фл.семафором якорь
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания


  •  

     

     

    Страницы "Истории пиратства" - по книге "Пираты, флибустьеры. Детская энциклопедия".
    Текст подготовлен в данной книге
    Ларисой Бурмистровой и Виктором Морозом.

    "История пиратства"



     

     

    Пираты Средиземного моря

     



    Арабы в Испании

     


    Между Черным морем и Персидским заливом находится обширный оазис, называемый Аравией. Его жители издревле привыкли к независимости и свободе. И даже соседство таких развитых стран, как Персия, Ассирия и Египет, не изменили дикого нрава аравийцев.
    Со временем в Аравии стали искать пристанище выходцы из других земель. Они приносили с собой свои обычаи и традиции и своих богов. Аравийцы с удовольствием слушали рассказы о далеких землях, о другой жизни. Их привлекали сказочные богатства развитых народов.

    Постепенно переселенцы и кочевники слились в одну нацию, и их стали называть арабами. Вместе они занимались ремеслами и торговлей. Но полностью преодолеть различие в культуре и обычаях не удавалось. Между выходцами из цивилизованных стран и коренными жителями стали возникать конфликты, перешедшие в постоянную вражду.

    В 711 году арабы отправились в Испанию. Эта война длилась долгих семь лет. Испанцы сопротивлялись, как могли, но не сумели отстоять свою независимость. Правда, многие испанцы довольно легко смирились со своим положением.
    «Положение побежденных стало так приятно, — отмечал один испанский летописец, — что вместо притеснения, которого страшились, они радовались, что принадлежат владыкам, которые дозволяют им свободное богослужение и не требуют от них ничего, кроме незначительной дани и повиновения законам, установленным для общего блага».

    Более восьми веков арабы хозяйничали в Испании. Они пытались распространить свое влияние и на Францию. Однако в скалах Аустрии нашлось племя, способное оказать завоевателям сопротивление. Оно сумело отвоевать у арабов провинцию за провинцией. В XV веке под властью мусульман осталось только Гранадское эмирство, в состав которого входило 14 городов, 97 крепостей и большое количество укрепленных деревень. Гранадские эмиры платили испанским королям ежегодную дань.

    В 1478 году эмир Абульхасан-Али отказался платить дань. В ответ на это испанский король Фердинанд V захватил и разорил крупный портовый город Малагу в провинции Андалузия.

    В 1489 году после смерти Абульхасана-Али в Гранаде начались ссоры между наследниками престола. Этим сумел воспользоваться испанский король. Он покорял город за городом и, наконец, добрался до Гранады. Только 6 января 1492 года испанцы смогли овладеть этим городом.

     

    Это интересно!

    Мухаммед (иногда его называют Магометом) родился 10 ноября 571 года в Мекке. В 40 лет Мухаммеду стали являться видения, которые впоследствии составили священную книгу мусульман — Коран. Мухаммед стал рассказывать людям о своих видениях. Сначала его проповеди встречали с насмешкой. Но со временем новая религия приобрела сторонников и становилась все более популярной и почитаемой.
    В 631-632 годах благодаря Мухаммеду была объединена большая часть Аравии. После смерти Мухаммеда его дело продолжили его ученики. Мусульманская вера распространялась на все большие территории. Аравитяне действовали не только силой убеждения, но и мечом. Они покорили близлежащие страны и всю Северную Африку, вели успешные войны с могущественной Византией.


     

     

    Магрибские пираты

     

    По условиям капитуляции испанский король гарантировал мусульманам спокойную жизнь и обещал с терпением относиться к их религии и не преследовать иноверцев. Но это были лишь пустые слова. На деле Фердинанд отправил в Альпухарру двух монахов-миссионеров, которые должны были обратить мусульман в христианство. Арабы были возмущены такими действиями. Они схватили монахов и предложили им принять мусульманскую веру или расстаться с жизнью. Монахи отказались предавать свою веру, и тогда арабы забросали их камнями.

    Испанцы решили отомстить мусульманам огнем и мечом. Выжившим арабам пришлось покинуть обжитые места и спасаться в горах. Укрывшись в горах, они постоянно нападали на испанцев, грабили селения. Но это были разрозненные группировки арабов, и их действия приносили незначительный ущерб.
    Двоим арабам удалось спастись при помощи обмана. Эль-Загаль и Антонио-де-Валор согласились принять христианство. Но все это было сделано только для прикрытия их тайных замыслов. Отправившись в горы, арабы стали собирать войско. Арабы убили 30 испанских рыцарей, а вскоре полностью изгнали христиан из Андалузии. Король послал для расправы с непокорными армию маркиза Мондехара, но она не смогла совладать с воинственными арабами и потерпела поражение.

    Война в Альпуххарских горах разгорелась с новой силой. Постепенно инициатива переходила к испанцам. Арабы перестали доверять своему начальнику подозрительно относились друг к другу. Вожди погибли от вражеских пуль, и, оставшись без начальства, арабы были разгромлены. Некоторым удалось спастись и убежать в Африку.

    Однако просто так успокоиться арабы не могли. Раздобыв небольшие суда, они занялись морским грабежом, нападали на испанские корабли, совершали высадки в прибрежных районах Андалузии, где нещадно грабили население, сжигали постройки.
    Разбойники действовали довольно успешно, и вскоре они смогли нажиться и добыть себе подходящие корабли. Влекомые легкой добычей, к арабам стали присоединяться изгои общества, преступники, преследуемые в своих странах. В Средиземном море появились плавучие разбойничьи государства, которые на протяжении трех веков боролись с христианскими государствами.

    Арабы неоднократно разрушали прекрасные прибрежные селения Андалузии, подвергая христиан бесчеловечным издевательствам. Испанские войска не могли справиться с неожиданными набегами разбойников. Всякий раз после зверских нападений на месте селений оставались лишь дымящиеся развалины и множество трупов.

    В 1504 году король Фердинанд Католик был вынужден приступить к подготовке военного похода в Африку, в Магриб — так именовалась часть Африки, заселенная в VII веке арабами.

    Средств у испанской казны на проведение военного похода не было. И тут на помощь королю пришел архиепископ толедский и примас испанский Франческе Хименес-де-Циснерос, ставший первым министром короля. Он составил план экспедиции, узнал у венецианского купца Джеронимо Вианели, бывавшего в Африке, месторасположение городов и укреплений и выделил из собственных сбережений и доходов толедского архиепископства сумму, необходимую на содержание 10000 войска в течение двух месяцев.

    3 сентября 1505 года испанский флот покинул Малагу. Солдатами командовал полководец Диего де Кордова, руководство флотом доверили Раймонду Кордовскому, артиллерией — Диего де Вере.
    Через шесть дней испанцы достигли арабского порта Масалькивир. Пираты открыли по неприятелю огонь, но, несмотря на это, испанцам удалось высадиться на берег с минимальными потерями.
    Расположившись на берегу, христиане приступили к осаде крепости. После многодневной блокады Масалькивир сдался. Правда, и испанцы понесли значительные потери. Со времени отплытия из Малаги прошло уже больше 50 дней, запасы у испанцев истощились, и они отправили часть войска обратно. Продвигаться дальше, в глубь незнакомой страны, малыми силами было очень рискованно.

    Этим и воспользовались разбойники. Они обосновались в других гаванях и в 1507 году предприняли новый поход на побережья Андалузии, безжалостно уничтожили большое селение, сожгли все, что не смогли унести с собой.
    Хименес, возведенный к тому времени в сан кардинала, стал уговаривать короля организовать новый поход в Африку. Многим вельможам предложения Хименеса были не по душе, и они всячески стремились помешать его планам. Король медлил.

    Кардинал взял инициативу в свои руки. «Не стыдно ли, — говорил он королю, — оставаться в бездействии в виду страны, доступ в которую нам открыт, и не ухватиться за возможность наказать без пощады врага христиан? Поручите мне начальство над армией, и через несколько дней знамя наше будет победоносно развеваться на всех пунктах опасного побережья, на котором ежегодно гибнут тысячи ваших подданных! Если казна истощена, то церковное имущество заплатит еще раз войскам...»

    Таким образом, Хименесу удалось уговорить короля подписать бланк, который предоставлял ему право заниматься организацией похода. Имея разрешение короля, Хименес принялся за решительные действия. Он наложил дань на церкви и отдал распоряжение Петру Наваррскому отправиться в Малагу для подготовки флота и армии из 14000 человек.

    Однако вельможи по-прежнему стремились помешать кардиналу. Король прислушивался к их мнению и постоянно по всяким причинам откладывал начало похода. Потерявший терпение Хименес в феврале 1509 года выехал в картахенскую бухту и велел флоту явиться туда же. И только 16 марта, когда все препятствия были устранены, флот поднял паруса и вышел в море.
    Арабы, завидя неприятеля, пришли в ужас. К их берегам приближалось около 80 вражеских кораблей. Хименес лично обратился к солдатам с пламенной речью, призывая их к мужеству и отваге, и даже был готов сам вести солдат в бой. Но офицеры уговорили его не рисковать и не подвергать себя опасности.

    Испанцы сражались умело и самоотверженно, довольно скоро им удалось захватить хорошо укрепленный город Оран. Солдаты настолько вошли во вкус, что не могли остановиться. Они не щадили ни женщин, ни больных, ни стариков. К утру в городе было убито 4 тысячи арабов, испанцы потеряли 30 человек. Кардинал, увидев, какую жестокость проявили его подчиненные, не смог сдержать слез. Он отказался от своей доли добычи и велел раздать ее христианам, находившимся у арабов в плену.

    Такой блестящей победе удивлялись и восхищались не только в Испании, но и во всей Европе. Поговаривали даже, что испанцам помогло чудо. Но кардинал чувствовал угрызения совести за разбойничьи действия испанцев. Опасаясь новых интриг, он вернулся в Испанию.

    Через полгода Петру Наваррскому удалось завоевать еще один магрибский город — Буджию. Количество жертв было огромным и на этот раз. Испанцы убили 5 тысяч человек, 1600 взяли в плен и захватили богатую добычу, большие стада верблюдов, лошадей, быков.
    Вдохновленный удачей, Петр Наваррский отправился в Алжир. Испуганные жители пребывали в страхе и даже не оказали никакого сопротивления. Они добровольно впустили в город испанцев.

    Жители города Триполи успели подготовиться к приходу испанцев, вывезли имущество и подготовили город к обороне. Но их мужества и решительности хватило только на два часа боя. Арабы защищались отчаянно, убили 300 испанцев. Правда, сами они понесли более значительные потери — 6 тысяч убитых.

    На этом подвиги Петра Наваррского закончились. Он пытался взять пиратский город Желву, но был рагромлен.

     

    Это интересно!

    Пистолет был легким оружием и идеально подходил для абордажной схватки. Главная проблема (особенно в море) состояла в том, что, если порох отсыревал, пистолет мог давать осечку. Перезарядка пистолета была весьма длительным процессом, и пират носил с собой несколько пистолетов.

     

     

    Рыжая Борода

     


    Наибольшую известность среди пиратов Средиземного моря в то время имели братья из Митилена — Арудж, Хайраддин и Исхак. Братья рано лишились отца, и с детства им пришлось жить в бедности. Исхак стал плотником, Хайраддин — горшечником, а Арудж решил связать свою судьбу с морем и нанялся матросом.
    При встрече с родосскими рыцарями Арудж попал в плен. Около двух лет он находился в рабстве. Все это время Арудж был прикован к скамье гребцов и выдавал себя за немого. Имени его никто не знал, и ему дали прозвище по цвету его бороды и волос — Барбаросса, что означает Рыжая Борода.

    Улучив удобный момент, Арудж сумел разорвать цепи и сбежать. Ему удалось уговорить одного купца доверить ему небольшое военное судно для крейсирования у берегов Родоса. Но в первом же походе начинающий пират потерпел поражение. Чудом Арудж спасся.
    Нищета заставила его наняться носильщиком, но эта работа была Рыжей Бороде явно не по душе. Он устроился кормчим на бригантине, сооруженной двумя купцами для морских разбоев. Однако это место не соответствовало способностям, которыми был наделен Арудж.

    Лидер по натуре, он сумел привлечь на свою сторону большую часть экипажа и, воспользовавшись случаем, раздробил командиру топором голову и занял его место. Оставаться рядом с Турцией было опасно, поэтому Арудж решил отправиться к берегам Африки.

    По пути он заехал домой и отдал живущей в бедности матери часть добычи. Братья, увидев, что Аруджу удалось разбогатеть за короткий срок, бросили свое ремесло и присоединились к нему.

    За короткий срок Аруджу удалось одержать несколько побед, и теперь в его распоряжении находилось три корабля. С богатой добычей Арудж направился в Тунис, чтобы завоевать расположение султана Мулей-Ахмеда. Султан был польщен богатыми подарками, приказал выдать пиратам по красному плащу и по 200 червонцев.

    Около двух месяцев Арудж провел в Тунисе в пирах, а потом вновь вышел в море. Султан отдал пиратам в пользование свои лучшие корабли. Однако союз с Мулей-Ахмедом продлился недолго. Султан хотел иметь большую часть добычи, что пиратам было не по душе.

    На острове Желве Рыжая Борода заключил союз с независимыми корсарами. Удача сопутствовала пиратам, и вскоре об их подвигах стали ходить легенды. Корабли Аруджа смело курсировали даже у берегов Италии.

    Однажды на пиратов напали две хорошо вооруженные испанские галеры. Почти половина морских разбойников была убита. Сам Арудж попал в плен. Но он не унывал. Большая часть испанцев перешла для грабежа на бригантину. Улучив момент, Арудж сумел достать кинжал и вонзить его в горло капитану неприятеля. Рыжая Борода освободился сам и освободил своих товарищей. Пираты схватили оружие, оставленное испанцами. Вновь вспыхивает сражение, победу в котором одерживают пираты.

    Арудж приказал пиратам переодеться в одежду испанцев и идти ко второй галере. Испанцы сочли дело сделанным и потому спокойно подпустили к себе галеру неприятеля, тащившую на буксире пиратскую бригантину. Опомнились испанцы только тогда, когда сопротивляться было бессмысленно.
    В сражении Арудж потерял много людей, и теперь ему требовалось подкрепление. Это заставило его помириться с турецким султаном. Арудж пообещал Мулей-Ахмеду завоевать для него Буджию. Такое предложение показалось султану заманчивым, он охотно согласился и в начале 1514 года выделил в распоряжение Аруджа два корабля и конвой со съестными припасами.

    Однако при первой же попытке приблизиться к Буджии Арудж был ранен, ядро раздробило ему руку. От намерения взять город пришлось на время отказаться. Ампутация прошла неудачно, и Арудж оказался на грани жизни и смерти. Но силы воли ему было не занимать. Он сумел выкарабкаться, а искусные хирурги сделали ему серебряную руку, которая могла двигаться на пружинках.

    В 1515 году Арудж совершенно излечился и был готов к новым подвигам. Он вновь осадил Буджию. Но напрасно пиратские корабли обстреливали город — крепостные стены выдержали шквал снарядов. В одной из атак пушечное ядро разорвало брата Аруджа Исхака. Арудж отступил, с остатками армии он нашел приют у своего союзника в Джиджели.

    Тем временем в Европе произошли значительные перемены. 23 января 1516 года скончался испанский король Фердинанд Католик. Смерть его явилась для арабов сигналом к действию. Они решили, что негоже платить дань Испании и нужно бороться за свободу. Алжирцы избрали своим шейхом Селима, но у нового правителя не хватало смелости самому вступить в сражение с испанцами. Он послал гонцов к Аруджу. Селим прислал знаменитому пирату подарки и предложение стать губернатором Алжира. Арудж, надеясь в будущем стать правителем арабского мира, согласился.

    С немногочисленным отрядом он прибыл в Алжир. Горожане встречали его с ликованием. Вскоре к Аруджу присоединились 300 турецких солдат из Туниса. Вместе с братом Хайраддином он готовил заговор против шейха Селима, хотя на людях всячески его поддерживал. Когда прибыли последние подкрепления, Арудж принялся обстреливать испанский гарнизон в Пеньоне. Под одобрительные крики алжирцев он сорвал флаги Испании. Штурмовать Пеньон он не стал — испанцы заперлись в неприступной крепости, и он не хотел терять своих людей. Постепенно горожане стали привыкать к мысли, что всем в Алжире заправляет Арудж. Убедившись, что народ его поддерживает, Арудж напал на дворец шейха, перебил охрану, а самого Селима задушил.
    Эйтеми, сын Селима, бежал в Испанию, где нашел приют у старика Хименеса. Алжирцы, недовольные убийством Селима, составили заговор против Аруджа, но на них донес христианский невольник. Предводитель пиратов приготовил для своих противников жестокую казнь. Он пригласил знатных алжирцев в мечеть на праздник. Как только вельможи вошли в здание, на них накинулись турецкие янычары. Они отрубили головы двадцати двум алжирцам, привязали их обезглавленные тела к лошадям и проволокли по улицам города. Это был хороший урок для всех недовольных правлением шейха-пирата.

    Хименес отправил для усмирения Аруджа эскадру кораблей под командованием Диего де Веры. Арудж пошел на хитрость. Городские ворота были отперты, а солдаты убраны со стен. Испанцы ворвались в город, не встречая сопротивления, но попали в ловушки, расставленные Аруджом. Хитроумный пират приказал вырыть на улицах Алжира глубокие ямы, в дно которых забили заостренные колья. Ямы замаскировали землей. Множество испанцев погибло, провалившись в ловушки. Диего де Вера с трудом избежал плена, а по возвращении в Испанию его ждала немилость и опала.

    Арудж стал хозяином алжирского побережья. Ему помогала даже природа — невиданной силы буря разметала и потопила множество испанских кораблей. Алжир стал столицей пиратского государства, которое было как гость в горле у Испании.
    Арудж оказался на гребне славы, но конец его завоеваниям был близок. В 1517 году он захватил Тенес. Вскоре после этого к нему прибыла делегация из Тлемсена, посланцы города просили Аруджа навести порядок в Тлемсене. Мулей-бу-Хамуд, поддерживаемый испанцами, захватил власть и обложил местное население данью.

    Арудж с войсками поспешил к городу. Брат Хайраддин прислал в помощь ему два галиона с запасом пороха и ядер. Навстречу ему выступила армия Мулей-бу-Хамуда. Но что могли противопоставить арабы, вооруженные лишь луками и копьями, хорошо обученным турецким наемникам Аруджа с их ружьями и пушками! Арабы бросились врассыпную после первого же залпа пушек Аруджа.

    Жители города открыли ворота перед освободителем, но взяли с Аруджа обещание, что он восстановит на престоле Мулей-бу-Заина, брата тирана. Арудж давал клятвы с той же легкостью, с какой впоследствии их нарушал. Ровно через четыре часа султан и его приближенные были повешены во внутренних покоях дворца. Еще несколько десятков человек Арудж утопил собственноручно. Вот таким был этот человек, не ведающий ни жалости, ни сострадания.

    Девять месяцев он правил Тлемсеном, а перед своим отъездом в Алжир умертвил 70 богатых горожан. Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения людей, они подняли восстание. К Тлемсену приближалась испанская армия, вызванная Мулей-бу-Хамудом.
    Арудж вместе с сотней преданных воинов, захватил сокровища Тлемсена, бежал из города. На дороге, ведущей в Алжир, его встретила испанская конница. Арудж бросил сокровища, но испанцы не прельстились богатством и кинулись в погоню за пиратом. Окруженный ими, он яростно отбивался, пока один из испанцев не пригвоздил его копьем к земле. Отрубленную голову Аруджа насадили на древко знамени и отправили в Испанию. Там страшный трофей перевозили из города в город, наводя ужас на простых испанцев.
    Аруджу Барбароссе было тридцать шесть лет, из которых он успел поцарствовать двадцать месяцев. Правители христианской Испании могли вздохнуть свободно — они устранили опаснейшего противника из мусульманского мира. Но у Барбароссы остался брат — Хайраддин, который решил продолжить дело, начатое Аруджем.

     

     

    Хайраддин Барбаросса

     

    Хайраддин правил в Алжире, когда узнал, что Арудж убит. Он сразу понял, что испанцы захотят развить свой успех и нападут на Алжир. В спешном порядке он усиливает гарнизон города, возводит новые укрепления.
    Вице-король Сицилии Хуго де Монкада, собрав многочисленную армию, явился 17 августа 1518 года к стенам Алжира. Он послал к Хайраддину парламентера с требованием немедленной сдачи. В противном случае испанский военачальник обещал предать его лютой смерти, как его брата Аруджа.
    Хайраддина не испугало это заявление. Он передал де Монкаде свой ответ: «Дети пророка не страшатся смерти... Знайте, что пока в Алжире останется в живых хоть один турок, вы не проникнете в него. Меч решит, кто из нас более заслуживает владычествовать над морем. Господь сам сделается нашим судьей!»

    Ответ алжирского султана привел испанцев в ярость. Де Монкада хотел немедленно идти на штурм, но его отговорил командующий артиллерией, который ждал прибытия арабов, посланных султаном Тлемсена.
    Ожидание испанцев затянулось на долгих шесть дней. А после этого налетел северный ветер, принесший с собой свирепую бурю. Якоря не могли удержать корабли, стоявшие на рейде. Шторм переворачивал их и разбивал о прибрежные скалы. 26 кораблей уничтожила буря, около 4 тысяч испанских солдат погибло. Хайраддин, возблагодарив Аллаха за помощь, лично возглавил армию и вышел из города. Он напал на лагерь испанцев, которые, прижатые к морю, отчаянно защищались.

    Волны прибили к берегу испанский галион. Разгорелась схватка за обладание кораблем, которая, не прекращаясь ни на минуту, продолжалась два дня. В конце концов Хайраддин предложил испанцам сдаться в плен, обещая сохранить им жизнь. Те сложили оружие.
    Несколько дней алжирцы собирали вещи, выброшенные штормом на берег. Тут были и пушки, и бочки с порохом, и корабельные канаты, в которых пираты остро нуждались. Им даже досталось несколько судов, которые сели на мель.

    В тюрьмах Алжира оказалось столько пленных, что их стало невозможным содержать. Хайраддин собирался получать за них выкуп от Оранского губернатора, но тот отказался платить деньги. Тогда Хайраддин приказал казнить всех пленных. Испанский король, узнав об этом злодеянии, немедленно послал галеру со 120 тысячами реалов для выкупа оставшихся в живых. Но Хайраддин отказался от денег и устроил показательную казнь, отрубив головы 36 испанцам в виду крепости Пеньон.

    Воодушевленный победой над испанцами, Хайраддин размышлял над тем, как ему покорить всю Северную Африку Он написал письмо турецкому султану Сулейману I, в котором признавал его владычество над Алжиром, Хайраддин прислал султану подарки, которые едва уместились на четырех кораблях.
    Султан милостиво принял подношения и назначил Хайраддина своим наместником в Африке, Свершилось до этого невозможное — пират Хайраддин Барбаросса стал правителем огромного государства. Три дня в Алжире продолжался праздник. А после этого Хайраддин решил продолжить завоевания, начатые его братом. Две тысячи турецких янычар, присланные Сулейманом I, как нельзя лучше подходили для этого.

    Но прежде ему пришлось побороться за трон с Ахмедом Бен-эль-Кади, который пользовался поддержкой у алжирских мавров. Объединившись с равнинными племенами, армия Бен-эль-Кади осадила Алжир. Хайраддин с верными людьми бежал из города. Он укрылся в Джиджели — бывшем пристанище Аруджа. Как в старые добрые времена, он снаряжает несколько кораблей и отправляется пиратствовать. К нему примкнули предводители пиратов Средиземноморья: Синам-Жид, Какчи-Диаболо, Табак и Сала-Раис.
    Накопив достаточно сил, весной Хайраддин совершает удачный поход на Алжир, В одной из стычек был убит Бен-эль-Кади. Барбаросса снова становится властелином города, но он и не думает забывать о своем ремесле пирата. С этого времени пиратские набеги на города Северной Африки становятся регулярными.

    В 1529 году Хайраддину удалось наконец овладеть фортом Пеньон, который на протяжении многих лет оставался оплотом испанцев в Африке. 45 кораблей на протяжении двух суток обстреливали крепость, пока не пробили в его стенах широкие бреши. На штурм бросилась огромная толпа турок. Немногочисленный гарнизон Пеньона — 150 испанцев — целые сутки сдерживал напор превосходящих сил противника. Но 21 мая крепость пала. Раненого коменданта разрубили на куски и бросили в море.
    Взятие Пеньона стало началом многочисленных пиратских походов турок на испанские владения. 15 октября 1529 года на 15 галионов Какчи-Диаболо напало 8 кораблей Родриго Портонда. Без труда турецкий пират захватил 7 судов, Портондо после кровопролитной схватки погиб. Сами пираты потеряли убитыми лишь 20 человек. Хайраддин отправил в дар султану Сулейману часть добычи и испанский штандарт.

    Хайраддин достиг всего, о чем мечтал. У него был самый сильный флот в Средиземном море, и он мог диктовать свои условия любому европейскому государю. Стремясь еще больше запугать испанского короля, он решил напасть на хорошо укрепленный Кадис. Двадцать пять кораблей отправились в Шершелль за провизией. Но об этом узнал испанский адмирал Андреа Дориа и разбил турок. Успехи Дориа на море беспокоили султана Сулеймана, и для борьбы с удачливым адмиралом он призвал Хайраддина.

    16 мая 1534 года Хайраддин стал турецким адмиралом. Он заключил перемирие с французским королем Франциском I и решил бросить вызов могущественному королю Испании Карлу V. Эскадра Хайраддина крейсирует у берегов Италии и Испании. Турки грабят города Лучидио, Читрарию и Спелунку. После этого Хайраддин приступом берет Тунис.

    Новый Папа Римский Павел III призывает христиан к борьбе с мусульманским нашествием. К флоту Испании присоединились Италия, Германия, Португалия и Мальта. 16 июня 1535 года эскадра под командованием Дориа приблизилась к Гулетте — форпосту Туниса. На одном из кораблей держал свой флаг сам Карл V. Хайраддин заблаговременно укрепил город и был готов к отражению атаки. Испанцы начали осаду Туниса. Они оказались более умелыми артиллеристами, чем турки, и разрушили крепостные стены. Однако испанское войско страдало от жары и болезней, Карл V решил завершить кампанию решительным штурмом.

    Христиане без труда обратили в бегство турок, завладев 15 июля фортами Гулетты. К их удивлению, на брошенных турками ядрах и пушках стояли французские клейма — Франциск I помогал Хайраддину оружием.
    Теперь ничто не могло остановить испанцев — Тунис подвергся страшному разграблению. Солдаты убивали всех, кто попадался им на пути. На улицах валялись трупы, а мечети и дома были залиты кровью.
    Хайраддин отступил к Мегидии. При переходе он разминулся с Какчи-Диаболо. А тот на десяти галерах увозил остатки сокровищ Хайраддина. Дориа, прослышав об этом, снарядил 14 кораблей в погоню. Но командовавший эскадрой генуэзский капитан побоялся вступить в бой с легендарным пиратом. Когда Карлу V донесли о трусости капитана, король приказал самому Дориа отправляться в море. Но адмирал не нашел пиратов. В это время Хайраддин уже находился в Константинополе при дворе султана Сулеймана.

    Карл V в 1541 году послал огромный флот из 360 кораблей на завоевание Алжира. На судах находилось 25 тысяч солдат и 500 мальтийских рыцарей. Но поход окончился полной неудачей. Непогода снова помешала испанцам овладеть пиратским гнездом. Неудача испанцев была воспринята алжирскими пиратами как Божий знак. Они провозгласили свой город непобедимым.
    Франциск I начал переговоры с турками. 5 июля 1543 года флот Хайраддина из 150 судов стал на рейде Марселя. Но турецкий султан колебался, боясь навлечь на себя гнев всей Европы. Скрепя сердце, он отдал приказ напасть на Ниццу. Но среди пиратов пронесся слух, что на помощь Ницце идет флот Дориа, и они отказались от похода.

    Хайраддин зимовал в Тулоне, а в это время его люди вели переговоры с генуэзцами. Казалось, непобедимый Дориа добивался расположения старого пирата. Был произведен обмен пленными, причем к Хайраддину вернулся капитан Трагут-Рейс, которого испанцы прозвали Драгут — «гроза морей».
    18 сентября 1544 года в Креси Франциск I подписал с Карлом V мирное соглашение, и Хайраддин оказался не у дел. Он потребовал у французского короля плату за оказанные услуги. Получив 800 тысяч экю, Хайраддин отплыл в Константинополь. По пути он остановил свои корабли в гавани Генуи. Отцы города были напуганы прибытием алжирского корсара и предложили богатый выкуп — шелковые ткани, золото, провизию, лишь бы Хайраддин не трогал город. Барбаросса милостиво согласился.

    Хайраддин провел остаток своих дней в Константинополе, купаясь в богатстве и роскоши. В конце мая 1547 года в возрасте 80 лет он умер. Похороны прошли с необычайной помпой, как будто хоронили государя. Турки преклонялись перед ним, и с тех пор все корабли, входящие в порт Константинополя, салютовали знаменитому корсару.

    Тот год вообще был примечателен для Европы.
    В далекой России венчался на царство великий князь Иоанн, которого впоследствии современники и потомки назовут Грозным. В Англии умер король Генрих VIII, в Германии — Мартин Лютер, реформатор христианской церкви. Франциск I, искавший союза с предводителем алжирских пиратов, пережил Хайраддина всего на несколько месяцев.

     

     

    Драгут - гроза морей

     


    После смерти Хайрадднна предводителем алжирских пиратов стал Драгут. С юности ои ненавидел христиан. Тяжелым воспоминанием для него были три года, проведенные в рабстве на галерах. Опорным пунктом Драгута стало Желвское озеро недалеко от Туниса.
    В 1548 году Драгут, собрав под свои знамена 24 бригантины, отправился разбойничать в Неаполитанский залив. Ему удалось захватить галеру мальтийских рыцарей, груженную золотом. Пираты вихрем промчались по побережью Калабрии, грабя и опустошая селения. Только появление флота Андреа Дориа заставило алжирцев отступить к Желве.

    После первых успехов Драгут уверовал в собственную безнаказанность и решил, подобно братьям Барбаросса, начать обширные завоевания. Его выбор пал на богатый город Мегедию, возвысившийся еще во времена арабского господства в Африке. После захвата Карлом V Туниса, он стал независимым и жители его весьма гордились полученной свободой.
    Драгут склонил Ибрагима-бен-Барака, одного из влиятельных людей в городе, на предательство. В назначенный день Ибрагим увел стражей с крепостных стен. Пираты, воспользовавшись этим, приставили к стенам лестницы и вскарабкались на них. После короткого штурма город был взят Драгутом. Он сделал наместником своего племянника Гез-Раиса, с предателем же расправился жестоко — приказал посадить его на кол. «Я не могу полагаться на верность человека, который предал свой родной город», — сказал Драгут.

    Ответ Карла V не замедлил себя ждать. 60 кораблей Андреа Дориа отправились отвоевывать Мегедию. Еще 24 галеры послало Сицилийское королевство. Драгута в это время в городе не было, и обороной руководил Гез-Раис. Крепость готовилась к штурму: выкопали глубокий ров, а позади заминированных стен горожане вырыли «волчьи ямы», замаскированные ветками и кусками дерна. Драгут пытался помочь своему племяннику, но вынужден был отступить перед эскадрой Дориа.

    10 сентября 1550 года испанские войска пошли на решающий штурм. Их не могли остановить ни хитроумные ловушки, ни отчаянная храбрость турок. В том сражении турки потеряли убитыми более 700 человек, а христиане — 400. Теперь для Драгута наступили тяжелые времена. Испанские корабли рыскали по всему Средиземноморью, пытаясь отыскать и уничтожить знаменитого пирата.

    В апреле 1551 года Дориа, казалось, настиг Драгута. Испанские галеры заперли пиратов в заливе Эль-Кантара на острове Желва. С противоположной стороны залив отделяла от моря узкая песчаная коса. Корабли Дориа стояли на рейде, ожидая, когда турки выйдут из своего убежища, чтобы обрушить на них всю мощь своих пушек. Но хитроумный Драгут обманул генуэзского адмирала. Две тысячи мавров за десять дней срыли песчаную косу до уровня моря. После этого на песок положили доски, смазанные салом. Матросы впряглись в канаты и потащили свои корабли в сторону моря. Так, один за другим, Драгут освободил все суда, в то время как огонь крепости Эль-Кантара отвлекал испанцев.

     

     

    Штурм Мальты

     


    В планы турецкого султана входило завоевание острова Мальта. Тот, кто владел Мальтой, мог господствовать во всем Средиземном море — остров находился на пересечении торговых путей. Мальтой управляли рыцари ордена иоаннитов, которые на острове стали именоваться мальтийскими. Замок Святого Ангела представлял собой неприступную крепость. Турецкий флот под командованием Синама-Паши подошел к Мальте. Драгут был вице-адмиралом. Вид замка Святого Ангела внушил им страх. Они решили, что взять его штурмом невозможно, и отступили.

    4 августа 1551 года турки взяли Триполи, который был оплотом мальтийских рыцарей в Африке. И здесь не обошлось без предательства. Управлять городом назначили Драгута.

    Прошло несколько лет. Драгут с успехом продолжал свою разбойничью карьеру, совмещая ее с должностью градоначальника Триполи. Его заклятый враг Карл V 25 октября 1555 года добровольно отдал корону своему сыну Филиппу II и удалился в монастырь Святого Юста.
    Начался напряженный период междоусобиц, когда европейские государства были заняты выяснением отношений. Средиземноморские пираты, не встречая должного сопротивления, резвились вовсю. В 1563 году испанцам все же удалось овладеть убежищем разбойников на острове Желва. Но вскоре подданные Филиппа II поплатились за беспечность — 80 турецких галер Пиали-Паши напали на них, в самый разгар пиршества по случаю победы.

    Отпор пиратам давали только мальтийские рыцари. Чтобы устранить последнее препятствие для завоевания полного владычества в Средиземном море, турецкому султану необходимо было покорить Мальту.
    Гроссмейстер Мальтийского ордена Жан Паризо де Ла Валетт был осведомлен о планах турок и готовился к вторжению. Мальтийские корабли доставили из Италии запасы продовольствия и боеприпасов. Был укреплен замок Святого Ангела и достроена крепость Сент-Эльм. Против турок гроссмейстер мог выставить 8500 воинов, из которых 500 — мальтийские рыцари.

    Флот, собранный турками, состоял из 137 галер, 35 галиотов и 21 галиона. В атаку готовы были ринуться 30 тысяч солдат. Более 6 тысяч из них составляли янычары, известные своей храбростью и беспощадностью к врагам. Эскадрой командовал Пиали-Паша, сухопутную армию возглавлял Мустафа-Паша.
    18 мая 1565 года турки высадили десант — 3 тысячи человек — в заливе Мирза-Сирокко.

    Они начали возводить укрепления, чтобы обеспечить высадку остальной армии. Мальтийские рыцари решили сделать вылазку, командор Коппьер с отрядом в 1200 человек напал на турок. Более 200 янычар погибло, а мальтийцы при этом потеряли лишь одного воина.
    Турецкие военачальники совершили роковую ошибку. Дожидаясь прибытия Драгута, они решили овладеть замком Сент-Эльм. Это дало бы им возможность безопасно разместить корабли в заливе Мирза-Сирокко. Когда Ла Валетту донесли об этом, он не мог скрыть радости. Взятие крепости Сент-Эльм ни на шаг не приблизило бы турок к завоеванию Мальты.

    Гроссмейстер во время осады показал себя как опытный стратег. Видя, что осада затягивается, он приказал своим людям не тратить понапрасну боеприпасы и не совершать ненужных вылазок, чтобы не терять солдат.
    Турки вырыли траншею на расстоянии выстрела из аркебузы. Стрелки поражали меткими выстрелами мальтийцев, которые неосторожно высовывались из своих укрытий. А 29 мая рыцари все же устроили ночную вылазку, в которой истребили немало мусульман.

    В это время к туркам присоединились 15 кораблей Драгута. Турецкие адмиралы полагались на находчивость и смекалку алжирского пирата. Они устроили совещание, во время которого едва не поругались. Драгут предложил напасть на форт Гоцо, а Мустафа-Паша требовал начать наступление на замок Святого Ангела. Хотя последнее мнение и было самым правильным, к нему не прислушались. В итоге решили продолжать осаду. Драгут не верил, что маленькая крепость долго сможет выдерживать натиск огромных турецких полчищ, поддерживаемых самым могущественным флотом в Средиземноморье.

    Турки обрушили на Сент-Эльм шквал снарядов. Установленные вокруг крепости пушки стреляли почти беспрерывно. Разрушив стены, янычары устремились на приступ. Их ярость столкнулась с решимостью осажденных. Мальтийцы лили на врагов кипящую смолу, сбрасывали камни. Штурм был отбит. Его печальные итоги — 20 погибших мальтийских рыцарей и почти 2 тысячи убитых турок.

    На следующий день турки подтащили свои орудия еще ближе к крепости. Они укрывались за тюками шерсти и фашинами и вели огонь из аркебуз. В это время инженеры засыпали ров землей и камнями. Приближался час решающего штурма. Осажденные послали к гроссмейстеру Ла Валетту человека, который сообщил, что Сент-Эльм сможет держаться еще недолго. Ла Валетт просил передать защитникам крепости: «Для спасения ордена необходимо, чтобы вы защищали форт до последней минуты, хотя бы вам пришлось погрести себя под его развалинами».

    16 июня 1565 года после мусульманского праздника турки устремились на новый штурм Сент-Эльма. С криками «Аллах акбар!» мусульмане бросились на христиан. В первых рядах сражались янычары. Одним видом своим — в тигровых шкурах, с расписанными лицами — они внушали ужас. Единственным их оружием были кривые сабли - ятаганы. Рядом с простыми воинами бились Драгут и Мустафа-Паша. Но ничто не могло сломить героический дух защитников крепости. Турки вновь отступили.
    Адмиралы, спрятавшись в траншее, обсуждали дальнейшие действия. В этот момент шальное ядро, долетевшее из замка Святого Ангела, упало рядом с Драгутом. Осколок пробил голову адмирала. Пират рухнул на землю, изо рта и носа его лилась кровь. Мустафа-Паша прикрыл его плащом, чтобы солдаты не заметили потери своего предводителя, и продолжал руководить штурмом.
    Мустафа-Паша пообещал по 4 золотых монеты за каждого живого рыцаря, но из 1200 человек, составлявших гарнизон Сент-Эльма, в плен попали всего 9 человек. Остальные погибли, защищая крепость.

    Драгут получил известие о взятии Сент-Эльма на смертном одре. На мгновение он пришел в себя, лицо его озарила улыбка, и он тихо испустил дух. Его достойным наследником стал калабрийский пират Алуч-Али. Он управлял Триполи, а после покорил Алжир и стал великим адмиралом.
    8 июля к Мальте прибыло подкрепление из Алжира — 28 кораблей, которыми командовал сын Хайраддина Гассан-Паша. С ним были «непобедимые» — 2,5 тысячи воинов, участвовавшие со своим предводителем во многих сражениях.
    Турки совещались, где начать главный штурм укреплений мальтийских рыцарей. Решающим оказалось мнение Гассапа-Паши. Он предложил напасть с двух сторон на полуостров Святого Михаила, чтобы разобщить силы рыцарей.

    Но Ла Валетт разгадал замысел противника и сумел организовать сопротивление. Он бился на стенах плечом к плечу с простыми воинами. Раз за разом турки устремлялись на штурм и раз за разом были вынуждены отступать. Им удалось-таки овладеть Кастильским фортом, но рыцари тут же освободили его.

    Предводители турок получили известие, что к Мальте идет помощь от испанского короля Филиппа II. Собравшись в форте Сент-Эльм, они приняли решение отступать. Но напоследок 11 сентября Мустафа-Паша, не желавший мириться с поражением, повел за собой 13 тысяч турок в последнюю атаку. Корабли Гассана-Паши прикрывали наступление с моря. Но и здесь турок ждало жестокое поражение. Построившись тремя колоннами, рыцари обрушились на врага. Янычары бежали, стараясь добраться до своих кораблей. Более 3 тысяч их погибло в этом бою. Потери христиан были намного меньшими - всего 14 человек.

    Так закончилась осада Мальты, в которой безусловную победу одержали мальтийские рыцари. Турецкий флот возвратился в Константинополь, а Гассан-Паша — в Алжир. Последовавшее через шесть лет после этого морское сражение при Лепанто подорвало могущество Турции. Средиземноморские пираты вынуждены были довольствоваться мелкими грабежами, не покушаясь на большее.



     

    Последние успехи пиратов Африки

     


    Турецкий трон наследовал султан Селим, который, не вступая с христианами в серьезные сражения, копил силы для большой войны. Африканские пираты продолжали действовать на торговых путях Средиземноморья. Зимой 1570 года Алуч-Алия, наместник Гассана-Паши, прозванный Килиджи (меч), взял Тунис. После этого он собрал окрестных пиратов и решил присоединиться к кораблям Пиали-Паши. Около берегов Сицилии он ограбил 20 галер, везших груз на Мальту.

    Христианские правители понимали, что пришло время расправиться с ненавистной Турцией». Папа Римский Пий V призвал организовать священную лигу для борьбы с мусульманами.

    Летом 1571 года объединенная эскадра из 212 кораблей направилась к Греческому архипелагу. Ей противостояли 200 турецких галер и 60 судов африканских пиратов. Среди военачальников были Гассан-Паша, Мухаммед-Бей — сын морского разбойника Сала-Реиса, Хар-эль-Хаджи-Али и Алуч-Али, которого современники признавали величайшим пиратом после Хайраддина. Христианским флотом командовал дон Хуан Австрийский.

    Эскадры встретились 7 октября 1571 года в проливе Лепанто между материком и Кефалонскими островами. Противники выстроились в боевом порядке. Дон Хуан Австрийский занимал центр вместе с папскими, савойскими, венецианскими и генуэзскими галерами. Барбариго командовал левым флангом, Андреа Дориа — правым. Боевое построение турок было похожим. Алуч-Али на своем крыле противостоял кораблям Дориа.

    Дон Хуан Австрийский поднял на своей галере знамя лиги, дав знак к началу сражения. Тут же с обеих сторон загрохотали пушки, корабли окутались клубами дыма. Барбариго пустил ко дну галеру наместника Александрии Сирокко. Корабль Хуана Австрийского сошелся в абордажном бою с галерой Пиали-Паши. Уже в самом начале боя Пиали-Паша был разорван ядром надвое.
    Гибель военачальника сломила сопротивление турок — на галере взвился флаг священной лиги. Христиане теснили мусульман, отчаянно сопротивлялся лишь Алуч-Али. Он захватил 10 галер мальтийских рыцарей. На помощь поспешили галеры дон Хуана Австрийского. Видя, что сражение проиграно, Алуч-Али пошел напролом сквозь ряды кораблей Дориа, беспорядочно стреляя во все стороны. Ему удалось вырваться из окружения. Более того, он не потерял добычу и доставил ее в Константинополь. Турки, лишившись поддержки грозного пирата, совсем пали духом. Сражение закончилось страшной резней. Погибло около 30 тысяч турок.

    Однако европейские правители не сумели извлечь пользу из этой величайшей победы христиан над мусульманами. Каждый из них отстаивал свои интересы, и развить успех, чтобы полностью довершить разгром турецкой армии, им не удалось. Более того, на следующий год 160 кораблей Алуч-Али-Килиджи вернулись к Греческому архипелагу, разрушая и грабя христианские города. Венецианская республика, стремясь обезопасить свои владения, была вынуждена даже заключить 15 марта 1573 года мирный договор с пиратами.

    Но все же сражение при Лепанто оказалось решающим в судьбе мусульманских пиратов Средиземного моря. Они перестали быть по-настоящему грозной силой. Их бывшие убежища — Алжир и Тунис — стали независимыми государствами и не оказывали пиратам никакой поддержки.

    В начале XVII века алжирские пираты снова заявили о себе. Из Испании изгнали морисков — потомков андалузских мавров. Среди них было много искусных моряков, и они охотно примкнули к пиратам, чтобы отомстить испанцам за свое унижение. Они научили алжирцев строить большие парусные суда, и к 1617 году флот Алжира насчитывал уже 70 кораблей. К этому времени относятся две успешные экспедиции пиратов. Одна из них опустошила остров Мадейру (пираты сняли даже колокола с местных церквей), вторая прошлась губительным смерчем от Севильи до Лиссабона и даже достигла берегов Англии и Исландии.

    В это время Франция стала основывать колонии на африканском берегу. 19 сентября 1628 года между Алжиром и Парижем был заключен мирный договор, по которому алжирцы обязались не грабить и не осматривать корабли, плывущие под французским флагом.

    Однако пираты не спешили выполнять условия договора. У них в плену томились французские граждане, многие из которых были ремесленниками, а значит, полезными для пиратов. Дабы наказать алжирцев, король Людовик XIII в 1637 году отправил в Алжир эскадру из 13 кораблей. Однако до места назначения добрался лишь один, остальные сбились с курса. Адмирал Манти не побоялся передать пиратам требования государя. Алжирцы хотели сжечь его корабль, и адмиралу с трудом удалось вырваться. Он поднял на мачте красный флаг в знак мести и захватил у побережья две фелуки с грузом.
    В ответ пираты снарядили эскадру и разграбили Ла-Калле и другие французские поселения. Но неожиданно началось восстание арабов, которые истребили посланный против них отряд янычар и потребовали вернуть Ла-Калле и продолжить торговлю с Францией.

    Пираты присмирели, это продолжалось до тех пор, пока бей Баба-Гассан не захватил власть в Алжире. Он вызвал к себе французского консула. Баба-Гассан показал ему свой многочисленный флот, стоящий в гавани, и потребовал передать королю Людовику XIV, что через несколько дней эти корабли уничтожат былое величие Франции.

    Но у Парижа нашелся достойный ответ. В эти годы Франция переживала благодатные времена. С мнением Людовика XIV, который известен своим изречением: «Государство — это я», считалась вся Европа. Кораблестроение во Франции достигло своего расцвета. Французский флот насчитывал более 100 мощных линейных кораблей. Против Алжира была снаряжена эскадра, состоящая из 11 линкоров и 15 галер. Флотом командовал адмирал Дюкэн. В состав эскадры входили 5 бомбовых галиота, несших на себе изобретение молодого офицера Рено д'Элисагаре — бомбовые мортиры.

    Флот подошел к Алжиру и начал обстреливать город. Бомбы производили страшные разрушения. Развить успех не удалось из-за плохой погоды — приближался сезон штормов. Корабли вернулись в Тулон. В конце июня 1683 года они вновь подошли к стенам Алжира. Эскадра была усилена пятью кораблями маркиза д'Анфревиля. Начались мирные переговоры с турками. Алжирцы согласились выдать всех христианских невольников, а также двух предводителей пиратов — Али и Меццоморте. Еще одно требование французов — заплатить 1,5 миллиона франков за военные издержки — бей Баба-Гассан выполнить не мог.

    Тогда Меццоморте попросил Дюкэна отпустить его в город, утверждая, что он сможет найти деньги. Адмирал согласился и вскоре пожалел об этом. Пират вошел во дворец, заколол Баба-Гассана и провозгласил себя правителем Алжира. Он приказал не выдавать пленных, а, наоборот, начать бомбардировку французской эскадры. В ответ французы возобновили обстрел города. Тогда Меццоморте приказал привязывать христиан к пушкам и стрелять. Так погибли 22 француза.

    В 1684 году Франция заключила новый договор с алжирским пиратским государством. Но и он действовал недолго. Уже через два года возобновились захваты и ограбления французских торговых судов.


    Правители Алжира сменяли один другого, но политика их оставалась неизменной на протяжении последующих столетий. Под их данью оказались практически все европейские государства. Лишь Франция не платила ничего. Преемник Меццоморте бей Шаабан заключил с Парижем взаимовыгодный договор. Дания купила мир за 100 тысяч талеров. Королевство обеих Сицилии ежегодно присылало в Алжир 24 тысячи пиастров. Подарки алжирским беям были вынуждены делать Португалия, Австрия и даже Англия с Голландией.

    Более других доставалось Испании. В 1775 году 300 испанских кораблей пытались захватить Алжир, но бездарные командиры не добились ровным счетом ничего. Испания заключила в 1785 году мир с алжирцами, что, впрочем, не снимало с нее обязанности платить ежегодную дань.

    Так продолжалось до 30х годов XIX века, пока
    король Франции Карл Х не решил начать морскую блокаду Алжира. Франция завоевала Алжир и присоединила его к своим владениям.

     

     

     

    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru