Rambler's Top100

исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • мороружие
  • новости флота
  • моравиация
  • кают-компания

  • История географических открытий


     

     

     

    Голландская экспансия в Азии,
    открытие Австралии и островов Океании

     


     

     

    Первые голландские экспедиции в Индонезию

     

    Расцвет голландского могущества в южных морях начинается... в лиссабонской тюрьме. Туда в 90-х гг. XVI в. был посажен за долги голландский моряк Корнелис Хаутман. В тюрьме языки развязываются. От товарищей по заключению, португальских моряков-неудачников, Хаутман узнал великие тайны — о морских путях из Португалии в Индию и к Молуккам. Хаутман сообщил об этом на родину торговой компании «Общества дальних стран». Сообщение пришлось как нельзя более кстати. Дело в том, что до этого времени голландские («мятежные») корабли могли еще посещать португальские порты, правда под иностранным флагом. Но в 1594 г. Филипп II, бывший с 1580 г. и португальским королем, решил одним ударом прекратить голландскую посредническую торговлю и конфисковал в Лиссабоне 50 голландских кораблей, принадлежавших «мятежникам и еретикам». Именно тогда голландская компания выкупила Хаутмана из тюрьмы и снабдила его деньгами на экспедицию к «Островам пряностей».

    В 1595 г. четыре корабля Хаутмана покинули Голландию. Осторожно он вел суда вокруг Африки и через Индийский океан, стараясь не попадаться на глаза португальцам. 17 месяцев понадобилось голландцам, чтобы достигнуть Суматры, откуда они перешли к Яве. Правда, Хаутман не дошел до Молукк, но ему удалось закупить на Яве большой груз ценных товаров по сходной цене. В 1598 г. Хаутман вернулся на родину, потеряв в пути треть людей и два корабля. Если финансовый успех предприятия не оправдал слишком радужных надежд, зато «моральный» эффект был очень велик: прорвана португальская монополия торговли с Ост-Индией; голландские купцы завязали непосредственную торговлю с малайскими правителями, и, наконец, голландцы убедились в том, что в «Островной Индии» есть, кроме Молукк, и другие острова, заслуживающие внимания и несправедливо пренебрегаемые португальцами, особенно
    Ява.

    Немедленно «Общество дальних стран» объединилось с несколькими другими торговыми компаниями. В том же, 1598 г. была организована новая экспедиция на восьми кораблях под начальством Якоба Ван-Нека. Успех ее вскружил головы голландским купцам. В короткий срок — через 15 месяцев — вернулись обратно с грузом пряностей, закупленных на Яве, четыре корабля, а через год — и остальные: они за это время достигли Молукк и оттуда привезли пряности, приобретенные по более дешевой цене, чем на Яве.



    Экспедиция Ле-Мера — Схаутена и открытие мыса Горн



    Голландские капиталисты, не связанные с Нидерландской Ост-Индской компанией, не раз пытались прорвать ее торговую монополию и искали новых путей к Молуккам. Одна из таких попыток потерпела полную финансовую неудачу, но привела к важным открытиям в Атлантическом и Тихом океанах. Купцы города Хорн снарядили два судна, пригласив начальником экспедиции опытного капитана Виллема Корнелисзона Схаутена; торговым комиссаром был назначен Якоб Ле-Мер. Экспедиция благополучно пересекла Атлантику, но на последней стоянке у берегов Южной Америки (близ 48° ю. ш.) в конце 1615 г. меньшее судно («Хорн») сгорело; люди перешли на «Эндрахт» («Согласие», 360 т). В середине января 1616 г. Схаутен провел корабль мимо входа в Магелланов пролив: путь через него, как и вокруг мыса Доброй Надежды, был монополией Ост-Индской компании. 24 января, в середине лета, Схаутен увидел гористый, покрытый снегом (на 55° ю. ш.) берег— юго-восточный выступ Огненной Земли, а на востоке — другой высокий берег. Обе земли разделялись «хорошим проливом» — Схаутен назвал его проливом Ле-Мер; он был буквально забит китами: кораблю, чтобы избежать столкновения, приходилось маневрировать. 25 января голландцы вплотную подошли к новой земле и решили, что перед ними — выступ Южного материка. Этот «выступ» они назвали Землей Штатов* — в честь Генеральных штатов, высшего законодательного органа Республики Соединенных Провинций.

    Пройдя пролив Ле-Мер, «Эндрахт» повернул на юго-запад. «Мы встретили,— пишет Схаутен,— сильную волну и ярко-синюю воду, которая вселила в нас уверенность, что мы находимся в Великом Южном море. Это нас очень обрадовало, так как мы решили, что открыли путь, доселе не известный людям... К вечеру [29 января] мы опять увидели землю на северо-западе. Она вся состояла из высоких, покрытых снегом гор и кончалась острым выступом, который мы назвали
    мысом Горн...» — в честь города Хорн в Нидерландах. Так было окончательно доказано, что Огненная Земля — остров или архипелаг, а не выступ Южного материка. Мыс Горн долго считался оконечностью главного острова Огненной Земли, хотя уже в 1624 г. голландец Якоб Эрмите, открывший залив Нассау, обнаружил, что мыс Горн находится на крайнем южном острове группы Эрмите (55° 59' ю. ш., 67° 16' з. д.).

    Выйдя в Тихий океан и повернув на север, Ле-Мер и Схаутен дали своим людям отдых на одном из о-вов Хуан-Фернандес, затем поднялись приблизительно до 15° ю. ш. и повернули на запад. 10—18 апреля они открыли по крайней мере четыре атолла в северной части архипелага Туамоту (на три атолла они высаживались), 10-19 мая—пять вулканических «Кокосовых островов» к юго-западу и западу от архипелага Самоа. От них они поднялись ближе к экватору, до широты северного берега Новой Гвинеи, и месяц не видели ни клочка суши, пока не прошли мимо атолла Нукуману (4° 30' ю. ш., 159° 25' з. д.). Продолжая путь на запад, Ле-Мер и Схаутен 24 июня подошли к большой группе островов, которую немцы в 1884 г. назвали архипелагом Бисмарка. За девять дней, следуя на северо-запад, они открыли пять групп островков (Грин, Фени, Танга, Лихир, Табар), простирающихся вдоль неведомого берега большой земли, которую они приняли за севере восточную окраину Новой Гвинеи, а это был длинный и узкий о. Новая Ирландия, протягивающийся с юго-востока на северо-запад более чем на 300 км, а вместе с северным о. Лавонгай — более 400 км. На Новую Ирландию моряки высаживались.

    Обогнув с севера о. Лавонгай, Ле-Мер и Схаутен 3 июля вступили в Новогвинейское море, видели там несколько малых островов (из группы Адмиралтейства) и 5 июля подошли к северному берегу Новой Гвинеи. Следуя на некотором расстоянии от берега, они обнаружили на 2° ю. ш. и 145° в. д. несколько небольших вулканических островов, а у экватора и 136° в. д. (у северо-западного выступа Новой Гвинеи) более крупную группу - о-ва Схаутен. Оттуда «Эндрахт» перешел к Молуккам, к западному берегу о. Хальмахера, у которого были голландские торговые фактории. Когда же они прибыли на Яву (в октябре), агенты Ост-Индской компании арестовали Ле-Мера и Схаутена за нарушение торговой монополии и отправили на компанейском судне в Голландию.

    Ле-Мер умер в пути (в декабре 1616 г.), Схаутена на родине освободили. Его
    «Дневник или описание удивительного путешествия», изданный в Амстердаме на французском языке в 1619 г., выдержал около 40 изданий.



    Поиски мифических земель на севере Тихого океана

     

    Агенты Нидерландской Ост-Индской компании, монопольно торговавшей с Японией, вели жизнь заключенных на искусственном островке Дэсима, в бухте Нагасаки, и все-таки собирали материалы как о самой Японии, так и о дальневосточных морях. Сбором сведений занимались и голландские моряки, плававшие в этих морях. Те и другие слышали от португальцев-мирян и от иезуитов, посещавших Китай и Японию, об «острове, богатом золотом и серебром», к востоку от Японии. Голландцы смешали эту средневековую легенду с рассказами о действительных землях, находящихся к северу и западу от главного японского острова — Хонсю.

    В 1639 г. главный правитель Нидерландской Индии Антон Вандимен послал из Батавии к берегам Японии на поиски богатого острова
    два корабля — «Энгел» и «Графт» — с командой по 45 человек, капитаном первого и начальником был Маттис Кваст, главным штурманом и капитаном второго — Абел Тасман, 36-летний моряк. Путь судов шел мимо Филиппин, карту которых Кваст и Тасман уточнили. Они достигли восточного берега Хонсю у 37° с. ш., повернули на восток и долго шли так в напрасных поисках богатого острова.

    Остановила их какая-то
    эпидемия, вспыхнувшая на кораблях. На обратном пути они увидели берег Японии у 35° с. ш. (юго-восточный выступ Хонсю) и, следуя далее на юго-запад, пересекли меридиональную цепь небольших вулканических островов (Идзуситито). Эпидемия усилилась, большая часть людей на борту умерла. Корабль обогнул о. Кюсю и через Восточно-Китайское и Южно-Китайское моря вернулся в Батавию. Из команды «Графта» остались в живых только семь человек, включая Тасмана; с таким малым числом людей он довел корабль до Явы. Именно тогда Ван-Димен обратил внимание на штурмана, который вскоре обессмертил и свое и его имя.

    В 1643 г. Ван-Димен организовал новую экспедицию для поисков "золотых и серебряных островов" в японских водах, во главе которой поставил Мартина Герритсзона де Фриза -
    Тасман в это время выполнял другое задание Ван-Димена. В распоряжение Фриза были даны два корабля: "Кастрикум" (около 400 тонн) под его командой и "Брескенс" (около 300 тонн), капитан Хендрик Корнелисзон Схеп.

    Экспедиция вышла из Батавии к берегам Японии 3 февраля 1643 года. Первого японского острова - Хатидзе она достигла 20 мая, а на следующий день во время бури суда разлучились. Фриз повел свой корабль вдоль восточного берега Хонсю и 6 июня подошел к мысу Эримо - южному выступу о. Йессо (Хоккайдо). Там судно посетили бородатые люди - первая встреча европейцев с айнами.

     

    Двинувшись дальше на северо-восток, 13 июня Фриз приблизился к Малой Курильской гряде. Первый помощник капитана Корнелис Янсзон Коен, который вел журнал — единственный сохранившийся отчет о плавании, ценный первоисточник, — отметил небольшие, плоские и низменные острова этой гряды, окруженные островками и рифами. Айны, занимавшиеся охотой с лодок, поднялись на борт и, указывая на северо-восток острова, называли его «Такотекан» (о. Шикотан). К северу от их курса моряки обнаружили проход (пролив Екатерины между островами Кунашир и Итуруп), но из-за сильного ветра не рискнули проникнуть туда. Далее к северо-востоку Фриз усмотрел полосу гористой суши, разорванную широким проливом на два участка; сопки и понижения между ними были покрыты снегом. В море голландцы видели много тюленей, бакланов и уток. 20 июня «Кастрикум» бросил якорь в этом проливе Фриза и простоял там пять дней, причем ежедневно на берег за водой высаживалась партия во главе с Косном. Землю, лежащую к юго-западу от пролива, Фриз назвал островом Штатов — это был о. Итуруп Курильской цепи, но Фриз посчитал его северо-восточным полуостровом Хоккайдо; землю к северо-востоку от пролива — о. Уруп — он принял за выступ Америки и назвал Землей Компании.

    В Охотском море, идя северным курсом, 27 июня Фриз достиг 48° с. ш., но из-за противных ветров повернул на юг и 1 июля у 44° 30' с. ш. усмотрел землю, разделенную проливом: на одной стороне высился пик Антония (
    вулкан Тятя, 1819 м, на о. Кунашир), на другой — гора Кронберх (вулкан Берутарубе, 1223 м, на о. Итуруп). Судно простояло у северо-западной оконечности о. Кунашир восемь дней, причем Коен обследовал часть берега острова, а на баркасе пытался осмотреть пролив Екатерины, но потерпел неудачу, отметив сильное течение.

    Фриз решил продолжать плавание к Татарии (Восточной Азии) и пошел на северо-восток. Днем 14 июля голландцы увидели землю на северо-западе и северо-востоке, а также на юго-западе и поняли, что находятся в заливе (Анива), но из-за густого тумана не заметили пролива Ланеруза, отделяющего Хоккайдо от о. Сахалин. Они, правда, отметили сильное течение с запада и юго-запада. У северного берега залива, где находился поселок айнов, 16 июля «Кастрикум» бросил якорь. Это было южное побережье Сахалина, впервые посещенное европейцами: Коен дважды высаживался и был гостеприимно принят айнами. Они сообщили голландцам, что их страна тянется «от Татарии на севере до Йессо на юге» и что Йессо - большая земля, к югу от которой находится Нипон (Хонсю), а к юго-западу - Корея (Чосон), но Фриз сделал из их указаний неправильный вывод.

    Через пять дней он обогнуул юго-восточную оконечность Сахалина, названную им мысом Анива (скорее всего, это слово местного происхождения), и, повернув на север, открыл 26 июля у 49° с. ш. «большой залив». На западе моряки видели высокие горы с остроконечными вершинами (Камышовый хребет), а на севере и северо-востоке — низменное побережье. И горы, и взморье были покрыты снегом. Юго-восточную оконечность открытой им земли Фриз окрестил мысом Терпения, позже так стали называть и залив. Близ мыса на берег дважды высаживался Коен. Затем голландцы попытались пройти к северу, по противный ветер вынудил их отказаться от дальнейшего исследования Сахалина; длина открытой ими береговой линии острова составила около 800 км. Они повернули на юго-восток и 5 августа вышли проливом Фриза в Тихий океан.

    Для пополнения запасов продовольствия и ремонта судна моряки простояли в небольшой бухте юго-восточного берега Хоккайдо (у 43° с. ш.) полмесяца, а 1 сентября двинулись на юг. Примерно у 37° с. ш. Фриз решил заняться поисками «островов, богатых золотом и серебром», и 1 октября достиг 180°, а может быть даже пересек линию перемены дат, удалившись от берега Хонсю на 3,2 тыс. км. Он доказал, что между 37 и 38° с. ш. в океане нет никакой земли, вернулся к берегам Японии близ 35° 30' с. ш. и 9 ноября у о. Кюсю встретился с «Брескенсом». Во время плавания Фриз хорошо - для его времени — изучил свойство Куро-Сиво: ему первому принадлежит честь описания этого теплого течения— «Гольфстрима Тихого океана».

    Схеп на «Брескенсе», разлучившись с Фризом, пошел на север вдоль восточных берегов Хонсю и Хоккайдо, не заметив Сангарского пролива (Цугару) между этими островами, потерял из виду землю и снова увидел ее между 47 и 48° с. ш. Это могли быть только
    Курильские острова, и притом небольшие, в центральной части цени, однако Схеп принял открывшуюся перед ним сушу за выступ Америки. Он не решился обследовать новую страну, повернул на юг и достиг Хоккайдо. Там он высадился на берег с девятью матросами и попал в плен к японцам. Остальные моряки ушли на корабле «Брескенс» на восток. В полосе между 37--38° с. ш. они напрасно искали «богатый остров», причем продвинулись на восток от Японии на 3400 км. Оба судна, посетив Тайвань, вернулись в Батавию 14 декабря.

    В результате экспедиции Фриза — Схепа у голландцев сложилось представление, отразившееся на их картах, что к северу от Хонсю на огромном протяжении до Северной Азии (Татарии) тянется очень большая земля. А так как Фриз и Схеп «видели» берег Америки на востоке, то эта северная Земля Йессо на некоторых позднейших картах, например француза Луи Аннепена, показывалась отделенной только узким проливом от выступа Северной Америки. Таким образом, благодаря фантазии, а может быть и сознательной лжи, моряков, географов и картографов северная часть Тихого океана была заполнена по крайней мере двумя большими массивами суши - Землей Жуана-да-Гамы порту-гальца Луиша Тейшейры и Землей Йессо голландца Фриза. Вере в существование этих фантастических или крайне преувеличенных но своим размерам земель через сто лет нанесла сильный удар 2-я Камчатская экспедиция Беринга - Чирикова 1741 1742 гг. Но и после нее Землю Жуана-да-Гамы искали несколько десятков лет до конца XVIII в.

     

    Ход открытия Новой Голландии до Тасмана



    Как только голландцы появились на островах Индонезии, они начали искать новые пути от мыса Доброй Надежды к этим островам. Их пути шли значительно южнее португальских: португальцы в начале XVII в. еще владели рядом контрольных пунктов в северной полосе Индийского океана. Голландцы же пересекали центральную часть океана, обогнув с юга о. Мадагаскар, и после почти годичного плавания достигали Явы. На потенциальную ценность западных ветров, преобладающих в южной полосе океана (между 35 и 40° ю. ш.), первым обратил внимание голландец Хендрик Браувер. Для проверки своей идеи на практике 4 июня 1611 г. он отплыл на двух судах от мыса Доброй Надежды точно на восток по 36-й параллели. Поймав западный ветер, он добрался, по его предположениям, до меридиана Зондского пролива и, круто повернув на север, 18 августа 1611 г. прибыл на Яву.

    С 1613 г. по маршруту Браувера, более длинному, но отнимавшему почти в полтора раза меньше времени, прошли многие голландские капитаны. А с 1616 г. этот путь и даже более южный — вдоль 40° ю. ш. — стали официально санкционированными, т. е. обязательными, морскими трассами. Плавания голландцев доказали, что в полосе широт 35—40° ю. ш. нет никакой суши и что, следовательно, Южный материк имеет значительно меньшие размеры, чем показывали на картах начала XVII в. Голландцам все же удалось «засечь» два маленьких клочка земли, затерянных в морских просторах: в начале 1618 г. капитан Адриан де Балле у 38° ю. га. и 78° в. д. усмотрел о. Амстердам, а Хавик Клаасзон ван Хиллегом 19 апреля того же года на градус южнее обнаружил о. Сен-Поль.

    Продвигаясь в Индийском океане на восток между 30 и 40° ю. ш., голландцы часто близко подходили к западным берегам очень большой земли (Австралии), а иногда видели и даже посещали их, но находили там почти безжизненную пустыню и малочисленные группы бродячих охотников. Тем не менее это побережье представляло интерес для голландцев, так как только здесь они могли возобновлять запасы пресной воды. Поэтому Нидерландская Ост-Индская компания считала необходимым исследовать обращенные к Индийскому океану берега новооткрытого Южного материка; к тому же она рассчитывала найти поближе к экватору менее безотрадные и гуще населенные земли и охотиться там за рабами. Важным моментом в ходе открытия Австралии, которую в XVII—XVIII вв. называли Новой Голландией, было также жадное стремление найти новые районы скупки пряностей, месторождения золота или алмазов, жемчужные ловли.

    Частью Южного материка считалась Новая Гвинея, расположенная сравнительно близко от Явы. Первые известия об открытии голландцами Австралии относятся именно к попытке обследовать Новую Гвинею, северные берега которой, как мы говорили, были уже известны португальцам и испанцам. 28 ноября 1605 г. из Бантама (Западная Ява) на небольшом корабле (пинассе) «Дейфкен» («Голубок») к Южному материку отправился Виллем Янсзон, более известный под сокращенным отчеством Янц. В начале 1606 г., обойдя с севера о-ва Кай и Ару, он достиг «Болотистой земли» (заболоченного юго-западного берега Новой Гвинеи у 6° ю. ш.) и проследил ее на 400 км, до 8° ю. ш.

    Обогнув низменный выступ (о. Колепом), «Голубок» пересек центральную часть Арафурского моря в юго-восточном направлении и неожиданно наткнулся на какую-то землю — западный берег п-ова Кейп-Йорк. У устья небольшого потока (у 11° 45' ю. ш.)
    голландцы произвели первую документально доказанную высадку европейцев на Австралийском континенте. Затем «Голубок» направился на юг вдоль плоского пустынного берега, по 6 июня 1606 г. от мыса Кервер («Поворот», у 13°50' ю. ш.) почему-то развернулся на 180°. хотя, как убедился Янц, берег тянулся и далее к югу. В заливе Албатросс (северный мыс залива до сих пор носит имя пинассы Янца - в английском произношении Дьюфкен), названном Янцем Мушиным, голландцы впервые столкнулись с австралийцами — с обеих сторон погибло несколько человек.

    Продолжая движение к северу, моряки проследили побережье п-ова Кейп-Йорк почти до его северной оконечности — таким образом общая длина открытой ими части австралийскою полуострова, которую Янц окрестил Новой Гвинеей, составила около 350 км. Он фактически положил начало открытию залива Карпентария. Участник экспедиции Ян Лодевейк Россенгин, эмиссар компании, нанес обнаруженную землю на точную карту, дошедшую до наших дней. Далее к северу, уже в Торресовом проливе, о существовании которого голландцы, вероятно, не подозревали, они повстречали много островков и на самом крупном из них (Высоком — о. Принца Уэльского, у 10°45' ю. ш.) высаживались. «Голубок» благополучно миновал рифы, отмеченные на карте Я. Россенгина как «страшные», повернул на запад и вновь прошел вдоль «Болотистой земли». Северо-западное (у 4° ю. ш.) пинасса подошла к побережью, которое на карте Я. Россенгина протягивается в широтном направлении более чем на 200 км и сопровождается надписью Ос Папуас. Таким образом Янц обнаружил еще один участок юго-западного берега Новой Гвинеи между 134 и 136° в. д., а затем вернулся в Бантам. Его плавание подтверждало мнение, будто Новая Гвинея — это полуостров Южного материка.
    И Янц, и Россенгин так никогда и не узнали, что стали истинными первооткрывателями «зеленого» континента, ибо Л. Торрес 3 октября 1606 г. лишь видел в отдалении берег Австралии — на четыре с лишним месяца позже высадки голландцев на побережье материка.

    Через 10 лет после Янца на пути к Батавии или от нее голландские капитаны стали открывать один за другим — в разное время и в разных районах — большие участки северного, западного и южного побережья Новой Голландии. Командир судна «Эндрахт» («Согласие», 800 т) Дирк Хартог, или Хартогсзон, следуя из Голландии на Яву по пути, рекомендованному X. Браувером, промедлил повернуть на север. В результате 25 октября 1616 г. у 25° 30' ю. ш. усмотрел какую-то пустынную плоскую землю. Высадившись на северном конце острова, как это выяснилось сразу же (о. Дерк-Хартог наших карт), голландцы установили столб и на прибитой к нему оловянной тарелке выгравировали дату открытия и имя капитана. Судовой журнал Хартога утерян, но из писем его современников можно восстановить дальнейший ход событий. Через два дня после высадки он пересек залив Шарк и, двигаясь к северу, обследовал по-прежнему плоский безлюдный берег между 25 и 22° ю. ш. на протяжении 300 км. Новооткрытую страну, вскоре получившую имя Земля Эндрахт, стали считать частью долго разыскиваемого Южного континента.

    Уже упоминавшийся нами X. К. ван Хиллегом. командуя яхтой «Зеволф» ( «Морской волк», 360 т), 11 мая 1618 г. бросил якорь в нескольких километрах от западноавстралийского берега, у 21°15' ю. ш., по его определению. «Это была плоская и низменная земля огромной протяженности, и с топ-мачты [судна] на севере и юге мы усмотрели другую землю, высокую и гористую... она [вполне] может принадлежать материку...».
    У Хиллегома, впрочем, оставались некоторые сомнения, хотя обилие морских водорослей и множество птиц убеждали в правильности предположения о близости континента. Скорее всего, он открыл часть побережья у Северо-Западного мыса Австралии. Обнаружил этот мыс 31 июля того же года командир корабля «Маврикий» Ленерт Якобсзон и эмиссар компании Биллем Янц, сообщивший о новом открытии. Полуостров, на которем находится мыс, они, правда, посчитали островом, высадились там и нашли человеческие следы.

    В конце декабря 1618 г. голландцы снарядили флотилию из 10 судов под командой Фредерика Хаутмана, поднявшего флаг на «Дордрехте». Где-то в Атлантике шторм рассеял корабли и лишь два - «Дордрехт» и «Амстердам» (капитан Мартен Корнелисзон) - не разлучались и вместе пересекли Индийский океан при мерно по 36° 30' ю. ш. Вечером 19 июля 1619 г. под 32° 20' ю ш. неожиданно возникла земля — западное побережье Австралии южнее современного города Перта. Утром выяснилось, что непрерывная береговая линия тянется к северу и югу. Несколько дней голландцы пытались произвести высадку, но сильный прибой срывал их планы. Потеряв надежду, они отошли от берега и двинулись на север, предполагая, что возможность высадиться представится дальше. Суда не следовали постоянно близ побережья, изрезанного небольшими бухтами, но время от времени моряки наблюдали берег и не смогли обнаружить каких-либо признаков человека. 29 июля у 29° 30' ю. ш., по определению Хаутмана, они вновь подошли к низменной земле - высадке на этот раз помешала плохая погода; чуть севернее, у 28°46' ю. ш., голландцы открыли полосу рифов (скалы Хаутмен) и обошли их. 2 августа у 27° 40' ю. ш. они вновь коснулись земли, протягивающейся далеко к северу. Все единогласно решили, что это побережье, уже посещавшееся командой «Эндрахта», и то, которое они проследили с перерывами, представляют собой «единый непрерывный материковый берег». С 1627 г. он получил название Земли Эдела, в честь высокопоставленного чиновника компании Якоба Эдела, правильнее Дедела, находившегося на борту «Амстердама». 19 августа оба корабля прибыли на Яву.

    В марте 1622 г. неизвестный голландский капитан судна «Левин» («Львица», 400 т) обнаружил юго-западный выступ Австралии (мыс Левин, у 34° 30' ю. ш.), небольшой отрезок низменного побережья с дюнами севернее и южнее его и гирлянду прибрежных островков. Моряки выяснили также, что берег к югу от мыса имеет юго-восточное направление. Открытие Ф. Хаутмана продолжил Клаас Херманс, капитан 700-тонного «Лейдена». 21 июля 1623 г., следуя от мыса Доброй Надежды, путем Браувера, он подошел к западному берегу Австралии у 27° ю. ш. и за 10 дней под парусами или дрейфуя проследил побережье материка к северу до 25°30' ю. ш. Голландцы видели то «холмистую страну с большими бухтами... [то] плоскую... с дюнами... [а севернее) с многочисленными красноватыми скалами».
    27 июля на борту появился ребенок — первый европеец, родившийся у берегов «зеленого» континента.

    После того как английский корабль «Трайэл» (капитан Джон Брук) 25 мая 1622 г. потерпел крушение на рифах близ о-вов Монте-Белло и Барроу (у 20° 30' ю. ш. и 115° 30' в. д.), директора Нидерландской Ост-Индской компании поняли, какая опасность грозит их судам из-за того, что воды Индийского океана у берегов Западной Австралии так мало известны. Решено было изучить полосу океана к югу от Явы, примерно до 50° ю. ш., но предварительно проследить южный берег Новой Гвинеи и обследовать акваторию к востоку от обнаруженной В. Янцем гирлянды островков и «страшных» рифов.

    Для этой цели из Батавии в начале 1623 г. направилась экспедиция Яна Карстенса на двух небольших судах «Пера» и «Арнхем». (Судовой журнал Карстенса и некоторые карты экспедиции сохранились.) С 9 февраля 1623 г. голландцы медленно продвигались на восток от меридиана о-вов Ару (134°30' в. д.) вдоль южного берега Новой Гвинеи, обычно укутанного туманами.

    Ранним ясным утром 16 февраля за низменным берегом в глубине земли Карстенс увидел «очень большой горный хребет, во многих местах белый от снега». Он посчитал «немного странным обнаружить снег на горах так близко к линии экватора». Через пять дней во время высадки — Карстенс направил за водой 16 человек — при стычке с папуасами были убиты девять моряков и капитан «Арнхема», остальные ранены; команду на этом судне принял юный способный Виллем ван Колстер. 20 марта Карстенс достиг юго-западной оконечности Новой Гвинеи, точнее о. Колепом, и назвал ее мысом Валс.

    Дальнейшее плавание у побережья проходило в очень плохую погоду. У 9° 06' ю. ш. 28 марта для исследования берега, протягивающегося на восток-северо-восток, в четырехдневный поход он отправил шлюпку с главным штурманом экспедиции Арентом Мартенсом Леувом и 12 матросами. На следующий день тот вернулся; по его наблюдению море к востоку становится все мельче, а в отдалении видна земля, «пустынная и безлюдная с уродливыми... деревьями». Карстенс ошибочно посчитал, что они находятся в мелком заливе, и назвал его «Сухой бухтой».

    В начале апреля голландцы едва не потерпели крушение у огромного кораллового рифа и отошли в открытое море. Землю они снова увидели 12 апреля на 11° 45' ю. ш. Две недели они шли на юг вдоль этой земли до 17° ю. ш. (западный берег п-ова Кейп-Йорк), открыв около 400 км побережья и несколько раз высаживаясь на сушу — в устьях рек и в бухтах. Карстенс характеризовал — вряд ли справедливо — этот плоский и низменный берег как «самый бесплодный на Земле», а его обитателей как «самых бедных и жалких людей» — одного из них он захватил и доставил на Яву. Нехватка пресной воды и потеря «Пера» мореходных качеств вынудили Карстенса 24 апреля у 17°08' ю. ш. повернуть на север. Тем же путем он добрался до Молукк.

    Колстер на «Арнхеме» прошел еще немного дальше к югу, до того пункта, где побережье повернуло на запад, т. е., видимо, до вершины залива Карпентария. Обратно он двинулся, воспользовавшись попутным юго-восточным муссоном, прямо на северо-запад и, судя по сохранившейся копии его карты, между 13 и 11° ю. ш. в апреле — мае открыл какой-то берег с «Мысом плохой погоды» и группу островков — это были северо-восточный выступ австралийской земли, позднее в честь его судна названные п-овом Арнемленд и мысом Арнем, а также о-ва Уэссел.

    Итак, в 1627 г. голландцы имели довольно верное, хотя и несколько фрагментарное представление о западном побережье Австралии, очень слабое — о ее северных берегах и совсем никакого — о восточном и южном. В конце января 1627 г. к мысу Левин (Луин) подошел направлявшийся из Голландии на Яву корабль «Гулден Зепард» (400 т) под командой капитана Франса Тейсена. Не выяснено, почему он решил идти на восток: от уже известного пункта у 116° в. д. 26 января судно двинулось вдоль слабо изрезанного побережья и, дойдя до группы островков у 133° 30' в. д., вернулось обратно к мысу Левин, а 10 апреля прибыло на Яву, потеряв в пути 28 человек из 220. Открытый Тейсеном южный берег Австралии длиной около 2 тыс. км был назван Землей Нейтса, в честь участника экспедиции Питера Нейтса, одного из высших чинов Ост-Индской компании, а островки — архипелагом Нейтса (на наших картах Ньютс). Заслуги Тойсена перед географией тоже не забыты: его имя носит крошечный клочок земли в том же архипелаге — о. Сент-Франсис. Пионерское плавание у южного побережья, несомненно, сопровождалось съемкой: на карте Герритца 1628 г. четко видна дуга Большого Австралийского залива и многочисленные островки у его западного «входа» — архипелаг Решерш (между 121°30' и 23°30' в. д.).

    В январе 1628 г. капитан Геррит Фредериксзон Де Витт, следовавший из Батавии на родину, был отброшен сильным северо-западным ветром на юго-восток, к «пустынному и отвратительному берету» у 20°30' ю. ш. и 118°30' в. д., где его судно «Виана» (400 т) село на мель. Вскоре корабль вновь был на плаву — пришлось выбросить за борт добрую часть груза, и Де Витт, иногда встречая «зеленые луга с дикими черными варварами», проследил побережье к юго-западу почти на 400 км.

    Небольшой пробел в представлениях о береговой линии Западной Австралии оставался между 28° 30' и 27° ю. ш. Заполнить его - по волt несчастного случая — удалось голландскому капитану Франсу Пелсерту, командующему небольшой флотилией, направленной на Яву. Он поднял флаг на «Батавии». У мыса Доброй Надежды между Пелсартом и командиром корабля, большим любителем спиртного, на этой почве возникла ссора. Взаимоотношения обострились еще больше после того, как шторм разбросал суда, и «Батавия» в одиночестве продолжала путь на восток. 4 июня 1629 г. по вине командира (Пелсерт был болен) корабль потерпел крушение среди скал Хаутмена (у 28° 30' ю. ш.). Большинство членов команды и пассажиров спаслось и добралось до безжизненных островков неподалеку.

    Пелсерт понимал, что голод и жажда скоро и весьма решительно заявят о себе, так как продовольствия и питьевой воды здесь просто нет, а захваченного с собой, увы, очень мало, особенно воды. 9 июня на шлюпке он прошел до большой земли, выглядевшей скалистой и неприветливой, и безуспешно пытался высадиться. Стараясь найти удобное место для выхода на сушу, моряки двигались на север вдоль побережья. Наконец, 14 июня такая возможность представилась, но береговая партия тщетно разыскивала источники воды — нигде не попадалось даже ее следа: в этом районе дожди не выпадают неделями.

    Страна была совершенно голой и плоской, участками слабохолмистой, довольно часто попадались высокие муравейники, а однажды голландцы увидели кенгуру и дали его первое описание. В напрасных поисках воды они достигли Северо-Западного мыса (у 22° ю. ш.), проследив около 250 км неизвестного ранее побережья. И тогда Пелсерт решил идти на Яву, куда благополучно прибыл 7 июля. Уже через неделю на пинассе он вновь вышел в море.

    Между тем на скалах разыгралась кровавая трагедия: власть на «Батавии» захватил Иеремия Корнелис, второй помощник капитана, намеревавшийся снять судно с рифов и уйти пиратствовать в Индийский океан. Под благовидным предлогом — поиски воды и пищи — он отправил на самый крупный островок большую группу моряков, сторонников Пелсерта, рассчитывая на их гибель. Затем Корнелис и его единомышленники убили половину из 250 оставшихся в живых, включая женщин и детей. Для уничтожения отправленных моряков Корнелис со своими потенциальными пиратами высадились на островок, но были разгромлены, а уцелевшие захвачены в плен. 17 сентября к островку прибыл Пелсерт и повесил Корнелиса и пятерых его сообщников на рее; двоих высадили на материк, снабдив оружием и припасами, но никто больше ничего не слышал о них. 5 декабря 1629 г. Пелсарт привел пинассу на Яву, где большинство мятежников было повешено, остальных после пыток наказали плетьми. Опубликованный отчет о трагической судьбе команды «Батавии» вскоре стал бестселлером — книгой, пользующейся огромным успехом.

    Для исследования неизвестных островов к юго-востоку и Южной земли, а также для выяснения возможности торговли с их населением 17 апреля 1636 г. от о-вов Банда (Молукки) отплыли две пинассы Геррита Томасзона Пола. Через неделю суда подошли к Новой Гвинее и проследовали на юго-восток, но уже 29 апреля Пол, отправившийся в рекогносцировочный маршрут, был убит. Команду принял купец Питер Питерсзон (Питерс). После гибели Пола голландцы продвинулись к юго-востоку вдоль берега до 5° 42' ю. ш., причем, как и Карстенс, видели высокие горы, а 6 мая, оставив Новую Гвинею, коснулись о-вов Ару и Кай и повернули на юг. 13 июня у 11° ю. ш. показалась низменная, слабо всхолмленная земля, а западнее — другая, скалистая и окаймленная рифами. Питерс прошел вдоль новооткрытых «земель» — п-ова Кобург и о. Мелвилл (северное побережье п-ова Арнемленд) — и у северо-западной оконечности острова (мыс Ван-Димен наших карт) из-за сильных ветров 21 июня повернул на север. Исследовав по пути о-ва Танимбар (8° с. ш., 131° в. д.), 20 июля пинассы прибыли к о-вам Банда.

    Итак, голландцы к началу 40-х гг. XVII в. знали и, хоть неточно, нанесли на карты следующие части Австралии: на севере — западный берег п-ова Кейп-Йорк и выступ Арнемленда, весь западный берег материка и западную половину его южного побережья. Однако Новая Голландия в их глазах представляла собой не отдельный континент, а гигантский выступ еще не исследованного Южного материка, заполнявшего южное полушарие, — выступ, который протягивался от Новой Гвинеи до берега, открытого Тейсеном.

     

     

    Первая экспедиция Тасмана:
    открытие Вандименовой Земли, Новой Зеландии
    и островов тропической Океании



    Все открытия голландцев на западных и южных берегах предполагаемой Южной земли были случайными и фрагментарными, оставив без ответа многие вопросы относительно ее размера и формы, а также коммерческой значимости. Для их разрешения в 1642 г. Ван-Димен направил из Батавии на о. Маврикий небольшую экспедицию (110 человек) на двух судах "Хемскерк" (120 т) и «Зехан» ("Тригла"), поставив во главе ее Абела Тасмана, который после экспедиции М. Кваста зарекомендовал себя как выдающийся мореход. От Маврикия Тасман должен был попытаться на возможно более высоких широтах обнаружить Южный материк, обогнуть с юга Новую Голландию, через цепь Соломоновых о-вов вернуться в Батавию, а кроме того, разведать наиболее удобный путь от Индии к Чили и исследовать богатства тех стран Южного материка, которые он посетит. Эту инструкцию разработал опытный гидрограф Франс Якобсзон Вискер, назначенный главным штурманом экспедиции. И он, и Тасман пошли на «Хемскерке»; на «Зехане» ответcтвенным за груз и картографом был Исаак Гилземанс. 8 октября 1642 г, Тасман отплыл от о. Маврикий на юг, а затем шел на восток, держась в полосе между 44—49° ю. ш. и борясь с западными штормовыми ветрами и снежными шквалами. Он, конечно, не встретил никакого материка и 19 ноября решил, что продвинулся восточное пункта, до которого доходил Тейсен.

    Тогда Тасман повернул на северо-восток и 24 ноября при ясной погоде открыл у 42° 25' ю. ш. высокий берег, названный им Вандименовой Землей (теперь Тасмания). (Справедливости ради укажем, что первой Тасманию усмотрела команда "Зехана", что подтверждается записью на старейшей карте острова, составленной И. Гилземансом). Плохая погода помешала голландцам высадиться, и они двинулись вдоль южного выступа новооткрытой земли, обнаружив несколько прибрежных островков. 29 ноября за выступом Тасман нашел большой залив (Сторм), а 2 декабря, обойдя полуостров, носящий ныне его имя, направил на берег вооруженную группу моряков во главе с Ф. Вискером для пополнения запасов воды и продуктов. Их удивила высота и мощь деревьев с ароматной смолой — европейцы впервые познакомились с эвкалиптами. После второй высадки голландцы двинулись на север и положили на карту несколько прибрежных островков. 5 декабря Тасман достиг 42°30' ю. ш., проследив около 700 км береговой линии новооткрытой земли, и обнаружил, что она протягивается далее к северо-западу. В связи с тем что ветер постоянно дул с запада и северо-запада, Тасман решил продолжить плавание на восток. Он не знал, остров ли он открыл или южный полуостров Новой Голландии; и Вандименова Земля считалась полуостровом еще более полутора столетий, пока не был пройден Бассов пролив.

    После девятидневного плавания в восточном направлении через акваторию, позже названную
    Тасмановым морем, 13 декабря 1642 г. у 42° 10' ю. ш. голландцы увидели высокую землю — Южные Альпы Южного острова Новой Зеландии. Подойдя ближе к берегу, суда повернули на северо-восток, обогнули мыс Фаулуинд и косу Фэруэлл-Спит и, проследив со съемкой около 600 км побережья, 18 декабря вошли в удобную бухту у 40° 40' ю. ш. Здесь произошла первая встреча с маори — народом, населяющим оба острова Новой Зеландии. Они убили трех матросов-голландцев, по утверждению Тасмана, без малейшего повода. Он окрестил эту гавань «бухтой Убийц»—теперь она называется Голден-Бей, т. е. «Золотая».

    20 и 21 декабря суда крейсировали в акватории между Южным и Северным островами Новой Зеландии; Тасман присвоил ей имя «бухта Зехан», хотя сам же отметил прилив, шедший с юго-востока, и высказал верное предположение о существовании там морского прохода. Разделяя его мнение, Ф. Вискер показал на карте предполагаемый пролив, где ему и надлежало быть (пролив Кука). Следующие четыре дня корабли пережидали плохую погоду в заливе, расположенном к юго-востоку от «бухты Убийц»,— ныне он носит имя Тасмана. 25 декабря голландцы двинулись оттуда на север, не теряя берега из виду и ведя съемку: на карте Ф. Вискера нанесена непрерывная береговая линия — западный берег о. Северный — на протяжении около 1 000 км. 4 января 1643 г. Тасман достиг северной оконечности этой земли и назвал ее мысом Марии Ван-Димен (34°30' ю. ш.). 5 января он прошел между этим мысом и о-вами «Трех Королей» (Три-Кингс, на 34° ю. ш.) из Тасманова моря в океан. Открытое им побережье Новой Зеландии длиной 1600 км он принял за западный выступ Южного материка.

    Тасман взял курс на северо-восток, отыскивая «Кокосовые острова», посещенные Ле-Мером и Схаутеном, но, не дойдя до них, 12 января — 1 февраля 1643 г. открыл о-ва Тонга (иначе «Дружбы»), в том числе 21 января крупнейший Тонгатапу. Там голландцы получили от полинезийцев в изобилии свежие продукты и воду. Оттуда 2 февраля Тасман повернул на северо-запад, на Яву. Не задерживаясь нигде долго, он прошел между 19—16° ю. ш. через бесчисленный «рой» рифов, атоллов, небольших островов и между 5—8 февраля открыл восточную группу Фиджи, в том числе Тавеуни и вторую по величине землю всего архипелага гористый о. Вануа-Леву. Он видел также и главный остров —тоже гористый Вити-Леву (показан на его карте). За этим архипелагом Тасман, достигнув 5° ю. ш., повернул прямо на запад. Плавание проходило «под знаком» затяжных дождей и штормов, изредка сменяющихся безветрием. Наконец, 16 марта появилось яркое солнце; шесть недель потребовалось Тасману на преодоление 2100 км. 22 марта он прошел близ Соломоновых о-вов, о которых мечтали и он, и Ван-Димен, и нанес на карту атолл Онтонг-Джава (у 159°30' в. д.).

    1 апреля Тасман подошел к юго-восточной части о. Новая Ирландия и через восемь дней обогнул ее и о. Лавонгай с севера, повторив открытие Ле-Мера и Схаутена. Он пересек в меридиональном направлений (близ 150° в. д.) Новогвинейское море и утром 13 апреля усмотрел гористый о. Новая Британия. Пять дней корабли шли на запад вдоль его северного побережья — голландцы посчитали все открытые ими острова за часть Новой Гвинеи, а ее — за часть материка. 18 и 19 апреля Тасман обнаружил несколько островков. в том числе о. Каркар (у 146° в. д.), а затем, проследив северный берег Новой Гвинеи в западном направлении на протяжении 1000 км, он прошел мористее п-ова Чендравасих, 24 мая обогнул о. Вайгео, принятый им за западную оконечность Новой Гвинеи, и через моря Серам и Яванское прибыл в Батавию 15 июня 1643 г.

    Великая экспедиция Тасмана «отодвинула» границы антарктического материка на 800 км к югу, ясно продемонстрировав, что он не существует за 45° ю. ш., и доказала, что Новая Голландия не только не является его частью, но даже и близко не подходит к нему. Но для современников Тасмана остался неразрешенным очень важный вопрос: что же такое представляет собой сама Новая Голландия: гигантский архипелаг или единый материк? И если материк, то каковы его очертания? Лишь в начале XIX в. стало очевидно, что во время плавания 1642—1643 гг. Тасман вообще ни в одном пункте не касался и даже близко не подходил к подлинной Австралии, что Вандименова Земля — это о. Тасмания, Новая Гвинея тоже остров, что одно из великих достижений Тасмана было великой ошибкой: его Новая Зеландия не часть Южного материка, а остров и притом не единый, а двойной.

     

    Вторая экспедиция Тасмана:
    Новая Голландия — единый материк



    Ван-Димен правильно оценил и великие достижения, и просчеты только что законченной экспедиции. И он распорядился снарядить три судна (111 человек команды) под общим начальством Тасмана. чтобы установить, единый ли материк Новая Голландия, а для этого проверить, нет ли у залива Карпентария проливов, ведущих на юг, к Вандименовой Земле, или на восток, в Коралловое море, т. е. не являются ли Новая Гвинея и Вандименова Земля островами. 29 января 1644 г. маленькая флотилия Тасмана, поднявшего флаг на яхте «Лиммен» (120 т), вышла из Батавии в восточном направлении. Об этой экспедиции сохранилось лишь письмо Ван-Димепа директорам Нидерландской Ост-Индской компании с кратким изложением результатов плавания. Карта, составленная А. Тасманом и его главным штурманом Ф. Вискером, не дошла до нас. Сохранился лишь чертеж, выполненный около 1695 г., автор которого, вне сомнения, пользовался им. Из этого чертежа — наиболее важного документа, освещающего голландские открытия Австралии, видно, что суда Тасмана провели непрерывную съемку южного берега Новой Гвинеи на протяжении 750 км от 7 до 9° ю.ш. и завершили открытие залива Карпентария, обойдя его восточный и впервые южный и западный берега. Оба опытных моряк не заметили входа в Торресов пролив, вероятно, из-за преграждающего его барьера коралловых рифов. Все побережье залива Карпентария показано непрерывной линией: экспедиция доказала, следовательно, что из него нет никакого прохода на юг, к Большому Австралийскому заливу и Вандименовой Земле.

    У юго-западного берега залива Карпентария имеется надпись: «пресная вода» — устье крупной р. Ропер; маленькая бухта, куда она впадает, носит имя судна Тасмана - Лиммен-Байт. У северо-западного берега нанесен вновь открытый Гроте-Эйландт («Большой остров» —на наших картах Грут-Айленд, в английской транскрипции). Тасман и Вискер проследили и нанесли на точную для того времени карту побережье Северной и Западной Австралии на огромном протяжении — приблизительно от пункта на 12° ю. ш., 137° в. д. до 23° 45' ю. ш., 113° 30' в. д. А всего с заливом Карпентария эта экспедиция, которую ряд авторов называл неудачной, засняла около 5,5 тыс. км, из них открыла 3,5 тыс. км и доказала, что все «земли», обнаруженные голландцами (кроме Вандименовой Земли), являются частями единого материка — Новой Голландии. Тасман и Вискер выявили, но не окрестили несколько бухт и большой залив Жозеф-Бонапарт, открыли и назвали залив Ван-Димен — в результате на карте четко вырисовался крупный полуостров (Арнемленд). Не обошлось, естественно, без ошибок. Значительная часть прибрежных островов в заливе Карпентария, например о-ва Уэлсли, и у северного побережья (о. Мелвилл) были приняты за полуострова. 4 августа 1644 г. Тасман вернулся в Батавию.

     

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru