фл.семафором якорь
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • мороружие
  • новости сайта
  • кают-компания





  •  

    Королева ирландских морей

     

     

     

         «Пришла ко мне весьма известная в этих местах женщина по имени Грейс О'Мэлей и предложила к моим услугам, куда бы я ее не повел, три военные галеры и две сотни бойцов. Ее имя внушает страх и уважение по всему ирландскому побережью» —  Так писал в 1576 г. наместник Ее Величества в Ирландии лорд Генри Сидней королеве Елизавете I. Он не преувеличивал: на берегах Ирландии власть этой Грейс О'Мэлей затмевала могущество самой королевы. Отъявленные головорезы, которые не боялись ни бога, ни черта, дрожали, завидев нахмуренные брови своей повелительницы.

         Через три недели после того, как лорд Сидней отправил свои доклад, в устье Темзы вошли три большие галеры. Первой на берег сошла высокая, с величественной осанкой женщина, ярко-рыжие волосы которой были перевязаны широкой белой лентой. Появление Грейс О'Мэлей в королевском дворце произвело сенсацию. В одном конце огромного зала сидела на троне надменная и чопорная представительница династии Тюдоров, роскошно разодетая, обвешанная бриллиантами, в другом — стояла королева ирландских вод, весь наряд которой состоял из нескольких метров желтого холста, обмотанного вокруг тела, да куска черной парусины вокруг талин. Обута Грейс была в обычные морские сапоги. Когда шталмейстер подал знак подойти поближе, она решительными шагами пересекла зал, схватила протянутые ей для поцелуя хрупкие пальцы королевы и принялась энергично трясти.

         С трудом высвободив руку, Елизавета широко раскрытыми глазами смотрела на необычную гостью. Удивление сменилось весельем, когда Грейс с деловым видом тут же уселась рядом, не дожидаясь, пока ее пригласят. По рядам придворных прошло смятение.

         Дальше — больше. Запустив руку в складки своего одеяния, Грейс вытащила табакерку и отправила в обе ноздри солидную порцию нюхательного табака (какой-то шутник рассказывал ей, что при дворе очень модно нюхать табак). Немедленно она начала чихать. Королева грациозным жестом предложила ей кружевной носовой платок. Грейс трубно высморкалась и швырнула платок на пол.

         В ужасе смотрели придворные на брошенный лоскут тончайшей ткани, ожидая взрыва королевского гнева. Проследив их взгляды, ирландка подняла платок. «Он вам нужен? Но в моих краях ими не пользуются больше одного раза!» — И она кинула платок свите.

         Елизавету очень позабавило эксцентричное поведение гостьи, и она отпустила Грейс с миром, одарив ее землями в Ирландии. Королевская стража с почетом проводила капитаншу до самых галер, намекнув при прощании, что ей лучше отплыть обратно с первым же приливом.

         Шестнадцати лет Грейс выдали замуж за Доннела Икоглина, главу клана О'Флагерти. Клан пользовался недоброй репутацией у других, более миролюбивых жителей Ирландии. «Боже, защити нас от свирепых О'Флагерти и других напастей!» — гласила надпись, высеченная на гранитных воротах города Гэлуэн. А папа Иннокентий VIII еще в 1484 г. так писал об этом клане: «Жестокие люди, самым наглым образом грабящие и убивающие своих сограждан». Муженек Грене, известный пират и беспринципный наемник, всемерно поддерживал семейную репутацию, пока не был убит в 1553 г. во время очередного налета на купеческие корабли. Согласно его завещанию, все руководство кланом, его армией и флотом перешло к молодой вдове.

         В течение почти сорока лет — до самой смерти — Грейс О'Мэлей оставалась на этом посту. Слава ее была так велика, что под ее черное знамя стекались авантюристы не только со всей Ирландии, но и из Англии, Шотландии и Уэльса. Было время, когда под ее командованием находилось до тридцати галер — сила, с которой пришлось бы считаться любому правительственному флоту. Подати, которыми Грейс самовластно обложила жителей прибрежных городов, уплачивались исправней, чем королевские налоги — до Лондона далеко, а головорезы Грейс могли нагрянуть в любой день. Они боготворили свою повелительницу и готовы были выполнить любой ее приказ. Многие добивались рукн О'Мэлей, хотя было ясно, что «король» будет играть при ней второстепенную роль. Так оно и случилось. Мужем Грейс стал сэр Ричард Бурк по прозвищу «Железный Ричард», человек недюжинного ума, бесстрашный воин, в течение многих лет руководивший военными вылазками армады О'Флагерти. Но и он немало претерпел от вспышек необузданного гнева главы клана. Однажды Грейс приказала подвесить его за большие пальцы рук на ноке рея — оказывается, Бурк заявил, что «у нашей королевы плохие манеры». В последний момент ему удалось избежать этой мучительной пытки, поклявшись честью, что он имел в виду другую королеву — Елизавету.

         Купцы — владельцы судов, которым приходилось проходить через воды, подвластные Грейс, буквально «волками выли» от ее поборов. Их бесчисленные жалобы побудили власти принимать действенные меры по охране свободы судоходства в этом районе. Именно усиление правительственных войск и флота на побережье Ирландии побудило Грейс отправиться на поклон к королеве в 1576 г. Но уже через несколько месяцев по возвращении домой она принялась за старое, и с еще большим успехом, так как теперь, выступая в качестве «правительственной служащей», Грейс была осведомлена обо всех передвижениях судов и сухопутных войск Елизаветы. Когда в следующем году пираты О'Мэлей захватили два больших судна, на борту которых находилось золото, принадлежащее казне, воинственную ирландку объявили вне закона. Вскоре правительственные суда настигли ее в море. Силы были слишком неравны, и Грейс предпочла сдаться, чтобы не губить своих людей.

         Свидетелей по ее делу оказалось более, чем достаточно. Следствие тянулось долго, она провела в тюрьме около полутора лет. Но за это время подручные Грейс сумели переслать ей драгоценности, так что в конце концов ей удалось подкупить стражу и бежать. Очень скоро ирландское побережье вновь целиком оказалось в ее власти.

         В марте 1579 г. из Гэлуэя вышла эскадра в составе четырех кораблей, капитан которой Вильям Мартин имел категорический приказ изловить ослушницу и доставить ее в Лондон. Несколько недель гонялся Мартин за пиратскими галерами, пока, наконец, оба флота не встретились лицом к лицу у Карригахули — постоянной резиденции Грейс. На этот раз перевес на стороне правительства был небольшим, а пираты сражались так яростно, что закаленный в боях Мартин вынужден был отступить, потеряв половину своих людей и два корабля.

         Разъяренная королева приказала во что бы то ни стало схватить Грейс О'Мэлей.

         За голову пиратки была назначена награда в целое состояние. Чего не смогло добиться оружие, сделали деньги — бывший капитан одной из галер Грейс, разжалованный ею за какую-то провинность, выдал ее властям. Через неделю его нашли в собственной постели с ножом в груди, но самой Грейс это не помогло: охранялась она тщательней, чем другие преступники, и была приговорена к повешению. Ирландка обратилась к королеве с прошением о помиловании, предлагая отдать в казну все накопленные ею богатства и обещая всемерно содействовать замирению Ирландии — в этой провинции происходило одно восстание за другим. Королеву особенно заинтересовало второе предложение, так как поддержание английского владычества на «зеленом острове» требовало таких сумм, перед которыми бледнело даже состояние клана О'Флагерти. Елизавета оставила у себя заложниками двух детей Грейс, предложив ей самой немедленно отправляться выполнять обещанное. Явилось ли это результатом деятельности Грейс или нет, но Ирландия, действительно, немного поутихла. По крайней мере, почти полностью прекратились нападения на английские посты с моря. Через год Грейс О'Мэлей во второй раз появилась со своими галерами в устье Темзы, но теперь она была воплощением скромности.

         На приеме пиратка вела себя столь почтительно, что престарелая королева растрогалась и отпустила ее с детьми, даже вернула значительную часть состояния.

         Что Елизавета несколько поторопилась, стало ясно в ближайшие же дни. Возвращаясь домой, Грейс была застигнута штормом. Она укрылась в ирландской гавани Хаут и сошла на берег, надеясь найти приют в замке местного лорда. Но сэр Лоуренс, один из немногих ирландских аристократов, которые сотрудничали с английскими завоевателями, не соизволил открыть ворота. Слуги заявили, что Его Лордство обедает и просит не беспокоить.

         Разгневанная Грейс решила проучить заносчивого лорда. Она разыскала дом, где жила кормилица сына Лоуренса (по ирландскому обычаю того времени ребенок до определенного возраста воспитывался в доме кормилицы) и похитила младенца. Бедный лорд сунулся было в Карригахули с вооруженным отрядом, но еле унес ноги обратно. Через полгода О'Мэлей вернула ребенка, но с условием, что всегда, когда лорд Лоуренс будет сидеть за обедом. ворота его дома будут открыты для всех проходящих мимо путников.

         Говорят, что ворота фамильного замка Лоурейсов постоянно открыты и по сей день...

     

    По материалам журнала
    „Yachting Monthly"

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru