фл.семафором якорь
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания


  • Страницы "Истории пиратства" - по книге "Пираты, флибустьеры. Детская энциклопедия".
    Текст подготовлен в данной книге
    Ларисой Бурмистровой и Виктором Морозом.

    "История пиратства"



     

    Норманны



     

    Свирепые люди с моря

     


    В Х веке распалась франкская империя, созданная Карлом Великим, одним из самых мудрых правителей средневековой Европы. В своем завещании он разделил огромное единое государство между своими сыновьями. Но среди них не было согласия. Начались кровопролитные междоусобные войны потомков Карла за обладание престолом.
    Слабостью европейских правителей поспешили воспользоваться северные народы. Они вторгались в германские и франкские земли, захватывали города, грабили крестьянские селения. Больше других преуспели в разбоях
    норманны, жившие на Скандинавском полуострове и в Дании. История их уходит в глубокую древность. Вместе с другими варварскими племенами они опустошали земли Римской империи и ее африканских колоний.

    Суровая природа севера закалила характер норманнов, превратила их в неутомимых тружеников и в то же время в беспощадных воинов. Называли их по-разному. В Англии они были известны под именем аскеманы (то есть люди, плавающие на лодках из ясеня). В Византийской империи и на Руси их прозвали
    варягами. Испанцы, не раз испытавшие на себе всю мощь этих народов, придумали им прозвище «мадхусы» — языческие чудовища. Название «норманны» (северные люди) придумали франки.

    Сейчас мы часто называем норманнов
    викингами. Что же означает это слово? Расшифровать его одним из первых попытался шведский ученый Ф. Аскеберг. Оказалось, что норманны называли «викингом» морской поход. Целью такого плавания были грабежи прибрежных городов. Домой воины возвращались богатыми, и на берегу их встречали как героев. Со временем охотников за удачей также прозвали викингами.
    Густые леса, покрывавшие Скандинавский полуостров, были для норманнов родным домом. Но они отлично чувствовали себя и в морских просторах. На остроносых кораблях отправлялись норманны из узких извилистых бухт - фьордов в южные страны, где их ждала богатая добыча.

    Поэт франков Гельмольд Нигель так описывал норманнов:
    «Народы севера живы, поворотливы и храбры до излишества, слава их проникла даже в отдаленнейшие страны. Живя близ моря, они ищут себе пищу на ломких судах».
    В походы викинги выступали весной или летом, как только с фьордов сходил лед. Древние саги рассказывают, что «в зимнее время они жили дома с отцами», занимаясь хозяйством и намечая новые планы.

    Викингов боялись все европейские государства, а многие новые королевства основали сами норманны. Правители Европы были рады пригласить к себе на службу отважных и беспощадных воинов, каковыми считались викинги. Норманны привыкли полагаться только на самих себя, да еще наудачу. Даже королевские короны, которые им предлагали в обмен на мир, нередко отвергались.

    Норманны верили во всесильных богов, которые олицетворяли различные силы природы. Но верховным их божеством был Один. Как считают историки, Один (или Водан) действительно существовал и по происхождению был скифом. Однажды вместе с частью своего народа он покинул страну Асгард и через Сарматию отправился на север, по пути соединился с германскими племенами и завоевал Скандинавию. Впоследствие норманны обожествили своего первого вождя.

    По их поверьям, Один покровительствовал отважным воинам. За погибшими на поле боя героями являлись его посланницы, которые провожали души убитых в чудесную небесную страну Вольхолл. Там храбрецы наслаждались загробной жизнью. Им прислуживали девы Валькирии, ублажали их сладким вином, которое подавалось в черепах побежденных врагов. Иной была судьба малодушных и трусов. После смерти они попадали в царство Наструд, где во дворце Томления за столом Голода их встречала богиня Гела.
    Окружение Одина насчитывало двенадцать богов и богинь, среди которых был Тор, сын Одина. Он не расставался с огромным молотом, размахивая которым, вызывал гром и молнию. Тор оберегал владения скандинавских богов от злых великанов и чудовищ.
    Ниорд был морским богом. Когда он гневался, то насылал на моряков бури, а когда был добр — одаривал рыбаков хорошим уловом.
    Богиня моря Ран уносила погибших норманнов в Вольхолл. У нее было девять дочерей - волнвидимо, поэтому и называют моряки самую большую волну девятым валом.

    Норманны почитали своих богов и приносили им богатые дары. Раз в девять лет на острове Зеланд устраивался жертвенный костер, в огне которого погибали люди и животные. Подобная жестокость в те времена объяснялась просто — так пожелали боги.
    Норманнов боялись. И было за что. Перед их отчаянным напором не могла устоять ни одна армия. Основой побед викингов была их четкая дисциплина. Рядовые воины — кэмперы — всецело повиновались своим начальникам. У них существовал даже своеобразный кодеке чести. Во время битвы они не имели права обращаться в бегство или по своей воле заканчивать бой. Если викинга ранили — он все равно должен был биться.

    Наиболее отважные бойцы становились берсерками — это слово в переводе с древнескандинавского означает «медвежья шкура». Враги считали берсерков оборотнями. В боевом запале они скидывали с себя верхнюю одежду и впадали в состояние бешенства. Рыча, они набрасывались на врага и остановить их могла только смерть.
    Норманны выращивали хлеб, но северная земля плодоносила плохо, на всех еды не хватало. Одно время в Скандинавии даже существовал закон, по которому следовало убивать немощных стариков и детей, родившихся с отклонениями от нормы. Затем нравы смягчились, и было решено жребием выбирать людей, которым суждено покинуть родину и скитаться в поисках лучшей земли.

    Может быть, поэтому викинги, уже в молодом возрасте вынужденные бороздить холодные воды северных морей, не испытывали страха перед океаном. Он стал для них вторым домом. В то время как южные народы — греки, египтяне, римляне ходили на своих кораблях только вдоль берегов, викинги отваживались заплывать далеко в открытое море.

    В 870 году норманны открыли остров, который они назвали Исландией («ледяная страна»)». Первые викинги, ступившие на неведомую землю, с удивлением обнаружили, что она уже заселена выходцами из Ирландии, которые проповедовали христианскую веру. Началась долгая и кровопролитная борьба за обладание островом, в которой верх взяли норманны.

    А бывали случаи совершенно удивительные. Датский король Хальвдан отдал престол своему брату Харальду, а сам сел на корабль и отправился в море пиратствовать. Норвежский король Коль вместо привычного времяпрепровождения — охоты и пиршеств — занимался на досуге морским разбоем, А вот принца Олава из той же Норвегии в океан направили родители, чтобы их сын устранил конкурентов на королевский трон.

    В 1ХХ веках викинги побывали во всех уголках Европы и даже на островах Гренландия и Ньюфаундленд. Добрались они и до непривычно теплых для них морей — Средиземного и Черного.

    Опустошительные походы норманнов на европейские страны берут начало в VIII веке. В 753 году флотилия викингов показалась у Ирландии. Все прибрежные селения были разграблены. Наиболее предприимчивые норманнские конунги (вожди) уже посматривали на юг. Но там шла ожесточенная борьба христианского и мусульманского миров — арабы вторглись в Испанию.
    Позднее на просторах европейских равнин возникла империя Карла Великого. Конунг Готфрид объединил Швецию, Данию и Норвегию в единое Норманнское королевство. Чтобы обезопасить свои земли от вторжения франков, он велел соорудить на юге полуострова Ютландия огромный земляной вал высотой 3 и шириной 20 метров.
    В 810 году умер Готфрид, так и не успев довести до конца объединение норманнских земель. Многие конунги решили пытать счастья в одиночку, организовывая разбойничьи набеги на города Европы. По рекам они доходили даже до земель галлов.

    Путешествие из одной страны в другую превратилось в опаснейшее мероприятие. Христианская Германия посылала в языческую Данию миссионеров, только заручившись их собственным согласием. В 831 году норманны пленили епископа Рангстара, и бедняге пришлось возвращаться домой без имущества, одежды и лошадей. Через год они убили пресвитера Рагемберта, который следовал в город Шлезвиг.

     

    Это интересно!

    Норманны не страшились моря. Они нападали не только на торговые суда других государств, но и на корабли своих собратьев - викингов. В бою побеждал тот, кто сильнее. Поэтому норманны не отваживались выходить в море поодиночке, обычно это были флотилии, состоящие из нескольких кораблей.
    Завоевания викингов стали возможны потому, что у них были одни из самых совершенных кораблей того времени. По сути дела, они напоминали современные лодки, только больших размеров. У них отсутствовали палубы, а корпус укреплялся поперечными переборками — шпангоутами. Викинги украшали носы своих кораблей свирепыми драконами (тогда судно называлось «драккар») или головами змей («шнеки»).

     

     

    Викинги в Средиземном море

     


    В начале 857 года 62 норманнских
    дракара впервые прошли через Гибралтарский пролив и предприняли опустошительный рейд по Средиземноморью, дойдя до самого Константинополя. Но город грабить в этот раз они не стали и повернули обратно. По дороге домой викинги основательно обчистили Венецию, Флоренцию, Пизу и другие итальянские города. Поговаривали, что византийский император просто-напросто откупился от викингов, направив их против своего извечного врага — Венецианской республики.

    Действительно, именно в это время
    венецианский дож Пьетро Транденико начал строительство огромного флота для похода на Константинополь. Внезапное появление викингов расстроило все его планы.
    После Пизы и Флоренции норманны повернули свои корабли, увенчанные страшными драконьими головами, к небольшому городу Лукка, который был расположен в устье реки Магры. В городе уже знали о приближении грозных норманнов. Все, кто мог держать в руках оружие, выстроились на стенах. Но что это? Вместо орды захватчиков к воротам движется странная процессия — впереди рослый рыжий викинг с непокрытой головой, а с ним всего несколько человек.

    Подойдя к стенам, норманны остановились. Вперед выступил переводчик, который сообщил, что предводитель отряда — датский конунг Хастинг — не хочет причинять зла горожанам. Он прослышал, что в городе есть епископ, и хочет принять христианство, чтобы покаяться за свои грехи. Викингам поверили — перед ними распахнулись ворота. В городском соборе Хастинг был обращен в христианство, после чего он и его люди покинули Лукку.

    Местные жители вздохнули с облегчением опасность миновала. Наступила ночь. Горожане мирно заснули в своих домах. Неожиданно тишину прорезали истошные крики. Стража у ворот встрепенулась — к городу с факелами приближался большой отряд викингов. Четверо человек на носилках несли своего вождя.
    Норманны кричали, что конунг Хастинг съел устрицу, отравился и умер. Перед смертью он пожелал, чтобы его похоронили в соборе Лукки. Епископ не мог отказать в последней просьбе новообращенному христианину. Каково же было изумление собравшихся, когда в самый разгар панихиды Хастинг вскочил с носилок и с возгласом «Бей их!» бросился в толпу. Викинги достали спрятанное оружие, и началась резня. К рассвету Лукка была разграблена и сожжена.

    Норманны проникали в Средиземное море не только через Гибралтарский пролив, который они называли Нервлсунд — норвежский проход, но и по системе европейских рек — Сене, Роне, Луаре. Викинги чувствовали себя в Средиземном море хозяевами.
    Конунг Родгейр Могучий, завоевав по пути Апулею, Калабрию и множество островов, высадился в Сицилии и захватил на ней власть. Император Священной Римской империи в благодарность за помощь крестоносцам короновал его в 1130 году как первого короля Сицилии и Апулеи под именем Рожера II. Государство это просуществовало до 1302 года.
    Однако теплые воды Средиземноморья норманнам почему-то не приглянулись, они все реже заглядывали сюда. Быть может, в их памяти осталась неудача похода 860 года. В то лето флот норманнских кораблей спустился по Днепру и осадил Константинополь. Вместе с викингами в нападении участвовали приднепровские племена. Несмотря на то что в городе не было византийского императора Михаила III, армия Восточной Римской империи без труда расправилась с непрошеными гостями.

     

    Это интересно!

    Викинги строили корабли-драккары из крепких пород дерева: липы, ясеня или дуба. Ходили эти корабли на веслах, но часто ставили мачту с парусом. Норманны достигли многого в мореходном искусстве — они уже могли лавировать, ловя нужный ветер, и даже ходить против ветра.
    Размеры кораблей колебались от совсем маленьких до огромных — 40—60 метров. В героических сагах об этом ничего не говорится, лишь указывается количество скамеек для гребцов. Конунг Хакон Добрый сделал нормой корабль с 20 скамейками. В «Саге о Сверрире» рассказывается и о больших кораблях — с 30 скамьями. На корабле Кнута Могучего было якобы 60 скамей.
    С веслом управлялся один человек, но когда кораблю нужно было увеличить скорость, например, в случае погони, за весло садились и двое, и четверо викингов. Норманны не выделяли гребцов — во время сражения гребцы становились воинами.


     

     

    Подвиги Харальда Сурового

     


    В 1028 году датчане разгромили объединенные шведско - норвежские войска.
    Норвежский конунг Олав Харальдсон Святой бежал на Русь к великому князю Киевскому Ярославу Мудрому, который недавно женился на шведской принцессе Ингигерд. Позднее Олав попытался вернуть себе престол, но погиб в сражении.
    На Руси оказался его младший брат Харальд Суровый. Он приглянулся Ярославу и был назначен воеводой. В 1038 году Ярослав отправил его в Константинополь ко двору императора Михаила IV и императрицы Зои. В те годы византийцы часто нанимали себе в дружину норманнских воинов — варягов. Императрице понравился молодой викинг, и он был принят на службу.

    Так Харальд стал византийским военачальником. Осенью он с большой флотилией вышел в Эгейское море для борьбы с пиратами. Его сопровождал византийский адмирал Георгий Маниак.
    Харальд и Георгий много спорили. Никто не желал признавать первенство другого. К тому же у них были совершенно разные мнения по поводу способов ведения боя. Кончилось это тем, что их флоты разделились и стали действовать самостоятельно.
    Харальд Суровый в поисках славы отправился в
    Страну Сарацин, как тогда называли северное побережье Африки. Арабы не располагали здесь сильным флотом, поэтому викинги (по крайней мере, так утверждают скандинавские саги) захватили и разграбили 80 городов.

    После этого флотилия направилась к Сицилии. Здесь, в Мессинском проливе издавна промышляли местные пираты, которые слыли отчаянными ребятами, не боявшимися вступать в открытый бой даже с сильным противником. Но, прослышав о приближении викингов, мессинские джентльмены удачи сочли за лучшее убраться подальше в море.
    Несколько лет Харальд безраздельно хозяйничал в Средиземном море. Следующей целью викингов была Палестина. Все города на их пути сдавались без боя. Склонился к ногам победителей и Иерусалим.

    Возвратившись в Константинополь, Харальд узнал, что в Норвегии власть перешла в руки его племянника. Он стал упрашивать императрицу отпустить его на родину. Но Зоя твердила, что варяг необходим ей здесь. Георгий Маниак донес новому императору Михаилу V Калафату, что варяг Харальд обманом присвоил себе всю добычу, а теперь разгуливает по столице и похваляется своими «подвигами».
    Донос сделал свое дело — Михаил приказал бросить норманна в тюрьму. Харальда и двух его дружинников поместили в каменный колодец. Викингов поливал дождь и мучил голод, они потеряли надежду на спасение.

    На счастье, у одного из варягов была невеста — придворная дама. Узнав, что ее возлюбленный в темнице, она ночью пробралась к башне и спустила вниз веревку. Харальд приказал дружине готовиться к срочному отплытию, а сам устремился во дворец. Обманув стражу, Харальд проник в покои Михаила. Быстро подбежав к постели, викинг выколол императору глаза.
    —Убить тебя было бы слишком просто! — сказал Харальд.
    Когда он присоединился к своей дружине, за ними уже была снаряжена погоня. Корабли викингов охранялись, поэтому норманны захватили две византийские галеры.

    Корабли подошли к бухте Золотой Рог, возле выхода в Черное море. Но перед ними возникла массивная железная цепь. Один конец ее был намертво закреплен на Галатской башне, другой — присоединен к лебедке на противоположном берегу Босфора. На поверхности цепь удерживали деревянные поплавки.
    Решение созрело мгновенно. Харальд скомандовал всем перебраться на корму. Нос
    галеры задрался вверх. Корабль въехал на цепь, и викинги быстро перебежали к носу судна. Галера Харальда перевалилась и соскользнула в воду. Но второй корабль застрял и переломился пополам. Люди оказались в море, некоторых удалось спасти, другие утонули.

    Харальд Суровый добрался до славянских поселений на Днепре.
    Русичи помогли ему доплыть до Новгорода, где в то время находился Ярослав. Славянский князь приютил своего любимца - варяга и женил его на дочери Елизавете.
    Харальд перезимовал в Новгороде, а затем через Ладогу отправился в Швецию и Норвегию. Там в 1048 году он основал город Осло. Погиб Харальд Суровый 26 сентября 1066 года в Британии, в сражении у местечка Стэмфорд -Бридж, в борьбе за английскую корону.

     

    Это интересно!

    Норманнские земли были разделены на фюльки. По приказу конунга каждый фюльк должен был выставить определенное количество лучших воинов и кораблей. Если сделать этого было нельзя, фюльк мог откупиться, заплатив деньгами.
    Как только норманны замечали незнакомый корабль, на драккарах сразу убирали парус, а палубу покрывали серыми шкурами, под цвет моря.
    На борта корабля вывешивались щиты, которые мешали врагу при абордаже. Перед боем корабли выстраивались в одну линию и крепко связывались канатами, подобно тому, как это делали в Древней Греции. Такая «связка» помогала не нарушать строй при волнении и ветре.
    Как только корабли сближались, с них кидали абордажные крючья, первым делом стараясь сбить драконью голову на носу. Лучники осыпали вражеское судно градом стрел. Затем завязывался рукопашный бой. Вот как повествует «Сага о Сверрире» о подобной схватке: «Бой шел на носах кораблей, и только те, кто стоял там, могли рубиться мечами, те же, кто находился за ними в средней части корабля, бились копьями. Стоявшие еще дальше метали дротики и остроги. Другие бросали камни и гарпуны, а кто стоял за мачтой, стреляли из лука».

     

    Ключи от ворот Парижа

     

    Впервые викинги начали беспокоить франкскую империю еще при жизни Карла Великого. Норманны совершали молниеносные грабительские налеты на гарнизоны франков во Фрисландии. Жгли местные деревни, грабили церкви, облагали население высокой данью и быстро исчезали.
    Наследники Карла Великого разделили империю франков.
    Людовик I Благочестивый правил Западной Францией, Карл — Восточной Францией, а Лотарь — Северной Италией. Между братьями не было согласия, наоборот, они враждовали друг с другом. Дьякон Флор из Лиона написал «Жалобу о разделе империи». Он с горечью писал: «Франкская нация блистала в глазах всего мира. Но теперь, придя в упадок, эта великая держава утратила сразу и свой блеск, и наименование империи; вместо государя — маленькие правители, вместо государства — один только кусочек. Общее благо перестало существовать, всякий занимается своими собственными интересами: думают о чем угодно, одного только Бога забыли».

    Междоусобная борьба между сыновьями Карла Великого послужила сигналом для вторжения норманнов в пределы французского государства.
    В 841 году викинги поднялись вверх по Сене вплоть до Парижа. Через два года они захватили и сожгли торговый город Нант. Пройдя на юг, они захватили островок Нуармутье в устье Лауры, который являлся важным опорным пунктом. Отсюда можно было совершать набеги как на Францию, так и на Испанию. Летом следующего года норманны совершили победоносный поход на Испанию. Взяв по пути Ла-Корунью, викинги достигли берегов Африки и разграбили городок Нокур близ Танжера. Вскоре пала и Севилья — столица испанской провинции Андалусия. Обеспокоенный султан Испанского халифата Абдар-Рахман II немедленно начал мирные переговоры с норманнскими конунгами.

    В апреле 858 года норманны взяли в плен аббата Людовика, внука Карла Великого. Чтобы выкупить его, французам пришлось собрать огромный выкуп: 688 фунтов золотом и 3250 фунтов серебром.
    В 841 году армия норманнов под предводительством конунга Оскера вторглась в пределы земли франков. Они поднялись вверх по Сене, овладев Руаном, Жюмьежем и Фонтенеллем.
    Еще более удачлив был герой норвежских саг Рагнар Лодброг. В 845 году его флот из 120 кораблей подошел к стенам Парижа. Завидев воинственных норманнов, горожане поспешили укрыться в окрестных лесах и болотах. Король Карл Лысый в это время находился в Сен-Дени с немногочисленным войском. Он не решился выступить против викингов, и те на протяжении нескольких дней грабили город. Были опустошены сокровищницы монастырей святой Женевьевы и Сент-Жермен-де-Пре, осквернена гробница Кловиса.

    Испугавшийся Карл Лысый предложил викингам в качестве выкупа 7000 серебряных ливров. Предводители норманнского воинства милостиво приняли этот дар, тем более что среди викингов начался мор.
    Карл принял норманнов в Сен-Дени. Конунги поклялись королю, что никогда больше не причинят вреда ни ему, ни его земле, и отправились домой. Но быстро забыли о клятве и по дороге грабили и сжигали города и деревни.

    Прибыв ко двору датского короля Горрика, Рагнар Лодброг стал похваляться добычей. Он сообщил, что подчинил своей власти государство франков. Рассказы Рагнара воодушевляли молодых викингов, которым не терпелось отправиться в чужие земли, чтобы испытать удачу и вернуться в ореоле славы.

    Во Франции пытались обезопаситься от нападения норманнов: возводили оборонительные сооружения, укрепляли монастыри, строили низкие мосты через реки, чтобы не
    дать пройти кораблям викингов. Но экономическое положение французов было очень тяжелым. В стране случился неурожай, начался массовый голод.
    В дальнейшем пираты сделали своей базой остров Оассель на Сене, откуда они совершали набеги на Париж и другие французские города. Карл Лысый попытался призвать на борьбу с пиратами датских норманнов, пообещав заплатить им за услугу 3000 ливров. Но, как выяснилось, собрать требуемую сумму невозможно, даже если обложить данью все монастыри и аббатства. Норманнам надоело ждать, пока король заплатит им деньги, и в 861 году они отправились в новый поход на французские земли. Здесь они встретились с оассельскими пиратами, которые только что разграбили Париж. Вожди обоих отрядов договорились разделить добычу, поскольку приближалась зима.

    Тем временем Карл выплатил обещанную сумму норманнам. Его армия отрезала пиратам путь к возвращению на базу. Начались переговоры, пираты вернули всю добычу и поклялись покинуть страну. Один из их предводителей, Веланд, решил принять христианство. Это было вполне в духе времени — норманны очень часто принимали новую веру и с такой же легкостью снова становились язычниками.

     

     

    Первый герцог Нормандский



    Самый значительный поход на Париж был предпринят осенью 885 года. Возглавил его норвежский
    конунг Роллон. Он обладал исполинским ростом и у себя на родине был прозван Ходоком, потому что ни одна лошадь не могла вынести его. В юности Роллон был лишен наследства и осужден на беспрестанное скитание по чужим землям. Он присоединился к пиратам, отправлявшимся грабить английское побережье. Альфред Великий, увидев, что молодой викинг храбр и отважен, сделал его вождем и отдал ему в вотчину остров Вальхерн. Его последующими подвигами стали опустошение Фрисландии и прибрежной равнины Шельды.

    Роллон обратился к северным конунгам с призывом идти на Париж. Встреча армий норманнов произошла в Руане.
    Французский король Карл Толстый при всем желании не мог организовать должного отпора противнику — он вел войны со своими вассалами в Италии и Германии.

    25 ноября норманны взяли замок Понтуаз и находились в предместьях Парижа. Историки утверждали, что у викингов было более 700 кораблей, а армия насчитывала не менее 30 тысяч воинов. Монах Аббон из аббатства Сен-Жермен писал: «Их кораблей было так много, что на протяжении двух миль вниз по течению реки не было видно воды».
    Норманны рассчитывали взять столицу франков без боя, как это не раз бывало в прошлом. К их изумлению, город сумел подготовиться к обороне. Сена была загорожена двумя мостами, являя собой непреодолимое препятствие для кораблей викингов. Над каждым мостом, защищая его, возвышалась высокая башня. Французы укрепились на острове Сите и были намерены сражаться до конца.

    Конунг Зигфрид командовал передовым отрядом норманнов. Он вступил в переговоры с епископом Гозлином и потребовал убрать запруду, чтобы суда викингов смогли пройти вверх по течению Сены. Гозлин резонно ответил норманну, что призван защищать город всеми средствами и не может исполнить его просьбу.
    С восходом солнца начался штурм Парижа. Норманнские разведчики приметили, что строительство башни большого моста еще не закончено. На нее-то и был направлен главный удар. Два дня продолжалась яростная битва. Горожане, священники и солдаты храбро сражались, епископ Гозлин был ранен, но не покинул поле боя. Чудеса отваги демонстрировали граф Эд Парижский и племянник епископа аббат Эбль.

    Первый натиск был отбит, норманны отступили. Они разбили лагерь к северу от города и стали строить новые планы. Их вожди вспомнили древнее искусство осады городов. Была сооружена трехэтажная подвижная башня, но приблизиться к стенам Парижа не удалось — защитники города обрушили на захватчиков град стрел. Прикрываясь кожаными щитами, норманны попытались забросать ров перед крепостью землей, деревьями, трупами лошадей. Чтобы сломить дух защитников, викинги закалывали пленников на глазах у обороняющихся, а трупы скидывали в ров.

    Штурм башни продолжался. С трех сторон в нее били тяжелые тараны. Несколько кораблей были подожжены и пущены на мосты. Пламя охватило крепость. Вот-вот пожар перекинется на башню и мосты. Епископ Гозлин, подавая пример остальным, отважно бросается тушить огонь. Горожане носят на стены камни, которые метают в горящие корабли.
    На следующий день башня все же пала. Разыгравшаяся ночью буря разбила мост, и башня оказалась отрезана от острова Сите. В течение суток 12 защитников башни обороняли ее против целой орды викингов и сдались только после того, как норманны подожгли стены. Французам была обещана жизнь, но как только они бросили оружие, викинги умертвили всех до одного.

    Мученическая смерть 12 храбрецов воодушевила парижан, придала стойкости. Среди норманнов начались разногласия. Часть из них, устав от долгой осады, отправилась грабить близлежащие города.
    Видя, что силы противника уменьшились, французы осмелились на вылазки. На помощь парижанам пришел Генрих Немецкий, герцог саксонский и французский. Под покровом темноты он напал на норманнов и, пока они не успели опомниться, произвел в стане врага значительные опустошения.

    Осада продолжалась. Разразилась эпидемия чумы. Болезнь не щадила ни норманнов, ни французов. Умер епископ Гозлин, а граф Эд отправился к Карлу Толстому за подкреплением. Руководить обороной остался аббат Эбль. Через некоторое время граф Эд возвратился, неся радостную весть, что к Парижу приближается армия короля. Но это было лишь несбывшимся слухом. Передовой отряд Генриха Немецкого попал в засаду и почти весь погиб, смерть настигла и самого герцога.

    В июле 886 года, через девять месяцев после начала осады, норманны устремились на решающий штурм. Атака велась одновременно с воды и с суши — с нескольких сторон город был подожжен. Казалось, теперь ничто не сможет спасти Париж. И тут, как повествуют легенды, пламя, охватившее главную башню, как будто раздвоилось и наклонилось к земле. Пораженные норманны увидели на башне огромную фигуру священника, который высоко над головой держал золотой крест. Небесное знамение подняло дух защитников, они вышли из города и обратили норманнов в бегство.

    В октябре к Парижу подошел Карл Толстый. Норманны отступили к аббатству Сен-Жермен-де-Пре, опасаясь сражения с хорошо обученным искусству войны противником. Однако Карл, как и его предшественники на французском троне, не отличался смелостью. Он не стал атаковать викингов. Более того, король заплатил им дань — 700 ливров серебром, и позволил безнаказанно уйти, отдав на разграбление Бургундию.
    Карл вскоре умер, и борьбу с норманнами возглавил Эд Парижский. 24 июня 888 года в лесах Аргоны он уничтожил около 19 тысяч викингов. После такого поражения нелегко было оправиться, но норманны сумели сплотить остатки разбитого войска. В то лето они сровняли с землей Тур и Верден и вновь дошли до Парижа. Не решившись нападать на крепость, они перенесли свои корабли вверх по течению и подступили к замку Сен-Ло. Гарнизон под начальством епископа Катунского отбил несколько штурмов, но норманны обманом открыли ворота и убили всех защитников замка.

    Это был последний крупный успех викингов во Франции. Возвращаясь на родину, они встретились с армией Эда и вновь были разгромлены. Летописи сообщают, что из отряда в 15 тысяч человек на корабли вернулось не более 400.
    В Скандинавии началась борьба за престол, закончившаяся тем, что конунг Гарольд Гарфагер подчинил все норманнские земли своей власти. Не пожелавшие признать его своим господином, викинги погрузились на корабли и отправились уже знакомым маршрутом к берегам Франции.

    Руанский архиепископ, увидев, что к его городу вновь приближается флотилия норманнов, даже не попытался оборонять крепость. Он вышел к вождю викингов Роллону Ходоку и предложил ему принять ключи от города. Роллон согласился стать правителем здешних земель, а Руан стал центром нового государства викингов. Впоследствии эта местность получила название Нормандия. Здесь находили приют и убежище многие из народов севера, отправленных в изгнанье и покинувших свою родину.


    В 911 году власть Роллона над этой частью Франции признал король Карл III Простоватый. В Сен-Клере на реке Эпте Роллон присягнул французскому королю. Во время торжественной церемонии гордый норманн на отрез отказался встать перед Карлом на колено и поцеловать его ногу. Роллон поступил проще — он поднял ногу короля и приблизил к своему лицу. Но сделал он это так неловко, что король упал.

    Карл разрешил Роллону завоевать Бретань, тем более, что эта провинция не подчинялась французскому королю. Чтобы породниться с суровым викингом, он выдал замуж за Роллона свою дочь Гизеллу.
    Роллон стал первым герцогом Нормандским. Его воины получили земельные наделы и завели свои хозяйства. Многие из них приняли христианство, но часть бывших викингов хранила верность Одину. В короткий срок Нормандия стала одной из богатейших провинций Франции.

     

    «Боже, избавь нас от неистовства норманнов!»



    Четыреста лет продолжалось римское владычество в Англии. Порядок в этой удаленной провинции поддерживался силой оружия. Для защиты от нападений северных племен были возведены две огромные стены, перегородившие всю Англию — от моря до моря.
    В 410 году римляне были вынуждены возвратиться в Рим, который изнывал под напором варваров. Бретонцы восстановили власть прежних вождей, но между равнинными племенами не было согласия.
    Камбрийцы и логры постоянно ссорились, этим воспользовались орды горцев-скоттов. Они снесли римские укрепления и обрушились на построенный еще римлянами Лондон. С моря Англии угрожали норманны. Бретонцы призвали на помощь саксов. На протяжении нескольких столетий островитяне довольно успешно отбивались от нападений извне.

    В 787 году три неизвестных корабля пристали к восточному берегу Англии. Местный правитель со стражей отправился к ним узнать, кто и зачем пожаловал на его земли. Пришельцы дождались, пока британцы подъедут поближе, напали на них и всех убили. За тем они ограбили окрестные селения, после чего сели на свои корабли и уехали. Так описывают первое появление на Британских островах датских норманнов.
    8 июня 793 года викинги высадились на острове Линдисфарн у северовосточного побережья Англии. Они разграбили и сожгли монастырь Святого Кутберта. Разрушение монастыря произвело настоящий шок не только на англичан, но и на соседние народы. Придворный ученый Карла Великого Алкуин даже написал элегию
    «О разрушении монастыря Линдисфарна».

    В 795 году норманны опустошили остров Уайт у южного побережья Британии, а затем напали на ирландский монастырь на острове Айона. Монахи оказали отчаянное сопротивление пришельцам из-за моря, и викинги ушли, несолоно хлебавши. Овладеть неприступным монастырем им удалось лишь спустя семь лет.
    В конце VIII века норманны захватили
    Фарерские, Шетландские, Оркнейские и Гебридские острова у северного побережья Англии. Они изгнали обитавших там кельтов и превратили эти острова в опорную базу для грабительских набегов на Британию.
    В 827 году
    король Уэссекса Экгберт объединил несколько английских и саксонских королевств в одно англосаксонское государство.

    В 839 году норвежский предводитель Тургейс во главе большого отряда высадился на побережье Северной Ирландии. За короткое время он подчинил себе значительную часть острова. Тургейс воспользовался тем, что среди местных вождей не было единства, и провозгласил себя верховным правителем ирландцев. Местные жители не желали подчиняться власти новоявленного вождя. Норманны жестоко расправлялись с непокорными. Христианские церкви были разграблены и преданы огню.

    Ирландцы заключили с датчанами союз против норвежцев. Перед решающей битвой датчане обещали пожертвовать часть добычи святому Патрику — покровителю Ирландии. В сражении погибло более 7 тысяч норманнов, среди которых было немало представителей знатных родов. Датчане подарили церкви Святого Патрика большой кубок, до краев наполненный золотом и серебром.

    Месть норвежцев не заставила себя долго ждать. К берегам Ирландии с большим отрядом подошел Олаф Белый. Решительным штурмом они овладели Дублином. Датчане были изгнаны с острова, а ирландцы обложены большой данью. Викинги, чувствуя себя полновластными хозяевами, грабили население, угоняли в плен мужчин, женщин и детей. Ирландцы продолжали сопротивляться захватчикам, и небезуспешно. В 901 году им даже удалось освободить Дублин. Однако норманны удерживали власть над отдельными ирландскими провинциями еще более двух столетий.

    В 836 году викинги разграбили Лондон, а в 851—852 годах они повторили свой поход, прибыв к устью Темзы на 350 кораблях. Набеги на английское побережье превратились для викингов в своеобразные морские вояжи. Они почти не встречали сопротивления со стороны англичан.
    С той поры в английских церквях стала обязательной молитва, в которой люди просили у Бога избавить их от набегов жестоких норманнов: «Боже, избавь нас от неистовства норманнов!»

    С 835 по 865 год ежегодно отряды норманнов высаживались на южном и восточном побережье Англии. Как правило, викинги начинали свои походы ранней весной, лето проводили на захваченных землях, а с наступлением осени отплывали домой. Но начиная с 851 года они стали и зимовать в Англии. С каждым годом норманны продвигались все дальше в глубь британских владений. Им противостояли лишь разрозненные силы англосаксов. Правда, подчас удача улыбалась и англичанам. Однажды они разгромили отряд одного из самых прославленных викингов Рагнара Лодброга, а самого Рагнара пленили и бросили в колодец с ядовитыми змеями.

    В 865 году Ивар Бескостный и Хальвдан, сыновья Рагнара Лодброга, во главе большой армии прибыли в Англию, чтобы отомстить за своего отца. Завоеватели разорили внутренние районы страны, а в 866 году овладели Йорком. Восточная Англия оказалась под властью скандинавов. К 874 году датчане контролировали почти всю Англию. Вождь англосаксов Эльфред бежал в леса на западе Англии, он жил в доме рыбака и сам пек себе хлеб. Его бывшие приближенные бежали с острова в Исландию и Галлию.
    Со временем Эльфреду удалось сплотить вокруг себя саксонцев, которые ненавидели захватчиков и всей душой желали освобождения родной земли. Предание гласит, что Эльфред, переодевшись музыкантом, проник в стан норманнов и выведал там все нужные ему сведения.

    Три дня и три ночи к Эльфреду стекались англичане со всей страны, и вот его армия напала на лагерь норманнов. Битва была долгой и кровопролитной и закончилась победой англичан. До 893 года продержался мир в Британии. Но новые силы норманнов высадились на остров. Их возглавлял Хастинг. Англичане были готовы к борьбе — даже храбрые викинги поражались их отваге и стойкости.

    В Европе вождя англосаксов прозвали Альфредом Великим. Действительно, он много сделал для устройства своего государства. При нем датские норманны, переселившиеся в Британию, и англосаксы перестали враждовать и стали жить в мире. Лондон превратился в один из крупнейших европейских городов, в его порту теснилось множество кораблей, как военных, так и торговых.

    Альфред Великий разделил Англию на ширы и графства. Он расширял торговлю с другими странами. По его приказу была организована морская экспедиция, которая должна была отыскать северный путь в Индию — вокруг Европы и Азии.
    Новый государь, как отмечали летописцы последующих веков, поистине опередил свое время. Он основал Оксфордский университет. Из Рима в Лондон прибывали караваны, груженные книгами. Альфред Великий знал латинский язык, в свободные минуты занимался сочинением стихов.

     

    Это интересно!

    После смерти Альфреда Великого в 901 году трон наследовал его сын Эдвард. В 905-924 годах английская армия нанесла несколько поражений войскам датских норманнов. Закончил освобождение Англии от викингов внук Альфреда Эдельстайн. Досталось от него и горским народам, живущим на севере Британии. Как это было и раньше, горцы призвали на помощь норманнов. В 934 году на реке Гумбра состоялось главное сражение англосаксонской и норманнской армий. Победа британцев была безоговорочной. О той битве барды слагали героические поэмы. «Никогда не было большего побоища и убиения на этом острове; никогда не погибло более людей от лезвия меча с того дня, когда саксы и англы пришли с востока по волнам океана, и эти благородные работники войны вступили в Британию, чтобы поселиться властелинами на почве, взрытой мечом!»


     

    Завоевание Англии



    Датчане, которые осели на британской земле, постепенно перенимали привычки и традиции коренных жителей. Они занимались сельским хозяйством, многие приняли христианство и жили по законам, установленным еще Альфредом Великим. Но в душе своей они надеялись, что с их родины рано или поздно прибудут могучие воины, которые снова завоюют для них эту землю.

    В 988 году их мечты сбылись: 7 разбойничьих кораблей норманнов высадили на английские берега огромное число викингов, жаждущих богатства и наживы.
    Король Этельред был не в силах оборонять Лондон. Он не отличался храбростью и в народе получил прозвище Нерешительный. Этельред решил откупиться от разбойников. Но, как выяснилось, дань, которую обещали платить англосаксы норманнам, только раззадорила «людей моря».
    Весной 994 года Лондон увидел у своих стен огромный флот кораблей со страшными драконьими и змеиными головами на носах. Викингов возглавляли Олаф Норвежский и Свен Датский. Как писал средневековый историк, «восемьдесят норманнских кораблей шли, сопровождаемые железом и огнем, их обычными спутниками». Разбойники потребовали 24 тысячи ливров серебром. Этельред счел за лучшее выплатить требуемую сумму. Однако норманны, получив обещанные деньги, и не думали возвращаться домой. Они разъехались по прибрежным английским графствам, сея опустошение, ужас и смерть.

    Местные жители, нещадно угнетаемые норманнами, не вытерпели и подняли в 1003 году восстание, на время вытеснив викингов из Англии. Но уже через год норманны явились в Британию с еще большим войском. Огромный корабль предводителя викингов Свена Датского звался
    «Большим Драконом» — его нос напоминал голову чудовища, а корма заканчивалась закруглением, которое символизировало драконий хвост.

    Этот набег напоминал настоящую военную операцию. Высадившись на берег, норманны построились в боевой порядок и двинулись на врага. На битву они шли со знаменем белого цвета, на котором был нарисован ворон с раскрытым клювом.
    Везде, где бы ни останавливалась армия завоевателей, от местных жителей требовали подчинения. Крестьяне были обязаны готовить еду для солдат и отдавать лошадей. Когда войско покидало селение, викинги для развлечения убивали всех мужчин в нем.

    Король Этельред страшился сражения с норманнами. Его приближенные советовали заплатить норманнам новую дань. Из уст в уста передавался в народе рассказ о подвиге Эльфеджа, епископа Кентерберийского. Норманны захватили его в плен и пообещали дать 3 тысячи ливров, если Эльфедж отправится к Этельреду просить мира и выкупа в 12 тысяч ливров. Эльфедж отказался, ответив гордо: «Я не из тех людей, которые готовы губить христиан для идолопоклонников и отдать вам то, что накопили для своего содержания бедняки, которые находятся под моим пастырским надзором». Норманны, взбешенные дерзостью епископа, насмерть забили Эльфеджа камнями, а труп бросили в реку.

    Англичане вынуждены были подчиняться власти норманнов. В 1013 году Этельред бежал в Нормандию, к брату своей жены, который прежде был морским разбойником, а теперь правил целым государством. Вскоре из Англии прибыли послы, которые просили Этельреда вернуться, чтобы постоять за свой народ.

    Борьба с норманнами продолжалась. Через два года Этельред умер, и королем стал сын его Эдмунд, который, не в пример отцу, был храбрым и умелым воином. Молодой король отвоевал Лондон и добился мирных переговоров. Было условлено, что границей владений англичан и норманнов станет река Темза.

    Но мир продержался недолго. Ранняя смерть Эдмунда стала для норманнов сигналом к новым завоеваниям. Армия датского короля Кнута Могучего — сына Свена — огнем и мечом прошлась по землям англосаксов. Большинство правителей земель предпочитали сдаваться на милость победителей: только так можно было сохранить себе жизнь.
    Датчане вели себя на завоеванных землях как хозяева. Они не платили налогов, а, наоборот, получали от 7 до 20 марок серебром от подати, взимаемой их хозяином. Датчанин мог прийти в дом любого англосакса и жить в нем сколько ему заблагорассудится. Без его позволения никто в доме не мог ни присесть, ни приняться за еду. Если кто-либо из англосаксов наносил датчанину увечье или, того хуже, убивал, то он становился отверженным. Его преследовали и загоняли как дикого зверя. Несчастный превращался в «волчью голову» — так называли людей, которых не мог защитить закон. Участь его была незавидна — бежать в горы и жить в пещере, подобно волку.

    Вдова Этельреда Эмма жила в Нормандии вместе с двумя сыновьями. Ее брат герцог Ричард, стремясь породниться с грозным королем Кнутом, решил отдать сестру за него замуж. Эмма не возражала. Впоследствии под ее влиянием Кнут принял христианскую веру, его считали покровителем священнослужителей. Он восстановил разрушенные его воинами церкви и монастыри.

    С 1031 по 1035 год продолжалось завоевание его армией севера Европы. Он покорил все земли до Эльбы и провозгласил себя королем Англии, Дании и Норвегии.

    В 1037 году
    Кнут Могучий умер. Королева Эмма отправила письмо своему сыну Эльфреду в Нормандию. Он вернулся в Англию, но нарушил границу земель норманнов. Те схватили его, выкололи глаза и убили, как нарушившего мирный договор. Народ взбунтовался, восстание возглавил Годвин Уэссекский. В 1041 году датчане бежали из Британии. Второй сын Этельреда — Эдуард — был помазан на царство в Винчестерской церкви.
    Новый король установил закон, по которому саксы и датчане уравнивались в правах, сокращались и непомерные подати с крестьян. Мир, воцарившийся в Англии, стал залогом того, что ни один предводитель разбойников из Норвегии или Дании не осмелится напасть на земли государства, управляемые потомками непобедимого Кнута.

    Эдуард оказался нерешительным и слабовольным правителем. Ключевые посты в государстве он раздал датчанам, для которых Англия, по сути, не была родиной. Естественно, простым англичанам это не нравилось. Настроения народа поддерживал герой антинорманнского восстания Годвин, на дочери которого был женат Эдуард. Годвин пытался урезонить зятя, но норманнские военачальники заставили короля развестись. Сам Годвин бежал во Фландрию.

    В 1066 году после смерти Эдуарда на английский престол был избран старший сын Годвина Гарольд (на его дочери был женат великий князь Киевский Владимир Мономах). Переменами воспользовался Вильгельм, побочный сын нормандского герцога Роберта. Он предъявил свои претензии на английский трон. Вильгельм утверждал, что несколько лет назад он был в Англии, и король Эдуард в своем завещании назначил его будущим королем Британии. К тому же Гарольд стал королем без благословения церкви, что было против правил.

    Огромный флот Вильгельма, состоящий из 400 боевых кораблей и свыше тысячи транспортных, вышел из французского порта Сен-Валери. Армия Вильгельма насчитывала 60 тысяч воинов. 14 октября 1066 года в провинции Суссекс у городка Гастингс состоялась решающая битва между норманнами и англичанами. Англосаксонцы потерпели поражение. Король Гарольд и два его брата были убиты. Лондон сдался без боя — епископы вынесли Вильгельму ключи от города.

    25 декабря 1066 года Вильгельм стал королем Англии. В историю он вошел под прозвищем «Завоеватель». Нормандцы, составлявшие основу его войска, не имели ничего общего со своими северными предками — норманнами. Это были уже французские рыцари. Они говорили на странной смеси: французский язык, сдобренный датскими словами. Грамотные писали на латинском языке.

    Так получила свое логическое завершение эпоха викингов. Морской разбойник, промышлявший себе на жизнь пиратством, стал правителем могущественного государства. Конечно, и в дальнейшем норманны совершали грабительские походы, наводя страх на прибрежные народы Европы. Но того размаха, которого достигла разбойничья «деятельность» норманнов в У1ПХ1 веках, уже не было. Бывшие пираты становились порядочными людьми. Воины меняли меч на плуг и соху. Предводители пиратов предпочитали забрызганному кровью холщовому плащу атласную королевскую мантию.

     

    Это интересно!

    Нормандские Генеральные Штаты отказались давать деньги на поход Вильгельма. Они опасались, что герцог потерпит поражение и Нормандия превратится в провинцию Англии. Но нашлись люди, которые помогли будущему триумфатору. Богач Фитц Оберн снарядил 40 транспортных кораблей. Двоюродный брат Вильгельма граф Фландрский одолжил ему большую сумму денег. Но самое главное — Вильгельм заручился поддержкой Папы Римского Александра II. Папа издал буллу, в которой объявил Вильгельма английским королем, и прислал ему освященное знамя и перстень.

     

     

    Rambler's Top100



    медицинская справка 086 Пушкинская


    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru