Rambler's Top100

исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • мороружие
  • новости флота
  • моравиация
  • кают-компания

  • История географических открытий


     

     

    Америго Веспуччи

    и происхождение названия "Америка"

     


     

     

    Два письма Веспуччи



    Америго Веспуччи родился 9 марта 1454 г. во Флоренции в семье нотариуса. Он поступил на службу в родном городке к флорентийским банкирам Медичи и мирно жил почти до 40-летнего возраста. В 1492 г. Америго, вероятно, по распоряжению Медичи перебрался в Севилью, где жил до 1499 г., и на средства, полученные через него, Охеда организовал в этом году экспедицию к Жемчужному берегу. Несомненно, что Веспуччи плавал в 1499—1500 гг. под начальством Охеды. Не позднее 1501 г. он перешел на службу в Португалию и до 1502 г. плавал на португальских кораблях у берегов Нового Света. Затем снова переехал в Испанию и в 150о г. был принят в кастильское подданство «за услуги, которые он оказал и еще окажет кастильской короне». В 1508 г. он был назначен на только что учрежденную должность главного пилота Кастилии (Главный пилот экзаменовал кандидатов на должность штурманов и выдавал им патенты (дипломы), следил за составлением глобусов и морских карт, составлял секретную сводную карту по материалам, привозимым из Западной Индии) и занимал ее до смерти (22 февраля 1512 г.).
     

    Америго Веспуччи


    Веспуччи не был начальником ни одной экспедиции или хотя бы капитаном какого-либо испанского или португальского корабля. Неизвестно, за одним исключением (по словам Лас Касаса, в экспедиции Охеды 1499—1500 гг. Веспуччи был «одним из штурманов... весьма опытным в мореходстве и сведущим в космографии»), какие обязанности он выполнял, плавая к берегам Нового Света. Только в двух случаях точно установлено, под чьим начальством он находился. Большинство историков сомневается, действительно ли он совершил некоторые плавания, о которых сам рассказывал.

    Как же случилось, что в честь Америго назван двойной западный материк?

    Мировая слава Веспуччи основана на двух сомнительных письмах, составленных в 1503 и 1504 гг., переведенных вскоре на ряд языков и опубликованных тогда же в нескольких странах. Оригиналы писем не дошли до нас. Первое письмо адресовано банкиру Лоренцо Пьеро Медичи. Веспуччи писал об одном плавании на португальской службе в 1501—1502 гг. Во втором письме (от 4 сентября 1504 г.), адресованном, видимо, знатному флорентийцу Пьеро Содерини, товарищу детства, Веспуччи описывал четыре плавания, в которых он будто бы участвовал с 1497 по 1504 г.: первые два на испанской службе, третье и четвертое — на португальской. О своей должности в первой экспедиции он писал, что был приглашен королем Фердинандом «помогать», во второй — обошел вопрос молчанием, в двух остальных — что был «под начальством капитанов». Веспуччи давал мало навигационных и географических сведений. Зато он живо и увлекательно с недюжинным литературным таланом описывал звездное небо южного полушария, природу открытых стран, внешний вид и быт индейцев. Интерес к новым открытиям в Европе был в то время очень велик, а отчеты мореплавателей за редким исключением не публиковались. Поэтому красочный рассказ флорентийца об его «четырех» плаваниях у западных берегов Атлантического океана имел исключительный успех.



    «Первое» плавание Веспуччи

     

    О "первом" плавании Веспуччи сообщал, что он отплыл в мае из Кадиса. Флотилия (четыре корабля) достигла Канарских о-вов, где простояла 8 дней. Через 27—37 дней (по разным вариантам) открылась земля примерно в 4,5 тыс. км к западу-юго-западу от Канарских о-вов. Веспуччи указал и координаты земли, соответствующей берегу Центральной Америки у залива Гондурас, если он умел правильно определять долготу. Однако это совершенно невероятно: в единственном случае, когда его можно проверить, ошибается на 19°!
    На новооткрытой земле Веспуччи видел «город над водой, подобно Венеции» — 44 деревянных дома, построенных на сваях. Дома общались посредством подъемных мостов. Жители были стройные люди, среднего роста, «с красноватой кожей, вроде львиной». Испанцы захватили после боя несколько человек и отплыли в страну, расположенную у 23° с. ш. Покинув ее, испанцы направились на северо-запад, затем прошли вдоль извилистого берега 4—5 тыс. км, то высаживались на сушу и выменивали безделушки на золото, пока в июле 1498 г. не достигли «самой лучшей гавани в мире».

    За все время испанцы раздобыли лишь немного золота. Ремонт судов отнял месяц; индейцы, жившие близ гавани, очень подружились с испанцами, просили помощи против людоедов, совершавших набеги на их страну, и пошли за ними к
    «островам людоедов». Через неделю, пройдя около 500 км, они высадились на остров, вступили в бой с толпой «людоедов» и захватили пленных. В Испанию экспедиция вернулась в октябре 1498 г. с 222 рабами, проданными в Кадисе.

    Большинство историков считает, что Веспуччи вообще не плавал к Западной Индии в 1497-1498 гг. Спорили только о том, намеренно ли сам он приписал себе первое посещение, т. о. открытие, нового материка в 1497 г., за год до третьей экспедиции Колумба, или так вышло помимо его воли? Два столетия почти все историки полагали, что Америго был сознательным обманщиком, стремившимся присвоить себе славу Колумба — открытие нового материка. Только в XIX в. Александр Гумбольдт сначала в «Критическом исследовании истории географии», а затем в «Космосе» сделал попытку реабилитировать Веспуччи. Доказательства Гумбольдта сводились к следующему:

    1. До 30-х гг. XVI в. не выдвигалось ни одного обвинения против флорентийца даже со стороны наследников Колумба и его друзей. 2. Нельзя ставить в вину Веспуччи противоречия, искажения фактов, ошибки и путаницу в датах его писем: он лично ничего не издавал и не мог следить за изданиями, выходившими за пределами Испании. 3. Процесс наследников Колумба против испанской короны должен был решить, на какие части Нового Света они имеют права в результате действительных открытий Колумба. Свидетелей в пользу короны искали во всех испанских портах, но на Веспуччи и не думали ссылаться, хотя ряд заграничных изданий уже приписывал ему славу открытия нового материка в 1497 г. И Гумбольдт подчеркивал, что отказ короны от самого важного свидетельского показания против Колумба необъясним, если Веспуччи действительно хвалился, что он посетил новый материк в 1497 г., и если в то время придавали значение «путаным датам и опечаткам» иностранных изданий его писем.

    В середине XIX в.
    бразильский историк Фридрих Адольф Варнхаген пошел дальше Гумбольдта в реабилитации Веспуччи. Гумбольдт старался доказать только, что Америго не был мошенником. Варнхаген же потратил часть жизни на доказательство того, что флорентиец плавал в 1494 — 1498 гг. у берегов нового материка и открыл почти все побережье Мексиканского залива до Флориды включительно. Рядом голословных утверждений, подтасовкой фактов, натянутыми допущениями Варнхаген и его последователи пытались доказать, что Веспуччи первый достиг на западе материка и что после возвращения в Европу он совершил до 1504 г. еще три заатлантических плавания. Вряд ли большая экспедиция, открывшая на западе Атлантики несколько тысяч километров береговой линии, могла пройти в Испании совершенно незамеченной. Всего вероятнее, что экспедиции 1497-1498 гг., описанной Веспуччи как его «первое» плавание, не было.

     

    «Второе» плавание Веспуччи



    Как мы отмечали в предыдущей главе , в конце июня 1499 г. в районе бухты Ояпок (у 51° з. д.) два корабля Веспуччи отделились от Охеды и бросили якорь невдалеке от берега. На нескольких лодках, в каждой по шесть человек, Веспуччи прошел вдоль побережья в надежде найти место для высадки. Он был поражен пышностью тропического леса — густотой и высотой деревьев, их благоуханием. Потратив день на напрасные поиски, Веспуччи вернулся к кораблям и двинулся на юго-восток: он считал, что находится у берегов Азии, и хотел достичь ее самого юго-восточного пункта. 2 июля, т. е. раньше В. Пинсона, испанцы обнаружили две огромные реки: одна шириной около 30 км текла с запада (
    Амазонка), другая — с юга (Пара). Вода в океане в 45 км от побережья была пресной, и моряки наполнили ею бочонки.

    Веспуччи вновь оставил корабли и с 20 спутниками, захватив на четыре дня провизии, на лодках вошел в одну из рек и поднялся почти на 100 км против течения. Многочисленные попытки высадиться оказались безуспешными — густой лес на низменных берегах был непреодолимым препятствием. Испанцы убедились, что страна обитаема, Веспуччи отметил множество птиц с причудливыми особенностями (например,
    тукан) и оперением. Их мелодичное пение и ароматы леса создавали, по словам Веспуччи, полную иллюзию земного рая; реки кишели рыбой различных видов. После двухдневного плавания испанцы вернулись на корабли и 24 июля двинулись на восток-юго-восток, но из-за сильного встречного течения не смогли пройти более 250 км. Так было обнаружено Гвианское течение, ветвь Южного Пассатного, имеющего скорость более 3 км в час. Веспуччи считал, что находится у 6° ю. ш., но, скорее всего он достиг бухты Туриасу, у 1°30' ю. ш. и 45° з. д., или бухты Сан-Маркус, у 2° ю. ш. и 44° з. д., открыв около 1200 км северо-восточного побережья Южной Америки. Выбравшись из Гвианского течения, он направился к северу, а затем к северо-западу я произвел высадку на о. Тринидад во главе небольшого отряда, причем широту острова он определил точно — 10° с. ш. Веспуччи характеризует индейцев как людей среднего роста, с желто-коричневой кожей, полностью обнаженных; их вооружение состоит из лука и стрел. Они практикуют каннибализм, но едят лишь своих врагов с других островов. Индейцы гостеприимно встретили испанцев и, отведя в деревню в 10 км от берега, снабдили продовольствием. На другой день Веспуччи посетил еще несколько деревень на южном берегу Тринидада. С Охедой он соединился восточное мыса Кодера: описывая плавание за этим мысом, Веспуччи говорит уже о четырех кораблях.

    Совместное плавание продолжалось до 1 сентября: у мыса Ла-Вела экспедиция, видимо, разделилась — Охеда отправился к Эспаньоле, а Веспуччи, вероятно, продолжал обследование побережья к юго-западу. За две недели он достиг пункта, который на карте Ла Косы носит имя Св. Евфимии (16 сентября). Иными словами, Веспуччи проследил более 300 км береговой линии, примерно до 74°30' з. д., и уже оттуда повернул на север. Позже он писал, что на переход к Эспаньоле ему потребовалась неделя, а Охеде — пять дней. В Испанию оба вернулись в июне 1500 г.

     

    «Третье» плавание Веспуччи



    Мировую славу Веспуччи доставило его "третье» плавание", когда он в глазах современников
    «открыл Новый Свет». Америго участвовал тогда (в 1501—1502 гг.) в португальской экспедиции на трех кораблях. Ее начальником был Гонсалу Куэлью. Америго же исполнял в ней, вероятно, должность астронома. Экспедиция более пяти месяцев плавала у берегов Бразилии. Прибрежных индейцев Веспуччи характеризовал как свирепых людоедов. Он действовал на воображение читателей, не останавливаясь перед самой беззастенчивой выдумкой: «Все женщины у них общие, и у них нет ни королей, ни храмов, ни идолов, нет у них ни торговли, ни денег; они враждуют друг с другом и дерутся самым жестоким образом... Они также питаются человеческим мясом. Я видел негодяя, хваставшего... что он съел 300 человек. Я видел также город, где соленое человеческое мясо висело на кровлях домов... как у нас в кухнях... висят связки колбас. Они были удивлены, когда узнали, что мы не едим наших врагов, мясо которых, по их словам, очень аппетитно, отличается нежным запахом и удивительным вкусом». Америго с восторгом описывал природу новой страны — ее мягкий климат, огромные деревья с благоухающими цветами, ароматные травы.

    15 февраля 1502 г. корабли дошли якобы до 32° ю. ш.. Тут португальские офицеры единогласно поручили Веспуччи руководство всей экспедицией. Тогда он оставил побережье и пересек океан в юго-восточном направлении. Дни становились все короче и короче: в начале апреля ночь продолжалась 15 часов. Корабли, по определению Веспуччи, достигли 52° ю. ш. Во время четырехдневной бури показалась какая-то земля. Португальцы прошли вдоль ее берега около 100 км, но не смогли высадиться из-за тумана и метели. Наступила зима, и моряки повернули на север, а через 33 дня достигли Сьерра-Леоне. Там один обветшалый корабль был сожжен, два других вернулись на родину в сентябре 1502 г.

    Итак, помимо участия в новых открытиях берегов Бразилии, Веспуччи приписывал себе руководство первым плаванием в антарктических водах. К сожалению, об этом известно только из писем самого Веспуччи, вызывающих большие сомнения. Как, например, случилось, что португальские капитаны при живом начальнике единогласно предоставили руководство экспедицией иностранцу без определенного положения? С какой целью они направились в южную часть Атлантики? Какой земли у 52° ю. ш. достигли — не Южной ли Георгии? Каким образом утомленный экипаж на обветшалых судах прошел за 33 дня на север около 7 тыс. км? Но современники Веспуччи не тревожили себя такими вопросами. Перед ними действительно открылся новый мир. Америго в письме к Медичи заявляет: «Страны эти следует назвать Новым Светом... Большинство древних авторов говорит, что и к югу от экватора нет материка... с ли некоторые из них и признавали существование там материка, но они не считали его обитаемым. Но мое последнее плавание доказало, что их мнение ошибочно... так как в южных областях я нашел материк, более плотно населенный людьми и животными, чем наша Европа, Азия и Африка, и, кроме того, климат более умеренный и приятный, чем в какой-либо из известных нам стран...»

     

    Происхождение названия «Америка»



    В г. Сен-Дье, в Лотарингии, в начале XVI р. возник географический кружок, в который входило несколько молодых ученых. Один из них — Мартин Вальдземюллер — написал небольшое
    сочинение «Введение в космографию», изданное в 1507 г. вместе с двумя письмами Веспуччи (в латинском переводе). В этой книжке впервые встречается название Америка. Указав, что древние делили обитаемую землю на три части — Европу, Азию и Африку, которые получили свои названия от женщин», Вальдземюллер писал:
    "Но теперь... открыта четвертая часть Америго Веспуччи... и я не вижу, почему, кто и по какому праву мог бы запретить назвать эту часть света страной Америго или Америкой". Вальдземюллер вовсе не хотел этим заявлением умалить славу
    Колумба. Для географов начала XVI в. Колумб и Веспуччи открывали новые земли в различных частях света. Колумб только шире исследовал Старый Свет — тропическую Восточную Азию. Напротив, Веспуччи «открыл четвертую часть света» — Новый Свет, неизвестный древним континент, который простирается по обе стороны экватора, как и Африка. Географический кружок в Сен-Дье воспринял письма Америго как известие об открытии нового материка. Но если он открыт, то нужно дать ему имя, «окрестить», и работу Вальдземюллера можно рассматривать как «свидетельство о крещении» Южной Америки.

    К своему труду, выдержавшему несколько изданий, Вальдземюллер приложил составленную им карту, впервые изображавшую Землю в виде двух — восточного и западного — полушарий. Но не этот замечательный новаторский прием был главной особенностью его чертежа. В западном полушарии он показал соединенные  перешейком сравнительно небольшую северную землю и значительную южную (названную «Неведомой землей» и "Америкой"). Их западные неизвестные берега он нанес условно прямыми линиями. За ними изображен океан, простирающийся от Северного полярного круга до 40° ю. ш. В 10° западнее символического берега помещен о. Джипанго (Япония). Следовательно, новый двойной континент представлен не как часть Азии, а как преграда для ее достижения. Чтобы преодолеть ее, нужно, очевидно, обойти Новый Свет на севере у 60° с. ш., первое картографическое указание на Северо-Западный проход из Атлантического в «Восточный океан». Эта карта - результат гениальной догадки или счастливой небрежности лотарингского картографа и географа — вряд ли повлияла на картографию того времени.

    Другие картографы оказались осторожнее М. Вальдземюллера. На карте мира голландца Иохана Рёйса (1508 г.) перешеек и надпись «Америка» отсутствуют — недавно открытый южный континент наречен «Землей Святого Креста или НОвым Светом". Изображение двойного материка с названием «Неведомая земля» для южной части вновь появляется на карте поляка Яна Стобнички, вышедшей в 1512 г. в Кракове и представляющей собой копию работы М. Вальдземюллера. На глобусе немецкого картографа Йоханнеса Шёнера 1515 г. перешеек опять исчезает: земля Париас, открытая в 1498 г. Колумбом, показана как большой остров, отделенный проливом на западе от Японии, а на юге от континента треугольной формы, снова названного Америкой, которая, в свою очередь, отделена на юге проливом от фантастической антарктической земли — страны Бразилии. Почти одновременно с глобусом появляются карты, где суша примерно с теми же очертаниями, что у Шёнера, носит имя Америка. Число таких карт к 20-м гг. все умножалось, но у всех была общая черта: Америкой называется только южный материк.

    Представление о том, что земли к северу от Карибского моря составляют части особого континента, тоже «нового», тоже «неизвестного древним», возникло позднее, в связи с плаваниями 10—20-х гг. XVI в. Изображения двойного материка, основанные на действительных открытиях, появляются только после плавания Джованни Верраццано (см. ниже). Первым, кто распространил название «Америка» на северный континент, был
    фламандский картограф Гергард Меркатор. На карте 1538 г. он пишет на южном материке «южная часть Америки», на северном — «северная часть Америки». А в 1541 г. он разделил слово «Америка» на две части: «Аме» он написал на северном континенте, «рика» —- на южном.

    Со второй половины XVI в. название «Америка» утверждается за обоими материками на многих глобусах и картах, кроме испанских, — слава Веспуччи распространяется все шире, а о Колумбе начинают забывать. Только испанцы и итальянцы, правда не все, продолжают писать «Индии», «Западная Индия», «Новый Свет» и т. д. Несправедливость нового названия вызвала естественную реакцию. Сам Шёнор после 1515 г. выдвигал против Веспуччи обвинение в сознательном подлоге. Ту же мысль высказывал Лас Касас
    во «Всеобщей истории Индий». «Похвала и горькие порицания перемешаны в этом сочинении... ненависть и подозрение в подлоге усиливаются по мере того, как все более и более распространяется слава флорентийского морехода... — писал А. Гумбольдт. - Что касается имени великого континента... то [это] памятник человеческой несправедливости. Вполне естественно... приписать причину такой несправедливости тому, кто казался в этом наиболее заинтересованным. Но изучением документов доказано, что ни один определенный факт не подтверждает этого предположения. Название «Америка» появилось в отдаленной [от Испании] стране благодаря стечению обстоятельств, которые устраняют всякое подозрение против Америго Веспуччи... Стечение счастливых обстоятельств дало ему славу, и эта слава в течение трех веков ложилась тяжким грузом на его память, так как давала повод к тому, чтобы чернить его характер. Такое положение очень редко в истории человеческих несчастий. Это пример позора, растущего вместе с известностью».

     

     








    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru