Испанцы получили здесь все, в чем столько времени нуждались: пресную воду, дрова, свежие фрукты и кокосовые орехи. Местный вождь сообщил им, что на юге поблизости есть несколько десятков малых островов (Санта-Крус), а подальше лежит «большая земля». Дав своим людям необходимый отдых, Кирос повел корабли на юг.
    Найдя на пути группу островков (Банкс) и в течение двух дней переходя от одного к другому, 27 апреля он действительно увидел «большую землю». На горизонте показалась высокая вершина (высшая точка о. Эспириту-Санто, 1680 м). Когда обрадованные испанцы продвинулись несколько дальше, они увидели высокий берег, который уходил, казалось, очень далеко к юго-востоку. Корабли стали на якорь в глубокой бухте. Кирос решил, что открыл Южный материк, и назвал его «Австралией Духа Святого».

    «Великий» мореплаватель и его спутники сошли на землю 1 мая 1606 г. На «новом» материке они торжественно заложили первый христианский город — Новый Иерусалим. Отсюда христианская вера должна была распространяться среди черных жителей «Австралии Духа Святого». Пять недель все три корабля стояли в бухте Нового Иерусалима. На шестой неделе там осталось только два судна. По версии самого Кироса, в то время, когда он пытался обследовать берег «нового материка», штормовой ветер унес его в открытый океан; он не мог вернуться и вынужден был идти в Новую Испанию. На пути 8 июля он открыл один атолл на севере, за о-вами Гилберта - видимо, Макин. По другой версии, Кирос тайно ушел от своих товарищей, предательски их бросив. На всех парусах португалец мчался в Мексику
    (при переходе через Тихий океан моряки его экспедиции впервые в истории мореплавания стали получать питьевую воду из морской на борту судна). Он считал, что немедленно должен сообщить всему христианскому миру о великом открытии, добиться от испанского правительства права на управление Южным материком, получить в свое владение обширные земли и, как он надеялся, богатейшие недра страны. 23 декабря 1606 г. Кирос прибыл в Акапулько, не потеряв ни одного человека — единственный случай в истории испанского мореплавания.

    Об «Австралии Духа Святого» Кирос сочинил ряд хвастливых отчетов, в которых сознательная ложь переплетается со сравнительно точным, хотя и слишком восторженным, описанием природы новооткрытой земли и ценными этнографическими наблюдениями. А эта земля была не очень большим архипелагом, позднее названным Новыми Гебридами (менее 15 тыс. кв. км с островами).


     

     

    Открытие Торресова пролива и подлинной Австралии

     

    Капитаны двух оставшихся кораблей Диего Прадо-и-Товар и Луис Ваэс Торрес в июне 1606 г. обследовали открытую «большую землю», обойдя ее кругом, и убедились, что Кирос открыл не Южный материк, а группу островов, и притом не очень крупных. Затем они повернули на запад с уклоном к северу и, впервые пересекая Коралловое море, 14 июля достигли, по определению Торреса, у 11° 30’ ю. ш. оконечности Новой Гвинеи. На самом же деле крайний юго-восточный выступ Новой Гвинеи не заходит так далеко на юг. Если здесь нет грубой ошибки (маловероятной) в определении широты, то Торрес принял за оконечность Новой Гвинеи один из островов архипелага Луизиады, вероятно крупнейший из них - Тагула. Затем корабли прошли вдоль цепи коралловых рифов, простиравшейся к западу от Тагулы, и мимо небольших островов, в том числе Басилаки (показаны на карте Прадо). Далее на запад была уже несомненная Новая Гвинея.

    В своем отчете Торрес сообщает, что он шел вдоль южного берега Новой Гвинеи 300 лиг (около 1800 км), следовательно, открыл залив Папуа; «из-за многочисленных мелей и сильного течения [ему пришлось) отойти от берега и повернуть на юго-запад. Там были большие острова, а на юге виднелся еще ряд их. То, что усмотрел на юге Торрес на таком расстоянии от Тагулы или от юго-восточного выступа Новой Гвинеи, было, несомненно, северным берегом Австралии с прилегающими островами. Пройдя еще 180 лиг (около 1000 км), корабли повернули на север и снова достигли у 4° ю. ш. южного берега Новой Гвинеи, простиравшегося с востока па запад. Последний переход они совершили в западном направлении с уклоном к северу, доказав таким образом, что на юге Новая Гвинея не соединяется ни с какой землей, и следовательно, представляет собой остров — как позже установлено,
    второй по величине (829 тыс. кв. км) в мире после Гренландии. «И здесь, в этой стране на северо-западе Новой Гвинеи, я впервые увидел и железо и китайские колокола, утвердившие нас в уверенности, что мы находимся вблизи Молуккских островов» (Л. Торрес).

    Через Молукки Торрес и Прадо перешли к о. Лусон (Филиппины) и в середине 1607 г. представили в Маниле отчеты. Они доказали своим плаванием, что Новая Гвинея, северный берег которой давно уже был известен португальцам и испанцам,— не часть южного материка, а огромный остров, отделенный проливом от группы «больших островов», на самом же деле — от подлинной Австралии:. Они не были первыми европейцами, увидевшими южный материк, но они, безусловно, первыми прошли через усеянный коралловыми рифами опасный пролив, отделяющий Австралию от Новой Гвинеи.
    Испанское правительство держало это великое открытие, как и многие другие, под строжайшим секретом. Только через 150 лет, во время Семилетней войны, когда англичане высадились на Лусон (1762 г.), временно захватили Манилу и разграбили правительственные архивы, мир смог узнать об испанских открытиях в Тихом океане.

     Случайно копия отчета Торреса около 1765 г. попала в руки английского гидрографа Александра Далримпла; в 1769 г. он предложил назвать проход между Новой Гвинеей и выступом Австралии Торресовым проливом.

     

     








    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru