фл.семафором слава флоту
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • мороружие
  • словарик
  • кают-компания



  •  

     

     

    Корабли - уроки для судостроителей

     

     

    Монитор "Русалка"

     

     

     

     

     

     

                         Любой корабль — сложнейшее инженерное сооружение, при создании которого конструкторы должны выполнить множество противоречивых требований. Только путем хорошо обоснованных компромиссов, глубоко продуманного совмещения противоречивых требований можно создать судно, отвечающее назначению и в то же время надежное в эксплуатации.

    Практика показывает, что каждый раз, когда создатели корабля пытались отойти от этого принципа, усиливая одни качества корабля в ущерб другим, они обрекали

    корабль на гибель.

    Поучительна в этом отношении судьба английского броненосца Кептен. Автор проекта Колз хотел создать корабль с мощной артиллерией, мощным парусным

    вооружением, защищенный толстой броней, но ... с низким надводным бортом (чтобы сделать корабль малоуязвимым для неприятельских снарядов).

    Эти требования несовместимы: корабль с развитым парусным вооружением должен иметь либо высокий надводный борт, обеспечивающий значительный запас

    плавучести, либо низко расположенный центр тяжести (об этом мы подробно говорили в рассказе о корабле Васа). На броненосце Кептен тяжелая броня, орудийные башни, тяжелые мачты располагались в верхней части корпуса, что отрицательно повлияло на запас остойчивости. Высота надводного борта была менее 2 м, тогда как на близких по размерениям парусных кораблях высота надводного борта была, как правило, около 7 м.

    Главный корабельный инженер английского военно-морского флота Э. Рид отказался утвердить проект адмирала Колза, но у Колза было много влиятельных

    единомышленников, и броненосец был построен. Результат оказался трагическим: в 1870 г. при шквале броненосец Кептен опрокинулся и погиб, из 550 человек экипажа случайно спаслось только 17 моряков. Катастрофа произвела огромное впечатление, особенно на тех судостроителей, которые знали об отказе Э. Рида утвердить проект броненосца Кептен. Теперь к доводам Э. Рида отнеслись с очень большим вниманием все без исключения судостроители Англии.

    Э. Рид впервые в истории судостроения начал научные исследования условий обеспечения остойчивости — важнейшего мореходного качества корабля.

    В наше время судостроители всего мира при оценке остойчивости судов пользуются диаграммой Рида.

    В истории русского кораблестроения есть не менее яркий пример: создание корабля с высокими боевыми качествами, обеспеченными в ущерб мореходным качествам. Эта ошибка привела сначала к аварии, а затем к гибели корабля (авария на корабле послужила толчком к глубокому изучению важнейшего мореходного качества корабля — непотопляемости).

    Свой рассказ мы начнем с далеких событий гражданской войны в Америке (1861 —1865), возникшей в результате противоречий между капиталистическими Северными штатами и рабовладельческими Южными штатами. Во время этой войны в Северных штатах был построен корабль нового типа под названием Монитор (отсюда название броненосных кораблей этого типа).

    Монитор — это броненосный корабль, плавучая крепость. Чтобы корабль не был мишенью для противника, монитор обычно проектировали низкобортным: его палуба возвышалась над водой всего на 60 см. На палубе корабля была установлена вращающаяся башня, одетая в толстую броню, с двумя артиллерийскими орудиями. В носу располагалась бронированная рубка управления. В носу же находилась и дымовая труба, которую на время стрельбы убирали. Мачт на корабле этого типа не было.

    Проект первого монитора был разработан шведским инженером Эриксоном. Водоизмещение корабля составляло 1200 т, скорость 9 уз.

    Для тех условий, в которых монитор использовали во время гражданской войны в Америке, он был прекрасным кораблем: защищенный толстой броней, почти сливающийся с поверхностью воды, вооруженный мощной по тем временам артиллерией, он легче других кораблей мог пробраться в стан врага и в бою с превосходящими силами противника выходил победителем.

     

    Правда, у мониторов был серьезный недостаток: явно неудовлетворительная мореходность прежде всего из-за низкого надводного борта. Но театр военных действий в Америке был ограничен прибрежными водами, реками и озерами США, мореходность корабля нового типа испытаниям в открытом море не подвергалась. Вскоре о мониторе заговорили как о корабле, который помог Северным штатам победить в гражданской войне.

    Однако репутация мониторов значительно пострадала после того, как один из мониторов затонул из-за плохой мореходности. Чтобы возвратить утраченный престиж, инженер Эриксон спроектировал более крупный монитор с повышенной скоростью и несколько улучшенными мореходными качествами. Мореходность корабля для

    плавания в открытом море оставалась недостаточной.

     

    Один из построенных по этому проекту мониторов под названием Миантономо (водоизмещением 4000 т) совершил, главным образом в рекламных целях, переход через Атлантический океан. Капитан очень беспокоился о безопасности корабля во время этого рейса и принял все меры предосторожности: долго выжидал благоприятной погоды, тщательно следил, чтобы во время рейса все люки, двери и иллюминаторы были задраены.

    Об этих предосторожностях было известно немногим. Однако тот факт, что Миантономо благополучно пересек Атлантический океан и, целый и невредимый,пришел в Кронштадт, был общеизвестен. У многих кораблестроителей последние сомнения в целесообразности постройки мониторов отпали.

     

    После трансатлантического рейса Миантономо во многих европейских странах стали строить мониторы. Под давлением общественного мнения несколько мониторов было построено и для военно-морского флота России и среди них Русалка (спущенная на воду на заводе Митчеля в Петербурге 31 августа 1867 г.). Корабль был предназначен для защиты Кронштадта и Балтийского побережья.

    Главные размерения, м . . . . 62,9x12,8x3,3

    Водоизмещение, т........................... 1871

    Мощность главных двигателей,

                        л. с.................................................  705

                        Скорость, уз .................................. 9

                        Экипаж, чел.................................... 178

     

    Мореходность Русалки была недостаточной для плавания в открытом море на волнении, в частности из-за низкой высоты надводного борта.

    Над палубой монитора возвышались две орудийные башни: носовая и кормовая, между которыми располагалась дымовая труба. Под носовой башней находились бомбовой погреб и крюйт-камера; под кормовой башней — паровая машина. В корму от машинного отделения были расположены три крюйт-камеры, в нос от машинного

    отделения — угольные ямы, кочегарка и паровые котлы.

    Ко времени создания Русалки большое внимание стали уделять вопросам непотопляемости, на что имелись серьезные основания.

    При проектировании кораблей в период перехода от деревянного кораблестроения к железному возникло много новых сложнейших вопросов. Железные суда были

    намного прочнее и легче деревянных (ведь для того, чтобы обеспечить заданную прочность деревянного корабля, толщину деревянных бортов нередко доводили до полуметра!), но тонули железные суда значительно чаще, поскольку металлическая обшивка легко подвергалась повреждениям, а плавучесть железа, естественно, нельзя сравнить с плавучестью дерева.

    В связи с появлением новых средств поражения (мин, торпед, фугасных снарядов) корабли стали защищать тяжелой броней, что приводило к утяжелению корпуса и, как результат, — к увеличению осадки. Высота надводного борта уменьшалась, и это означало ухудшение мореходных качеств.

    Поэтому корпуса судов, особенно военных кораблей, стали разделять большим количеством продольных и поперечных переборок, чтобы ограничить распространение воды по корпусу в случае пробоины. По этой же причине стали предусматривать двойное дно. Корабли снабжали мощными водоотливными средствами, так как в этот период в кораблестроении было принято считать, что корабль теряет непотопляемость прежде всего из-за большого количества влившейся через пробоину воды.

    В полном соответствии с этими воззрениями была построена Русалка. Ее корпус разделили продольными и поперечными переборками на 25 водонепроницаемых

    отсеков; корабль снабдили паровыми помпами, способными откачать до 700 ведер воды в минуту.

    Корабль вошел в строй в 1868 г., а следующим летом произошло чрезвычайное происшествие.

     

    Практическая эскадра Балтийского флота под командованием адмирала Г. И. Бутакова находилась на учениях. Монитор Русалка в составе эскадры шел финскими шхерами. Выполняя несложный маневр, монитор слегка коснулся подводного камня. Внешне это было почти незаметно: корабль слегка приподнялся правым бортом и тут же опустился. Однако в результате толчка в одном из носовых отсеков появилась трещина, через которую в корпус хлынула вода.

    Напрасно матросы Русалки и других кораблей эскадры (которые быстро пришли на помощь) пытались откачать воду ручными помпами. Вода все прибывала, и, видимо, дело кончилось бы катастрофой, но, к счастью, монитор приткнулся носом к мели.

    Сто человек всю ночь, непрерывно меняясь, откачивали воду. Почему эту тяжелую работу должны были делать люди, если Русалка была оборудована паровыми помпами сравнительно высокой производительности? Но механические помпы могли откачивать воду только из машинного отделения, а из других отсеков не могли, и поэтому в сложившейся обстановке оказались совершенно бесполезными.

    Вся эскадра стояла около раненого корабля, чтобы вовремя снять с него находившихся на борту людей. И только убедившись, что положение стабилизировалось, в 12 ч следующего дня эскадра ушла, оставив при Русалке пароход Владимир. С Владимира передали на терпящий бедствие корабль парус, которым закрыли трещину в

    корпусе Русалки, после чего воду окончательно откачали и монитор своим ходом добрался до Гельсингфорса.

    На Русалке в этом злополучном походе находился молодой мичман С. О. Макаров, будущий известный ученый и прославленный вице-адмирал. С. О. Макарова очень заинтересовал вопрос, как броненосец новейшей конструкции, получивший небольшую пробоину (через которую в корпус вливалось не более 50 ведер воды в минуту), оказался на грани гибели, хотя корпус был разделен на многочисленные водонепроницаемые отсеки, а на борту находились мощные паровые помпы.

    С. О. Макаров тщательно изучил конструкцию Русалки, рассмотрел возможные случаи повреждения корабля и к новому для кораблестроителей выводу: при повреждении корабль теряет непотопляемость не столько из-за больших масс влившейся через пробоину воды, сколько из-за несимметричности затопления отсеков, что приводит к появлению опасного крена и дифферента. С.О. Макаров предложил удивительное средство борьбы за спасение судна: не откачивать воду из затопленного отсека, что далеко не всегда возможно (как это, например, было на Русалке), а искусственно затоплять симметрично расположенный отсек с противоположного борта.

    Это казалось лишенным логики: корабль в опасности, а предлагается еще вливать в него воду! Но молодой ученый установил, что поврежденный корабль опрокинется из-за несимметричного затопления отсеков гораздо раньше, чем погрузится в воду, исчерпав запас плавучести, т. е. корабль потеряет остойчивость раньше, чем будет исчерпан запас плавучести.

    Это открытие привело к следующему выводу: командир корабля должен иметь возможность управлять посадкой корабля, т. е. его углублением, креном и

    дифферентом. Следовательно, командир корабля должен четко знать, как изменится положение корпуса относительно поверхности воды при затоплении того или иного отсека или при затоплении нескольких отсеков сразу. С. О. Макаров создает знаменитые таблицы непотопляемости, которые можно сравнить с табло диспетчера: видя их перед собой, капитан или командир корабля может регулировать посадку корпуса, поддерживать горизонтальное положение относительно поверхности воды, известное под названием «на ровный киль».


    С. О. Макаров подчеркивал, что не менее важным условием обеспечения непотопляемости является герметичность отсеков: водонепроницаемыми должны быть не только переборки, но и палубы, ограничивающие отсек. Молодой ученый разработал конструктивные чертежи герметических крышек на палубные люки и горловины второго дна. Забегая вперед, отметим, что одной из причин гибели Русалки 23 года спустя было именно отсутствие герметических крышек, на необходимость использования которых указывал С. О. Макаров, изучив обстоятельства аварии монитора. С. О. Макаров даже привел результаты расчетов, которые показали, что при использовании герметических крышек в кормовое машинное отделение влилось бы в шёсть раз меньше воды, в камбуз — в восемь раз меньше.

    Молодой ученый разработал также схему водоотливной системы, которая позволяла бы использовать на судне любые помпы для осушения любого отсека, чтобы не повторилось положение, возникшее на Русалке, когда матросы надрывались, откачивая воду ручными помпами, а мощные паровые помпы было невозможно использовать.

    Изучив обстоятельства аварии Русалки, С. О. Макаров предложил снабдить все корабли постоянным пластырем четырехугольной формы, который в случае необходимости можно было бы накладывать на пробоину с наружной стороны корпуса. Через несколько лет после аварии на Русалке такими пластырями снабдили все корабли Балтийского флота.

    Свои исследования С. О. Макаров привел в статье (журнал «Морской сборник» за 1870 г.). За эту работу С. О. Макарову на четыре года раньше срока было присвоено очередное звание лейтенанта.

     

    Так, исследование аварии на мониторе Русалка положило начало научной деятельности С. О. Макарова в области теории корабля, а его работа «Броненосная лодка Русалка» явилась краеугольным камнем в науке о непотопляемости корабля.

    Позднее на Русалке были другие аварии, но в сентябре 1893 г. монитор находился в строю. Весной 1893 г. Русалку тщательно осмотрели корабельные инженеры

    Кронштадтского порта и пришли к выводу, что ее корпус годен к службе еще на 17 лет, двигатели — на 9 лет, котлы (их заменили в 1891 г.) — на 10 лет.

    Закончились летние стрельбы учебно-артиллерийского отряда, в который входила Русалка, переведенная в 1892 г. в класс броненосцев береговой обороны. Как всегда, во время летних стрельб этот отряд базировался на порт Ревель (Таллин), и в сентябре ему предстояло вернуться в Кронштадт.

    В состав отряда входили самые разные корабли: быстроходные и тихоходные, с хорошими мореходными качествами и с явно недостаточной мореходностью, и командир отряда контр-адмирал П. С. Бурачек приказал капитану II ранга В. X. Иенишу, командиру Русалки, сняться с якоря 7 сентября и в сопровождении канонерской лодки

    Туча идти в Гельсингфорс (Хельсинки), а оттуда шхерами следовать на соединение с отрядом в Биорке. Остальные корабли должны были выйти из Ревеля в Биорке на следующий день — 8 сентября.

    Решение контр-адмирала П. С. Бурачека было правильным: если бы Русалка сразу пошла на Кронштадт, ее основной путь лежал бы в открытой части Финского залива, а это было опасно из-за неблагоприятных гидрометеорологических условий и низких мореходных качеств корабля. Путь же от Ревеля до Гельсингфорса составлял всего 46 миль, из них в открытой части залива только 30 миль. Переход должен был занять только 6 ч, из них по открытому заливу — 4 ч, так что риск был сравнительно невелик.

    Просчет адмирала был в другом. Обычно в сентябре погода ухудшалась примерно с полудня и успокаивалась к вечеру. Поэтому Русалка и сопровождающий ее корабль должны были выйти на рассвете, часов в пять утра, чтобы к полудню добраться до Гельсингфорса. П. С. Бурачек же приказал кораблям сниматься с якоря в 8 ч утра, и

    командиры Русалки и Тучи не решились ослушаться своего начальника.

    В. X. Иениш договорился с командиром канонерской лодки, что Русалка, как менее быстроходный корабль, будет следовать в кильватере Тучи. Не прошло и часа со времени выхода из Ревеля, как ветер начал заметно свежеть, волнение усилилось, и к 12 ч над заливом свирепствовал 9-балльный шторм.

    Русалку сразу же начало заливать. Согласно инструкции, командир В. X. Иениш должен был немедленно закрыть люки верхней палубы герметическими крышками, которыми после опубликования упомянутой работы С. О. Макарова снабдили все корабли Балтийского флота. Герметические крышки забыли еще в Кронштадте.

    Когда после гибели Русалки начала работать следственная комиссия, эти крышки нашли в полном комплекте и совершенной исправности на складе в Кронштадте

    (обратите внимание, не в Ревеле, а именно в Кронштадте, т. е. все летние учения Русалка выходила в море с нарушением категорического приказа командования Балтийского флота!).

     

    Командир В. X. Иениш допустил еще одну ошибку, стоившую жизни ему и всей команде корабля. Увидев, насколько ухудшилась погода, и зная, что герметические крышки забыты, он должен был развернуть монитор на 16 румбов и вернуться в Ревель. Аналогичный случай в биографии корабля уже был: за 10 лет до описываемых событий в такой же осенний день 1883 г. монитор Русалка вышел из Ревеля и попал в неблагоприятную погоду. Тогда командир корабля капитан II ранга Дубровин принял решение возвратиться в порт, и все обошлось благополучно.

    Море бушевало. И без того тихоходный монитор шел черепашьей скоростью. Было пасмурно, моросил мелкий дождь, и вскоре Русалка потеряла из виду

    сопровождающую ее канонерскую лодку Туча. Как командир сопровождающего корабля, капитан II ранга Н. М. Лушков должен был уменьшить ход Тучи и дождаться Русалки, чтобы идти вместе в пределах прямой видимости, но командир Тучи этого не сделал. Впоследствии Н. М. Лушков объяснял следственной комиссии, что он не решился уменьшить скорость, опасаясь большой волны и появления рыскливости корабля. Командир Тучи бросил Русалку на произвол судьбы, не выполнив военного задания и нарушив высокие правила поведения русского моряка в тех случаях, когда товарищи в смертельной опасности (вспомним нравственные правила школы адмиралов Ф. Ушакова, М. П. Лазарева, П. Н. Нахимова).

     

    В 3 ч дня канонерская лодка Туча благополучно вошла в порт Гельсингфорс. Н. М. Лушков никому не сообщил, что оставил монитор в бедственном состоянии и вообще не информировал начальство о том, что Русалка вышла в море. Контр-адмирал П. С. Бурачек не поинтересовался, дошла ли Русалка до Гельсингфорса и почему она своевременно не присоединилась к основному отряду в Биорке.

    Только 9 сентября, через два дня после выхода монитора в свой последний поход рыбаки с острова Сандхамн и Кремарэ обнаружили выброшенные на берег разбитые шлюпки и спасательные пояса с надписью «Русалка».

    «Тогда заработала заржавленная машина императорских канцелярий, — пишет в своей повести «Черное море» Константин Паустовский. — Рыбаки донесли о разбитых шлюпках смотрителю маяка на острове. Смотритель донес гельсингфорскому полицмейстеру. Полицмейстер послал «отношение» командиру Гельсингфорсского порта. Командир порта уведомил морское министерство. Министерство запросило адмирала Бурачека. Бурачек запросил капитана Лушкова. Наконец, через три дня после явной гибели Русалки, когда об этом были напечатаны телеграммы в иностранных газетах, морской министр отдал приказ о поисках «исчезнувшего без вести» броненосца »(К. Паустовский. Соч., т. 2. М., Гос. изд. худ. лит-ры, 1957, с. 129).

     

    Только 10 сентября на розыски погибшего монитора было послано 15 военных кораблей. Поиски велись до 16 октября и закончились безрезультатно. Морское

    министерство создало следственную комиссию. Специалисты, сопоставив место и время обнаружения предметов с Русалки с данными гидрометеорологической службы, пришли к выводу, что монитор затонул к югу от плавучего маяка Эрансгрунд около 4 ч дня 7 сентября.

    Поражало, что при поисках не было обнаружено следов гибели Русалки, только тело одного моряка, втиснутое под кормовую банку гребного катера с монитора. Этот эпизод запечатлел художник Кондратенко в картине «Безмолвный свидетель гибели Русалки», на которой он изобразил разбитую шлюпку, прибившуюся к суровому, безжизненному берегу, и тело матроса под банкой. Копии этой картины быстро разошлись по всей стране.

     

    В состав следственной комиссии входили опытные специалисты, которые в основном правильно воссоздали картину трагедии. Поскольку шлюпка и другие предметы, выброшенные на берег, были повреждены только волнами, можно было сделать вывод, что взрыва на корабле не произошло. Значит, оставалось одно: корабль погиб вследствие потери управления и, в результате этого, интенсивного заливания, проникновения воды внутрь корпуса и потери плавучести.

    Высота надводного борта монитора составляла всего 75 см, так что уже при незначительном волнении корабль заливало: через палубные зазоры вокруг башен, через канатные клюзы, через два люка на мостике. При сильном волнении все люки предписывалось задраивать, следовательно, вентиляция на корабле была плохая, тяги в топках явно не хватало и скорость корабля должна была заметно снизиться. Волны догоняли корабль, разбивались о кормовую башню и рикошетом попадали на кормовую часть мостика, где находился открытый люк в кочегарку.

    Пожарная помпа и эжектор имели отливные отверстия на верхней палубе, так что при таком заливании ими нельзя было воспользоваться для откачки воды.

    Следовательно, — решили специалисты, — мог наступить момент, когда вода залила топки и корабль, потеряв ход, стал лагом (т. е. бортом) к волне. При отсутствии должной герметичности в этом случае волны должны были устремиться в корпус, и монитор, потеряв запас плавучести, неминуемо должен был затонуть.

    В пользу этого заключения говорил и тот факт, что среди выброшенных элементов конструкции нашли части штурманской рубки, в которой находился открытый люк в боевую рубку; были обнаружены также две крышки от башенных горловин: значит, и через эти отверстия в корпус вливалась вода.

    Пытались ли члены экипажа Русалки спустить на воду шлюпки? На этот вопрос эксперты следственной комиссии ответили положительно, потому что найтовы на Русалке были обрублены и заложены подъемные тали — иначе шлюпки не оказались бы на берегу. Но уключины не были вставлены в гнезда, а висели на штертах — значит, спустить шлюпки на воду не успели.

    Таким образом, картина гибели Русалки была воссоздана достаточно достоверно. Заключение следственной комиссии хорошо объясняло и тот факт, почему больше не было обнаружено ни одного тела. Когда шторм усилился и палубу стало сильно заливать, команда укрылась внутри корпуса. Те же, кто по роду службы должны были находиться наверху, на мостике (капитан, штурман, вахтенный начальник, сигнальщик), были крепко привязаны к поручням. Поэтому, когда корабль пошел ко дну, никто из команды не всплыл. В стране усиливались волнения в связи с гибелью Русалки. Как же так? Среди бела дня погиб военный корабль со всей командой на переходе всего в 46 миль, да так, что его не могут найти!

    Прогрессивная общественность требовала настоящего расследования. В газетах появились сообщения о частных лицах, которые пытались организовать поиск Русалки на собственные средства, своими силами. И только после этого Морское министерство объявило, что оно само намерено начать поиски.


    Расследование с самого начала велось странно. Настораживала атмосфера тайны, которой был окружен поиск погибшего корабля. Удивляли способы поиска: например, с воздушного шара, с которого, естественно, нельзя было обнаружить монитор, затонувший на глубине около 100 м. Искать Русалку начали поздно, поиски закончили слишком быстро.. Создавалось такое впечатление, что участники поисковой экспедиции получили указание: изобразить поиск, но ни в коем случае не находить останки корабля. Видимо, царь опасался, что похороны 200 погибших моряков вызовут еще более сильные волнения.

    Очень удивляет мягкое наказание, назначенное людям, которые несли прямую ответственность за гибель Русалки. Ниже мы приводим выдержку из решения суда:

    «Особое присутствие военно-морского суда приговорило: контр-адмиралу Павлу Степановичу Бурачеку, 56 лет от роду, за недостаточную осторожность при выборе погоды для отправления броненосца Русалка и лодки Туча в море, противозаконное бездействие власти и слабый за подчиненными надзор объявить выговор в приказе, а командира лодки Туча, капитана II ранга Николая Михайловича Лушкова, 39 лет от роду, за неисполнение приказания начальника по небрежности и за противозаконное бездействие власти отрешить от должности» (Отчет по делу о гибели броненосца береговой обороны Русалка, Петербург, 1894 г.).

    Сохранился интересный документ — статья лейтенанта В. М. Ларионова, который был в составе команды Русалки в 1883 г. и участвовал в поисковой экспедиции через несколько месяцев после гибели Русалки — летом 1894 г. (В. М. Ларионов, Гибель Русалки и ее поиски. — ЭПРОН, 1934, № 3—5).

    На протяжении долгих лет статья не была допущена царской цензурой к опубликованию, потому что в ней между строк можно было найти немало фактов, обличающих организаторов поиска Русалки. Так, в статье есть интересная фраза: «По словам лоцманов, даже старики не запомнят такой тихой весны и лета. Жаль, что работы (поиск Русалки в 1894 г. — С. Б.) начались только 30 мая и были пропущены тихие погоды апреля и мая» (ЭПРОН, 1934, № з_5, с. 223).

    Значит, для кого-то было важно пропустить идеальные условия для поиска и искусственно сократить время поисковых работ!

    Далее. Как мы помним, по мнению следственной комиссии, корабль погиб к югу от маяка Эрансгрунд (что подтвердилось после обнаружения места гибели Русалки). Приступая к поисковым работам 1894 г., командование определило следующий район поиска: на 4,5 мили к северу, востоку и югу и на 3/4 мили к западу от маяка. Таким образом, формально, квадрат, указанный в выводах следственной комиссии, попал в район поисков, но искать затонувший корабль начали не в южной, а в северной части квадрата, постепенно смещаясь на юг. Поиски были окончены 15 августа, когда вся южная часть намеченного района осталась необследованной.

    Следовательно, если бы не были потеряны два весенних месяца и если бы поиски начались не с северной части квадрата, а с южной, даже несмотря на примитивную технику поиска (воздушный шар, траление грунта, водолазный поиск), по всей вероятности, уже в 1894 г. Русалка была бы найдена.

    В статье В. М. Ларионова есть еще одна важная мысль: Главный морской штаб дал предписание «без особого разрешения не допускать корреспондентов или других посторонних лиц присутствовать на судах, занимающихся работами по разысканию броненосца Русалка, а также подтвердить всем чинам, участвующим в этих работах, приказание не сообщать посторонним лицам о ходе этих работ» (ЭПРОН, 1934, №3—5, с. 215).

    Одним словом, Главный морской штаб сделал все от него зависящее, чтобы Русалка не была найдена. Корабль пролежал на дне залива около 40 лет и был обнаружен уже в наше время водолазами ЭПРОН А в 1932 г. Монитор лежал на грунте вверх винтами на большой глубине — 90 м.

    В Таллине в парке Кадриорг на берегу Финского залива стоит памятник Русалке, сложенный из серого и красного гранита (скульптор Амандус Адамсон). Это

    напоминание о том, какой дорогой ценой оплачиваются ошибки кораблестроителей и мореплавателей, желание навсегда сохранить память о моряках, так страшно заплативших за эти ошибки.

    Гибель Русалки и других кораблей послужила уроком и для кораблестроителей, и для моряков. Работы С. О. Макарова по непотопляемости получили глубокое теоретическое обоснование в трудах молодого профессора Морской академии, будущего академика А. Н. Крылова, создавшего теорию непотопляемости корабля.

     

    * * *

     

    На земле меняются поколения, все убыстряющимися темпами развиваются наука и техника. За несколько десятилетий некогда грозный и мощный корабль может стать безобидным.

    Дистанция огромного размера пролегла от парусных бригов и корветов до броненосцев и крейсеров начала 20 века, от Очакова и Потемкина до современных

    ракетоносцев. Немощным карликом выглядел бы сегодня старый ледокол Ермак на фоне атомоходов Арктика и Сибирь. И тем не менее люди бережно хранят память о своих замечательных кораблях, пишут о них книги, превращают их в памятники и плавучие музеи.


     

     

     
    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru