фл.семафором якорь
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания


  •  

     

     

     

    Страницы "Истории пиратства" - по книге "Пираты, флибустьеры. Детская энциклопедия".
    Текст подготовлен в данной книге
    Ларисой Бурмистровой и Виктором Морозом.

    "История пиратства"


     

     

    Пираты XVI века



     

    Кому достанется золото Америки?

     

     

    После того как Христофор Колумб открыл Америку, властители Испании и Португалии решили разграничить между собой сферы влияния в океанах. По их инициативе Римский Папа Александр VI в 1493 году издал буллу, по которой во владение Испании отдавались земли, лежащие к западу от Европы, а Португалии — к востоку. Во всех этих морях запрещалось «любым особам, какого бы они ни были звания, пусть даже императорского и королевского... ходить для приобретения товаров или по иной причине без специального на то разрешения».

    Поначалу такой
    раздел мира не ставился под сомнение. Испанцы и португальцы первыми вступили в эпоху великих географических открытий, их флоты были самыми сильными в Европе. Но проходили годы, набирали силу другие европейские государства — Англия, Франция и Голландия. Они не хотели мириться с ролью стран «второго сорта» и пытались отвоевать право на часть тех богатств, которыми обладали «властители западного и восточного океанов».

    Между пиренейскими странами и остальной Европой возникли противоречия, которые нередко заканчивались вооруженными стычками. Масла в огонь подливало и то, что противоборствующие стороны принадлежали к разным религиозным конфессиям. Испанцы и португальцы были католиками, в то время как в Англии преобладали сторонники англиканской церкви и протестанты. Немало было сторонников протестантизма (гугенотов) и во Франции. Голландия также откололась от католической церкви. У каждой страны была своя религия, которая оправдывала войну, грабежи и убийства.

    В 1563 году солдаты испанского адмирала Педро Мендеса захватили французский форт Каролина на американском побережье. Солдат противника они повесили, укрепив над ними табличку:
    «Повешены не как французы, а как еретики». Месть Парижа не заставила себя ждать — адмирал де Гурж уничтожил флот испанцев у побережья Флориды. Пленных отправили на виселицу, а на родину де Гурж передал, что враги «были повешены не как испанцы и католики, а как бандиты и убийцы».

    Испанцы вывозили из Нового Света золото. Каждый год из Испании в Америку отправлялись две флотилии судов, которые везли в колонии европейские товары. Одна флотилия доходила до Кубы, другая — до материка, останавливаясь в Картахене и Пуэрто-Бельо. Сюда из рудников Чили и Перу на мулах доставляли золото и серебро. В обратный путь корабли отправлялись доверху нагруженные сокровищами Нового Света.
    Эти эскадры получили название «Золотой флот». Тут-то их и стремились перехватить пираты, хозяйничающие в Карибском море. В основном это были искатели удачи из Англии. Большинство из них пользовались благословением королевских особ. Правители Англии выдавали своим подданным каперские свидетельства, которые позволяли этим «законным пиратам» останавливать и грабить торговые суда других государств.

    Охота за
    галионами Золотого флота началась сразу же, как только в Европе разнесся слух, что испанцы везут из Нового Света сказочные сокровища. Уже в 1497 году некий корсар, подданный французского короля Франциска I, напал на корабли Христофора Колумба, возвращавшегося из третьего заморского плавания в Америку. Пришлось первооткрывателю Нового Света спасаться бегством и укрыться на Мадейре.

     

     

    Фрэнсис Дрейк

     


    Фрэнсис Дрейк был одним из самых знаменитых и удачливых английских каперов за всю историю пиратства. Он родился в 1540 году в Девоншире. Его отец Эдмунд фермерствовал, а Фрэнсис был старшим сыном в семье, которая насчитывала 12 детей.

    В Англии происходили серьезные экономические изменения — дворяне захватывали земли фермеров и общинников, лишая их средств существования. Это называлось «огораживание». Эдмунд Дрейк был вынужден бежать от дворянского произвола в Чэтем.
    С малых лет Фрэнсис «заболел» морем. Он пропадал целыми днями в порту, а в двенадцать лет отец устроил его юнгой на торговый корабль — небольшой барк «Юдифь» водоизмещением 50 тонн. Через шесть лет владелец корабля умер. В своем завещании он оставлял корабль Фрэнсису. Невероятно — в 18 лет будущий корсар стал полноправным капитаном!
    Некоторое время Дрейк вел себя как добропорядочный коммерсант — доставлял грузы из европейских городов в Англию. Но в 1567 году его дальний родственник сэр Джон Хоукинс предложил юноше присоединиться к эскадре, которая отправлялась в Новый Свет. За Хоукинсом закрепилась недобрая слава, его считали пиратом и работорговцем. Так и было на самом деле.

    Флотилия Хоукинса состояла из 6 кораблей, включая «Юдифь» Дрейка. Испанские колонии в Вест-Индии во второй половине XVI века испытывали недостаток рабочей силы. Местных жителей — индейцев — почти всех перебили, а белые колонисты отказывались работать. Тогда стали завозить чернокожих рабов из Африки. Официально это было запрещено, и испанцы часто пользовались услугами своих злейших врагов — англичан. Джон Хоукинс занимался именно таким промыслом, который приносил, между прочим, очень неплохую прибыль.

    Около года англичане продавали невольников в города на побережье Мексики, но однажды их предали. Вице-король Мексики Мартин Энрикес пригласил Хоукинса с его эскадрой погостить у него. Англичане вошли в гавань города Сан-Хуан-де-Улоа. Ничего не подозревая, они веселились, отдыхая после трудного перехода через Атлантику. А вице-король уведомил испанские власти о своих гостях, и те стянули к порту значительные морские силы. Ночью испанские корабли атаковали англичан.
    Фактор внезапности стал решающим — испанцы наголову разбили англичан. Спастись удалось лишь двум кораблям — «Юдифи» и «Миньону».

    Дрейка и раньше нельзя было заподозрить в особой любви к испанцам, а после этого случая он их просто возненавидел. В голове юноши зрели планы мести — один кровожаднее другого. Он решил преследовать и грабить испанские корабли в любой точке океана, где бы он их ни встретил.

    Но жизнь шла своим чередом, и 4 июля 1569 года Фрэнсис женился на семнадцатилетней девушке Мэри Ньюмен. Вскоре после свадьбы Дрейк отправился в Карибское море. Он задумал нападение на богатые испанские города на Панамском перешейке. Но для осуществления этого плана следовало тщательно подготовиться.

    В одном из плаваний Дрейк обнаружил укромную бухточку, которую окрестил Портом Фазанов. На берегу, в зеленых зарослях, его матросы устроили склад продовольствия. Отсюда начинающий морской разбойник Дрейк собирался атаковать богатые американские поселения. Ближе всего находился городок Номбре-де-Диос — один из перевалочных пунктов для караванов с испанскими сокровищами.

    Вернувшись в Англию и закончив последние приготовления, Дрейк отплыл за золотом Нового Света. 24 мая 1572 года два корабля, «Паша» и «Лебедь», покинули порт Плимута и взяли курс в открытое море. Фрэнсис уговорил отправиться в плавание своего младшего брата Джона, который командовал «Лебедем».

    При переходе через океан Дрейк захватил два испанских судна. Через полтора месяца корабли подошли к Порту Фазанов. Неожиданно англичане заметили струйку дыма, поднимавшуюся над деревьями. Встревоженный Дрейк приказал спустить шлюпку и с отрядом вооруженных матросов высадился на берег.

    В лесу никого не было, англичане нашли лишь остатки костра, а около него, на дереве - записку. Дрейк прочитал ее. Послание было от Джона Гаррета, давнего знакомого Фрэнсиса. Гаррет сообщал, что испанцы обнаружили склад Дрейка и разорили его. Пришлось Дрейку начинать все с нуля. Он приказал разбить на берегу лагерь. В тот же день началось строительство укрепленного форта.

    Однажды в бухту вошел корабль под английским флагом. Командовал им капитан Джеймс Ренс. Узнав о намерении Дрейка разграбить Номбре-де-Диос, он охотно присоединился к соотечественникам.

    20 июля флотилия Дрейка вышла в море и вдоль панамского побережья двинулась к Номбре-де-Диос. Вскоре им попались два испанских судна. Дрейк узнал, что в Номбре-де-Диос паника, жители требуют, чтобы губернатор попросил помощи у испанского правительства. Фрэнсис поначалу решил, что испанцы разузнали о приближении его эскадры. Но оказалось, что на Номбре-де-Диос напали мароны — чернокожие беглые рабы.
    Англичане спустили на воду 4 пинассы, которые в разобранном виде находились на их судах. Семьдесят человек под командованием Дрейка направились к берегу. Заночевали в 6 милях от крепостных стен. Англичане нервничали, многие из них молились Богу. Дрейк, чтобы подбодрить подчиненных, произнес пламенную речь. На руку Фрэнсису сыграла даже луна. Когда она взошла над горизонтом, Дрейк объявил всем, что это солнце, наступило утро, время выступать в атаку.

    В городе все были заняты маронами и не ожидали нападения с другой стороны. На береговой батарее дежурил лишь один солдат. Когда он увидел, что со стороны моря на него надвигается толпа разбойников, то в страхе бежал.

    Пираты разделились: одна группа направилась к рынку, а другая — к городскому казначейству. Они шли, не встречая сопротивления — большинство жителей еще спали. Но вот над Номбре-де-Диос раздался колокольный звон — это бежавший солдат поднял тревогу. Заиграли трубы, из казармы выскакивали заспанные солдаты, на ходу одеваясь.
    Рассвело, и испанцам стало понятно, что пиратов не так много, как казалось в полутьме. Они начали теснить англичан. Фрэнсис был ранен в ногу, но продолжал сражаться. В самый ответственный момент боя с фланга на испанцев обрушились люди Джона Дрейка. Выпытав у пленных, где дом губернатора, пираты бросились к нему. В подвале они обнаружили несколько сундуков, доверху наполненных серебряными монетами и украшениями.

    Пираты хотели вытащить сундуки наверх, но Дрейк остановил их, сказав, что главные сокровища — в казначейском доме на берегу. Там золото, бриллианты и жемчуг. А за серебром они всегда успеют вернуться. «Я привел вас в сокровищницу мира! — заявил Фрэнсис. — Если вы уйдете отсюда без сокровищ, то винить в этом будете только себя!»
    Но во время этой тирады Дрейк неожиданно потерял сознание и рухнул на землю. У него открылась рана, полученная утром. Его матросы прекратили атаки испанских позиций и отступили, унося раненого капитана на корабль. Вместо золота и серебра в этом походе им удалось захватить лишь один испанский корабль в порту. Весь его груз состоял из бочек с вином. Пираты не могли позволить, чтобы вино испортилось в жарком климате и опустошили больше половины бочек на острове Бастиментос. Здесь они отдыхали несколько дней, чинили паруса и корабли, а Дрейк залечивал свою рану.

    На острове скрывались от властей беглые мароны. Один из них, по имени Диего, рассказал Дрейку что сокровища инков, перед тем как попасть в Панаму, хранятся в городке Вела-Крус. Дрейк решил напасть на этот город, но сначала нужно было избавиться от нежелательных компаньонов — ни с кем делиться Дрейк не собирался. Он рассказал капитану Ренсу, что будущая экспедиция сопряжена со многими опасностями. Напуганный капитан предпочел убраться восвояси.

    Дрейк провел разведку и выяснил, что в Вела-Крус уже ждали его появления. Он отправился к Картахене, где захватил два испанских корабля. Но у него не хватало людей, и несколько судов пришлось сжечь. Таким образом, в распоряжении Дрейка остался «Паша» и 3 пинассы. Вдобавок пиратов настигла неизвестная болезнь. От нее умерло несколько человек, в том числе и брат Дрейка Джозеф. А незадолго до этого в стычке с испанцами погиб и другой его брат — Джон.

    Медлить было нельзя, и Дрейк приказал выступать на Вела-Крус. Пираты высадились на берег и углубились в джунгли. У Дрейка было не так много людей — всего 18 пиратов и присоединившиеся к ним 25 маронов.
    На четвертый день пути мароны привели его к дереву, на вершине которого была построена деревянная площадка. Изумленный Фрэнсис увидел на горизонте с одной стороны воды Атлантического океана, с другой — Тихого. Он был первым англичанином, лицезревшим Великий океан, который в то время именовали Испанским озером. «Если всемогущий Бог продлит мои дни, я пройду в этих водах на корабле под английским флагом!» — поклялся Дрейк.

    Вскоре пираты достигли Вела-Крус. Лазутчики сообщали, что нынешней ночью караван с сокровищами покинет город. Вслед за ним отправляются еще два каравана: один — с продовольствием, другой — с золотом.
    Отряд Дрейка укрылся в зарослях вдоль дороги. Фрэнсис приказал всем облачиться в белые рубашки, чтобы в темноте случайно не перестрелять друг друга. Но план сорвался изза одного матроса. Увидев караван, он, не долго думая, выскочил из кустов и ринулся к мулам, истошно крича. Подоспевшие товарищи скрутили безумца и утащили в лес. Но было поздно: их заметили. Караван вернулся в город, а в Панаму поскакал всадник за подмогой.

    Губернатор Вела-Крус пошел на хитрость. Он послал впереди мулов, груженных продовольствием. Когда пираты напали на караван, их ждало горькое разочарование. Вместо самоцветов, золота и серебра они захватили мешки с сушеными фруктами. А тут еще появились солдаты из Панамы. В завязавшейся перестрелке Дрейк был ранен, несколько пиратов погибли.
    Англичан выручили мароны. В решающий момент боя они кинулись на испанцев, искусно сражаясь большими ножами — мачете. Солдаты бежали, и пираты беспрепятственно вошли в Вела-Крус. Но драгоценностей здесь уже не было.

    Дрейк знал, что Золотой флот еще не отправился в Испанию, а по-прежнему находился в Номбре-де-Диос. С остатками отряда он поспешил туда. Через некоторое время они нагнали караваны с золотом. Охранявшие сокровища солдаты спаслись бегством. Драгоценностей оказалось столько, что унести их англичане просто не могли. Они закопали золото в землю, и вовремя — их настиг испанский отряд из Номбре-де-Диос.
    Несколько дней Дрейк через непролазные джунгли пробирался к побережью. Увидев, что у берега дежурят испанские корабли, пираты соорудили плот, на котором незаметно вышли из устья реки Магдалены. В открытом море они встретились со своими кораблями.

    Спустя некоторое время, дождавшись, когда испанцы прекратят поиски дерзких англичан, Дрейк вернулся и откопал спрятанные драгоценности. Теперь можно было идти в Англию.

     

    Гордость британской нации



    9 августа 1573 года Фрэнсис Дрейк возвратился в Плимут. Встретить нового героя Англии вышел весь город. Даже в церквях, несмотря на воскресный день, прекратилось богослужение, сами священники стояли на пристани.
    Фрэнсис уходил к берегам Нового Света никому не известным капитаном, теперь же он был богатым человеком. Первым делом он купил в Плимуте дом и некоторое время жил на берегу, наслаждаясь семейной жизнью. Между Англией и Испанией было заключено перемирие, и пока Британия не нуждалась в услугах удачливого корсара.

    Но долго так продолжаться не могло. Раздел мира не мог протекать мирно. 15 ноября 1577 года Дрейк снова выходит в море. Современник описывал его как человека «коренастого, краснолицего, белобрысого и с вульгарными манерами». Теперь у него 5 кораблей и полторы сотни человек экипажа. Сам Дрейк держит флаг на галионе «Пеликан».

    Официальная цель экспедиции — открытие таинственного Южного материка, в существование которого верили в Средние века. Считалось, что там круглый год лето, земля невероятно плодоносна, а недра скрывают золото и драгоценные камни. Кто откроет неизвестную землю — обогатится на всю жизнь.

    На самом деле влиятельные лорды Англии, на деньги которых снаряжалась экспедиция, дали Дрейку совсем другое задание. Он должен был награбить как можно больше испанского золота и с этим грузом вернуться в Британию. Чисто пиратский поход, если учесть, что Англия и Испания не были в состоянии войны.

    В число пайщиков экспедиции вошла и английская королева Елизавета, до которой дошли слухи об удачах Фрэнсиса Дрейка. Кроме нее, в долю вошли госсекретарь Фрэнсис Уоллсингем, граф Лейстер, фаворит королевы Христофор Хейтон и давний знакомый Дрейка Джон Хоукинс.
    У берегов Марокко англичане захватили португальское судно, на борту которого штурманом был Нуньеш да Сильва. Дрейк взял его с собой, так как португалец знал бразильское побережье. Впоследствии да Сильва рассказывал о Дрейке как об опытном мореплавателе. К своему очередному плаванию он приготовился очень тщательно. Дрейк изучил заметки спутников Магеллана о кругосветном путешествии. По его просьбе берега, мимо которых проходила эскадра, зарисовывались на бумаге.

    5 апреля 1578 года корабли Дрейка подошли к устью южноамериканской реки Ла-Плата. Здесь англичане собирались отдохнуть, но внезапная буря нарушила их планы. Пришлось причалить к берегу намного южнее. Эскадра Дрейка обогнула американский материк, пройдя Магеллановым проливом, и направилась вдоль берега на север, к испанским колониям.
    Капитан встреченного корабля сообщил англичанам, что в недавно в Панаму отправился корабль «Какафуэго» с грузом серебра и золота. Дрейк отправился в погоню. К этому времени у него остался лишь один корабль — «Пеликан», который он переименовал в «Золотую лань».

    Спустя несколько дней англичане настигли «Какафуэго». С него тоже заметили неизвестное судно, но не придали этому большого значения, решив, что это испанский корабль. В самом деле, Дрейк был первым англичанином, зашедшим в Тихий океан, и до его появления испанцы здесь никого не боялись. Лишь когда корабль-незнакомец перерезал курс «Какафуэго», капитан Хуан де Антон понял, что это не его соотечественники. На палубу судна поднялось человек сорок вооруженных пиратов во главе с Дрейком.

    "Много лет назад, — сказал Дрейк капитану, — меня обманул вице-король Мексики. Он дал нам приют, а потом выдал испанцам. Я считаю, что ваше государство должно мне за платить за издержки, которые я понес. Себе я возьму причитающиеся 7 тысяч песо, остальные деньги отдам своей королеве".

    Пираты захватили на «Какафуэго» золота и серебра на сумму 400 тысяч песо. Более чем достаточно для того, чтобы с триумфом возвратиться домой. Но Дрейк узнал, что испанский флот караулит его корабль в районе Магелланова пролива. Тогда он решает плыть на запад.
    Теперь для того, чтобы вернуться в Англию, ему нужно было совершить кругосветное путешествие. Прежде чем пересечь Тихий океан, Дрейк дошел до бухты, расположенной немного севернее современного города Сан-Франциско. Здесь обитали племена индейцев, никогда не видевших белых людей и потому принявшие их за богов. Дрейк окрестил открытые им земли Новым Альбионом н своей властью присоединил к владениям Британии.

    23 июля 1579 года англичане покинули Новый Альбион и отдались во власть беспредельного Тихого океана. Шестьдесят восемь дней плыли они, не встречая никакой земли. Лишь 30 сентября «Золотая лань» бросила якорь у небольших коралловых островков. Дрейк назвал их Разбойничьими — за недружелюбный нрав местных жителей. Мореплаватель не знал, что пятьдесят лет назад здесь побывала экспедиция Магеллана. Теперь мы называем эти острова Марианскими.

    Много лишений пришлось пережить англичанам. Их досаждали штормы и бури, они изнывали от зноя и жажды. Они пересекли Индийский океан и обогнули Африку. 26 сентября 1580 года «Золотая лань» вошла в порт Плимута. Это было второе кругосветное путешествие в истории мореплавания. Оно продлилось два года девять месяцев и тринадцать дней.
    В конце XVI века ежегодный доход Англии был равен 300 тысячам фунтов стерлингов. Дрейк же привез сокровища, которые по сумме превышали эту цифру более чем в два раза. Себе же мореплаватель взял лишь 10 тысяч. Еще столько же он раздал команде.

    Несколько дней в Плимуте разгружали «Золотую лань». В королевскую сокровищницу в Тауэре было доставлено 20 тонн серебра, самоцветы и 5 слитков золота, каждый из которых был длиной 45 сантиметров.
    Посол испанского короля Филиппа II в Лондоне потребовал возвращения части награбленного Испании. Английской королеве пришлось выполнить это требование. Для видимости она пять месяцев не встречалась с Дрейком. Но для английской общественности Дрейк давно стал гордостью нации. Британия требовала награждения своего героя.

    4 апреля 1581 года «Золотой лани» было приказано прибыть в порт Дептфорд, недалеко от Лондона. С большой свитой на палубу взошла королева Елизавета. Фрэнсис Дрейк был возведен в рыцарское достоинство. Так пират превратился в дворянина. Он стал невероятно популярен при дворе, его приглашали на всевозможные светские вечеринки и рауты, многие сановные вельможи почитали за честь познакомиться с легендарным корсаром. Благосклонность королевы стоила в те времена многого.

    Испанцы ненавидели и одновременно боялись Дрейка, которого они называли Драконом. Британцы боготворили Дрейка. По приказу королевы «Золотая лань» была поставлена на вечную стоянку в сухом доке Дептфорда. Теперь каждый англичанин мог гордиться великими победами своей страны на море.

    Несколько лет Дрейк не выходил в море, ведя жизнь добропорядочного помещика. Он купил замок в Букленде, недалеко от его родного городка. В 1583 году неожиданно умерла его жена, и Дрейку пришлось жениться вторично. Его избранницей стала Елизавета — юная наследница богатого рода Соммерсетов.



     

    Крах Непобедимой армады

     


    В 1585 году английская королева вновь призвала Дрейка на службу. Отношения с Испанией ухудшились, и требовалась показательная акция для устрашения несговорчивых испанцев. На этот раз к берегам Америки отправлялась целая эскадра, в которую входил 21 корабль. Лучшие капитаны Англии и 2300 солдат отдали под начало сэра Фрэнсиса Дрейка. По дороге англичане разграбили испанский город Виго, жители которого оставили свои дома и бежали, лишь только прослышав о приближении кораблей грозного корсара.

    Дальнейший путь эскадры лежал в Карибское море. На острове Сен-Китс остановились на отдых. Здесь же отпраздновали Рождество. Дрейк рассказал капитанам, какую цель поставила перед ними королева. Корсарам предстояло совершить то, на что до сих пор не осмеливался ни один пират в мире — захватить столицу испанской Америки — Санто-Доминго!
    Многие капитаны сочли затею Дрейка чистой воды безумством. Они прекрасно знали о крепких стенах, окружавших город, и грозных пушечных батареях, охранявших вход в гавань. Но, с другой стороны, они понимали, что в случае успеха их ждет такое богатство, которое позволит жить безбедно до конца их дней. В Санто-Доминго скапливались сокровища со всей Вест-Индии. Многие дома в городе в подражание античным храмам были сооружены из белого камня и мрамора. Наконец, в Санто-Доминго находилась усыпальница Христофора Колумба.

    Но Дрейк был опытным тактиком. Он рассчитал все свои шансы и решил добиться успеха с помощью старых знакомых — маронов. Пожалуй, никто так хорошо не знал окрестностей, как они.
    Утро нового, 1586 года испанский гарнизон Санто-Доминго встретил в тревожном ожидании. На рейде маячило множество кораблей под английскими флагами. Противник отлично знал расположение пушек на батареях и поставил свои суда на таком расстоянии, что ядра с берега не долетали до них.

    Целый день испанцы ожидали нападения, но оно так и не последовало. Однако, как только стемнело, сэр Фрэнсис отдал приказ спускать на воду шлюпки и пинассы. Отряд в тысячу человек он возглавил лично. Высадке никто не препятствовал — постарались мароны, перебив береговую стражу. С восходом солнца англичане начали штурм города. С моря артиллерийским огнем их поддерживали корабли. Солдаты ворвались в город и даже укрепили английский флаг на рыночной площади. Но ожидаемого богатства не оказалось — все драгоценности были надежно спрятаны.

    Дрейк решил не терять времени и покинул город. Он получил сообщение, что на выручку Санто-Доминго спешит мощный испанский флот. Сэр Фрэнсис решил напасть на другой богатый город Вест-Индии — Картахену. И вновь ему помогли мароны, в деталях описав расположение городских укреплений. Картахена оборонялась два дня, но все же пала. В этот раз «улов» Дрейка был богаче — испанцы заплатили ему 110 тысяч дукатов выкупа.

    В Европе назревала новая война между Испанией и Англией. Испанский король Филипп П пришел в ярость, узнав о «подвигах» Фрэнсиса Дрейка в Вест-Индии. Он уже давно вынашивал планы нападения на Англию. Снаряжалась огромная эскадра для высадки десанта на Британские острова. Пиратские набеги Дрейка заставили его поторопиться с осуществлением своей затеи.
    Королева Елизавета решила опередить своего венценосного противника и нанести удар первой. Следовало не дать испанскому флоту объединиться в единый кулак. Для выполнения этого задания Фрэнсис Дрейк подходил как никто другой.

    Разведчики доносили, что большая часть испанского флота сосредоточена в порту Кадис. Именно туда отправился Дрейк во главе эскадры из 30 кораблей. Его появление на рейде Кадиса стало для испанцев полной неожиданностью. Галионы, стоявшие на якорях, не имели возможности даже сопротивляться. В считанные минуты Дрейк потопил корабль водоизмещением в тысячу тонн. Его корабли делали в гавани что хотели. Их не испугала атака десяти галер, предпринятая испанским капитаном Педро де Асиньи. Английские корабли методично расстреливали испанцев. Около тридцати судов нашли свою могилу на дне моря. На внутреннем рейде был сожжен самый крупный галион испанцев — флагманский корабль маркиза Санта-Крус.

    После уничтожения флота в Кадисе эскадра Дрейка направилась к мысу Сен-Висенти. Это была крайняя юго-западная точка Пиренейского полуострова. Все корабли, шедшие на север, неминуемо должны были пройти мимо него. Дрейк дерзко напал на замок Сагриш, расположенный на мысе, и взял его. После этого он отправился в Лиссабон, где находилась другая часть будущей Непобедимой армады. Его визит оказался таким же сюрпризом, как и нападение на Кадис. Лишь внезапно переменившийся ветер помешал Дрейку войти в гавань и уничтожить испанские корабли.
    Еще некоторое время корсары кружили вокруг мыса Сан-Висенти. Англичане ограбили более полусотни рыбацких лодок, занимавшихся ловлей тунца. Сорок торговых судов, которые везли в Испанию корабельные доски, не дошли до конечного пункта и были потоплены корсарами.

    Но венцом этого похода Дрейка стал захват каракки «Сан-Фелипе». Огромный корабль возвращался из португальских колоний в Индии. На борту его находились пряности, слоновая кость и богатые ткани, а также множество сундуков с серебром и золотом. Добыча сэра Фрэнсиса составила 115 тысяч фунтов.

    Но ничто не могло поколебать решение Филиппа II отправить Непобедимую армаду. 25 апреля 1588 года, в день святого Марка, герцог Медина-Седония прибыл в собор Лиссабона, чтобы принять в свои руки знамя Крестового похода против Англии. Герцог держал флаг на галионе «Сан-Мартин». 28 мая армада, дождавшись благоприятного ветра, вышла в море.
    Так начался поход, который завершился в итоге полным разгромом испанского флота.
    Дрейк убедил королеву послать навстречу испанскому флоту английские корабли. 17 июля он отплыл из Плимута, но уже через пять дней вернулся обратно. Юго-западный ветер мешал ему приблизиться к испанским берегам. К тому же на кораблях закончились продукты — королева приказала дать запас провизии только на три дня.

    Елизавета колебалась, не решаясь в открытую объявить войну Филиппу II. Ей казалось, что армада послана всего лишь для устрашения. Но это было не так. 29 июля испанский флот приблизился к Великобритании. Герцог Медина-Седония аккуратно вел путевой дневник. В этот день он записал: «Как только с моего галиона заметили землю, я поднял священный флаг на грот-марса-рее и приказал трижды выстрелить из орудия, дабы каждый сотворил молитву».

    Огромный флот входил в пролив Ла-Манш, отделяющий Англию от Франции. Разведчики сообщили Дрейку о приближении испанцев. Сэр Фрэнсис приказал выводить корабли в море. Англичане назначили сбор у Эддинстонских скал.

    Когда взошло солнце, основные силы англичан — 80 боевых кораблей под командованием адмирала Говарда Эффингемского и вице-адмирала Фрэнсиса Дрейка — оказались позади испанской эскадры. Еще одиннадцать британских кораблей прикрывали берег.
    Дул западный ветер, который более благоприятствовал англичанам. Испанцам, чтобы поймать в паруса ветер, нужно было разворачиваться. Но герцог Медина-Седония приказал следовать прежним курсом. Непобедимая армада шла по Ла-Маншу, а в шести милях за ней следовали английские корабли.

    В полдень британцы разделили свои корабли на две группы. Адмирал Говард атаковал правое крыло испанцев, а Дрейк, Фробишер и Хоукинс — левое. Английские пушки били дальше испанских, поэтому британцы не приближались к противнику вплотную, предпочитая обстреливать его издалека.

    Кинжальные выпады англичан нанесли Непобедимой армаде большой урон. Ее четкий строй распался. Медине-Седонии стоило больших усилий снова выстроить эскадру полумесяцем. Один из галионов врезался в корабль «Нуэстро сеньора дель Росарио». Руль на «Росарио» оказался сломан. Корабль был брошен и достался англичанам. Его настигли два судна Дрейка — «Уайт Бэр» и «Мэри-Роз». Капитан дон Педро сдал корабль англичанам. Он был рассержен на своих соотечественников, которые бросили его одного в море на произвол судьбы. Поэтому он рассказал все, что знал о планах адмирала Непобедимой армады.

    Дрейк привел «Росарио» в качестве приза. Добычей англичан оказались 55 тысяч золотых дукатов и большой 46-пушечный корабль. Правда, завистливый Фробишер заявил адмиралу Говарду, что Дрейк покинул расположение английского флота без разрешения.
    - Дрейк хотел лишить нас законной добычи! — сказал он. — Но я бы скорее проткнул ему брюхо шпагой, чем отказался от золота!
    Говард не стал наказывать Дрейка, хотя ночное бегство знаменитого пирата чуть было не стоило жизни адмиралу. В темноте его корабль сбился с курса и оказался среди испанских галионов. Его спасла нерешительность Медины-Седонии, который отказался отдать приказ об обстреле английского судна. Что касается груза с «Росарио», то он весь был разграблен рыбаками в порту Дортмута еще до прибытия представителей власти.

    Бой продолжался. Испанцы бросили галеасы на галион Фробишера «Триумф». Ветер стих, и англичане не могли маневрировать. Лишь умелой стрельбой они удерживали испанцев на расстоянии. Тут подул ветер, и на помощь Фробишеру пришли корабли Дрейка.
    Армада упорно продвигалась вперед. Высадить десант на побережье Англии не удавалось. Теперь оставалось одно — пробиваться к устью Темзы, где на помощь могла прийти эскадра герцога Пармы.
    Англичане постоянно получали новые припасы из британских портов. Испанцам неоткуда было ждать помощи, даже повреждения на судах они чинили прямо в разгар боя. 6 августа испанский флот остановился вблизи французского порта Кале. Флотилия Говарда сжимала вокруг него кольцо, с севера подошла Дуврская эскадра, а с востока — голландские корабли. Теперь численность английского флота превысила 200 судов, причем большинство из них были быстроходнее испанских.

    Адмирал Говард придумал хитрый план. По его приказу англичане подожгли 8 мелких суденышек и пустили их на стоящую на якоре испанскую эскадру. Испанцы в панике рубили канаты, стремясь укрыться от огня. В жуткой толчее корабли сталкивались друг с другом, обрушивались мачты, взрывались бочки с порохом.
    С рассветом на разрозненные испанские суда накинулись англичане. Дрейк сошелся в поединке с галионом герцога де Лейвы. Испанцы подпустили сэра Фрэнсиса поближе и дали бортовой залп. Потрепанный корабль Дрейка отступил.

    Но преимущество было на стороне британцев. Долгое сражение, которое закончилось лишь с наступлением темноты, выиграли они. Испанцы потеряли убитыми более 600 человек, а англичане только 30.
    Армада шла на восток, приближаясь к мелям около берегов Фландрии. Англичане, знавшие об этой опасности, держались вдалеке. На военном совете герцог Медина-Седония принял решение возвращаться в Испанию, обогнув Англию с севера. С тяжелым сердцем он признал, что это крупнейшее сражение парусного флота было им проиграно.
    Английские корабли проводили испанцев до Оркнейских островов. Адмирал Говард опасался, что испанцы пристанут к берегу, чтобы починить разбитые корабли. Но этого не случилось. Непобедимая армада уходила несолоно хлебавши.

    Обратный путь был трагичен. На родину вернулось не более 50 кораблей. Остальные нашли свою могилу в холодных прибрежных водах Англии и Ирландии. Мучимые голодом и жаждой, измотанные цингой, испанские моряки гибли сотнями. Штормы и бури сделали то, чего не смогли добиться английские пушки. 20 тысяч погибших — это огромные потери даже для такой могущественной державы, как Испания.

    Морское владычество Испании закончилось. Около 200 английских корсаров бороздили моря в поисках добычи. Теперь Дрейк уже не был лучшим. Нашлись пираты помоложе и поудачливее, чем он. Провальный поход на Лиссабон, в ходе которого Дрейк потерял около 10 тысяч солдат, навлек на него гнев королевы.
    Лишь через несколько лет, в 1595 году Англия вновь снарядила большую эскадру к берегам Вест-Индии для захвата кораблей Золотого флота. В напарники Дрейку назначили Хоукинса. Экспедиция эта оказалась неудачной. Англичанам постоянно мешала непогода. Заболел и умер Джон Хоукинс. Дрейк атаковал город Сан-Хуан вблизи Гваделупы. Но испанцы отбили натиск. Тогда Дрейк двинулся к панамскому побережью. Это было последнее плавание адмирала. Плохое питание привело к тому, что на кораблях вспыхнула дизентерия. Заболел и Дрейк. В ночь на 28 января 1596 года он умер. По морскому обычаю, тело его опустили в океан. Произошло это недалеко от берегов Панамы, у которых много лет назад молодой корсар Фрэнсис Дрейк совершил свои первые подвиги.

    О крахе "Непобедимой армады" и последнем плавании Дрейка в изложении К.В.Малаховского (книга "Кругосветный бег "Золотой лани") можете почитать еще и здесь.

     

    Это интересно!

    «Непобедимой» армаду испанцев назвали позже. Маркиз Санта-Крус окрестил ее в 1586 году «Счастливой». Медина-Сидония называл ее просто «Армадой». Английские источники писали о ней как об «испанской армаде» или «испанском флоте». Армада насчитывала 130 судов, из них: 65 галионов и вооруженных торговых кораблей, 25 гукоров, 19 судов береговой охраны, 13 сабр, 4 галеры и 4 галеаса Неаполитанского королевства.



     

    Пиратские нравы

     



    Морские походы «джентльменов удачи» не назовешь веселой прогулкой. Часто люди становились пиратами не от хорошей жизни, и в море отправлялись не за приключениями, а чтобы прокормить семью — ведь многих на берегу ждали жены и дети.

    Пираты не строили свои корабли, они добывали их в море. Случалось, это были плохо вооруженные беспалубные суда, барки и даже простые рыбачьи лодки, на которых «повелителям морей» приходилось спать вповалку, в буквальном смысле друг на друге — в два-три «этажа». Но такая убогость нисколько не смущала пиратов, скорее, наоборот, побуждала к действию.

    Завидев богатое, хорошо вооруженное судно, они забывали об опасности и смело шли на абордаж. Большие торговые корабли просто не ожидали от крохотного судна такой наглости. Нападение получалось неожиданным. Взобравшись на палубу, пираты уже не отступали, и корабль непременно становился их добычей. Если захваченный корабль был просторнее и лучше их собственного, пираты переходили на него, а прежний сжигали.

    Перед отплытием пираты обычно заключали между собой соглашение, так называемое
    шасс-парти. В нем оговаривалось, кто и какую долю добычи получит. Особая компенсация предусматривалась для раненых. Потерявшим правую руку полагалось шестьсот реалов или шесть рабов, за левую руку — пятьсот реалов или пять рабов, столько же стоила потеря правой ноги, потеря левой — четыреста реалов или четыре раба. В сто реалов оценивались потеря одного глаза или пальца. Пятьсот реалов причиталось и за серьезную огнестрельную рану.

    Выходя в море, пираты запасались необходимой провизией и питьевой водой. Старались брать продукты, которые долго хранятся и не портятся: различные крупы, солонину, а также живых коз, свиней, кур. Когда продовольствие заканчивалось, питались чем придется. Не брезговали бравые искатели приключений и крысами, которыми буквально кишели трюмы пиратских фрегатов.

    Корабли пиратов, как, впрочем, и другие суда тех далеких времен, не отличались чистотой. В трюмах было полно крыс, клопов, вшей, червей, тараканов и прочих паразитов. Ужасный беспорядок, грязь и болезни неотступно преследовали «властителей морей». Эти люди не соблюдали, да попросту не знали никаких правил гигиены. Пища на кораблях быстро портилась, в ней заводились черви. Зачастую она не годилась даже для скота, но что поделать — голодная смерть не самый лучший выход...
    Не мудрено, что на пиратских кораблях часто вспыхивали эпидемии дизентерии и лихорадки. Много жизней уносила цинга, бороться с которой в то время не умели. Моряки слабели буквально на глазах, у них трескались губы, а кожа покрывалась зловонными язвами, десны опухали, зубы расшатывались, кровоточили и выпадали. Когда средневековые мореходы разгадали причину цинги, они стали брать с собой в плавание большой запас апельсинов, яблок и бананов, в которых содержится много витаминов.

    Врачи были на пиратских судах не всегда. Иногда пиратам удавалось найти на захваченных кораблях лекарства и медицинские инструменты, но мало кто из команды знал, как ими пользоваться. Так что медицинскую помощь пираты оказывали как могли, и в бою каждый из них мог оказаться врачом. Когда требовалось хирургическое вмешательство — если надо было, например, отрезать руку или ногу, — больному давали изрядную долю крепкого рома. Несколько самых сильных моряков держали «пациента» во время операции.

    Жизнь пирата протекала по определенным законам, нарушать которые никто не имел права, в том числе и
    капитан. Каждый пират превыше всего дорожил своей независимостью. Он мог делать все, что ему заблагорассудится. Например, горланить во всю глотку песни, даже если все спали. Жаловаться на шум или неудобства не имело смысла, пираты были обязаны сносить трудности безропотно — этого требовал закон.

    Как ни удивительно, пираты считали себя порядочными людьми и даже гордились своей честностью. Они всегда держали слово и не могли его нарушить ни при каких обстоятельствах. Особенно жестоко морские разбойники наказывали воров. Если кто-то обокрал своего «собрата», ему вырывали ноздри и уши, а затем высаживали на необитаемом острове, где в одиночку выжить было практически невозможно. Смертной казни предавали беглецов с корабля и предателей.

    На пиратских кораблях запрещалось находиться женщинам, даже самым сильным и жестоким. Того, кто отваживался провести на судно женщину, переодетую мужчиной, публично казнили.

    Другие провинности — невыполнение приказа капитана, самовольные отлучки, пьянство, драки — наказывались не так сурово. За такие проступки полагались, в зависимости от обстоятельств, телесные наказания, лишение доли в добыче. За неоднократное неповиновение оступившемуся грозила смерть.
    Пираты старались поддерживать между собой приятельские отношения, живя по принципам равенства и братства. Каждый пират имел право принимать участие в решении важных вопросов. Всю работу, всю добычу они делили между собой поровну, ели одну и ту же пищу за общим столом.

    Даже капитанские привилегии были незначительными. Чтобы уважить капитана, для него могли приготовить какое-то особое блюдо или подарить самоцветный камень из общей добычи. Конечно, не всегда отношения между командой и капитаном были столь дружелюбными. Часто на пиратских кораблях вспыхивали восстания. Команда, недовольная решениями своего предводителя, требовала его заменить. Случались и заговоры.

    Дуэли на пиратских кораблях были запрещены, а разрешение всех споров и конфликтов откладывалось до высадки на берег. Дуэли пираты проводили по своим особым законам. Сначала неприятели стрелялись на пистолетах. В случае промаха в дело шли сабли. Тот, кто первым получал рану, признавался виновным. На этом спор считался разрешенным.

    Гордостью пиратов считалось их оружие, которое они должны были содержать в отменной чистоте и порядке. Морские разбойники в этом деле преуспели. Они старались перещеголять друг друга, до блеска начищая ружья, пистолеты и сабли. А на новое оружие не жалели ни золота, ни драгоценностей.

    У пиратов существовал даже свой распорядок дня, согласно которому огонь на корабле нужно было гасить в 8 часов вечера. Играть же в азартные игры — кости или карты — попросту запрещалось. Правда, эти правила выполнялись крайне редко. Начальство закрывало глаза на подобные нарушения, а нередко и само участвовало в играх.

    Несмотря на всю жестокость и многочисленные прегрешения, пираты старались быть людьми набожными. Без молитвы они никогда не садились за стол. Перед каждым нападением разбойники усердно молились, призывая Бога быть на их стороне. При разделе добычи пираты клялись на Библии, заверяя, что никто не скрыл ни малейшей части добычи и принес все награбленное в «общий котел». Того, кто дал ложную клятву, с корабля прогоняли.

    Почти ежедневно пираты рисковали своей жизнью. Каждый мог погибнуть в сражении или умереть от внезапной болезни. Поэтому, перед тем как отправиться в поход, они составляли завещания. В них указывалось имя духовного товарища, которому в случае гибели автора завещания доставалось все его богатство. Если пирата ждала на берегу семья, часть имущества переходила к ней.

    Легенды о пиратской жестокости известны всем. И действительно, чаще всего пираты были беспощадны к своим жертвам. Пленных они старались не брать — зачем лишние рты на корабле? Не делали снисхождения «повелители морей» и женщинам. Только самоубийство могло спасти жертву от издевательств пиратов. Никакие мольбы их не трогали. Конечно, случалось, что пираты щадили пленников, но крайне редко.

     

    Это интересно!

    Нередко пираты придумывали для провинившихся такое испытание. Они обвязывали матроса, который не подчинился приказу капитана, веревкой и спускали за борт. Ноги несчастного касались воды, а для защиты от акул ему давали только короткий нож и дубинку. Если моряк оставался живым на протяжении суток, его прощали и снова принимали в пиратскую команду.



     

    По приказу короля


    В конце XVI — начале XVII века спор за обладание Индийским океаном вели англичане и голландцы. Голландцы первыми пробились на восток. На Молуккских островах они нашли пряности, за которые в Европе платили хорошие деньги. Экспедиция Хоутмана в 1595 году впервые завезла в Голландию перец и корицу.
    Началась долгая борьба между британцами и голландцами, наградой в которой были власть и деньги. В 1600 году англичане создали Ост-Индскую компанию, обладавшую монополией на вывоз товаров с Островов Пряностей. Голландская Ост-Индская компания была образована двумя годами позже.

    ...Шла Тридцатилетняя война. Король Англии Карл I решает направить в Красное море военный корабль «Морской конек». Его капитан Квейл должен был захватывать суда и грузы тех стран, которые не состоят в союзе с Англией. Тем самым новоявленные пираты должны были пополнить казну английского короля.
    Награбить удалось немного. Единственной действительно ценной добычей стало судно из Сурата. Правда, английским купцам в этом городе пришлось заплатить за ущерб, причиненный Великому Моголу.
    В окружении Карла I нашлись и другие предприимчивые люди. Его приближенный Портер вместе с лондонскими торговцами Бонеллом и Кайнстоном отправил в Индийский океан два корабля с корсарскими патентами. У них были те же цели, что и у Квейла.

    Буря у Коморских островов разбила один из кораблей, команда едва успела перебраться на другое судно. Через несколько дней пираты встретили два индийских судна с грузом товаров, принадлежавших Великому Моголу, и захватили их. Индийцев не спасло даже то, что у капитана одного из захваченных кораблей был пропуск, выданный английской Ост-Индской компанией.
    Английские власти в Сурате были обеспокоены появлением английских пиратов и немедленно снарядили боевой корабль «Лебедь». Очень скоро компанейцы наткнулись на пиратов в Красном море и после короткого боя овладели их кораблем. Главари корсаров уговорили соотечественников не забирать награбленные товары и отпустить их восвояси, обещая вернуться в Лондон. Руководители Ост-Индской компании отправили Карлу I письмо. «Затронуты интересы Англии, — писали они, — необходимо как можно скорее наказать виновных и ликвидировать ущерб».

    Король пообещал во всем разобраться. Компания направила иск в Адмиралтейский суд. Карл I выгородил Портера и во всем были обвинены Бонелл и Кайнстон. Первый успел сбежать во Францию, а вот второму не повезло — он угодил в тюрьму.
    Купцы надеялись, что все потерянные ими деньги в скором времени вернутся, а виновники заплатят приличный штраф. Однако Карл I был совершенно иного мнения. Он с подсказки Портера издал королевский указ — Кайнстон был выпущен из тюрьмы, а дело прекращено.

    Тем временем Портер, вдохновленный поддержкой короля и полной безнаказанностью, основал свою компанию по торговле с Островами Пряностей. А ведь незадолго до этого король гарантировал Ост-Индской компании, что вывозить пряности с Молуккских островов будут только ее корабли.
    Более того — с одобрения короля Карла Портер послал 4 корсарских корабля в Индийский океан, чтобы топить и грабить встречные суда. Снова страдали английские фактории в Сурате. Их представителям в одном случае пришлось выплатить штраф — 170 тысяч рупий, а в другом — просидеть в индийской тюрьме два месяца.

    Бороться с произволом королевских прислужников Ост-Индская компания не могла — она лишь терпела убытки. Остановить узаконенное и одобренное монархом пиратство в Англии смогла лишь гражданская война. Король Карл I был свергнут, а в индийских водах на долгие годы восстановилось спокойствие.

     

    Это интересно !

    Четыре английских корабля под командованием
    Джона Ланкастера отправились в 1601 году на Молуккские острова за пряностями. Когда через два года корабли вернулись, они привезли с собой столько перца, что завалили рынок. Хотя пряности стали стоить копейки, их все равно никто не покупал. Встревоженные английские купцы посоветовали британским капитанам, отправляющимся в Ост-Индию, не набирать товара сверх определенной нормы.



     

    Голландцы проникают в Тихий океан



    Когда
    испанский король Филипп II в 1594 году даровал Голландии независимость, он и не предполагал, с какими проблемами придется столкнуться испанской короне. Голландцы в короткие сроки построили мощный торговый флот, а порт Антверпен стал одним из самых оживленных центров в Европе. Корсары под голландским флагом блокировали испанские корабли в их же собственных портах. Нидерландские пираты стали хозяйничать в Карибском море и Индийском океане. А вскоре голландцы добрались и до островов пряностей.

    В 1598 году из Амстердама вышла небольшая эскадра из четырех кораблей. Командовал ими Оливер Ван Ноорт. Еще несколько лет назад он пиратствовал в Вест-Индии, а теперь заправлял постоялым двором в Роттердаме. Официальной целью экспедиции была торговля с туземцами островов Тихого океана. На самом деле Ван Ноорт намеревался заняться самым настоящим морским разбоем. Он написал прошение голландскому правительству, в котором подробно описывал богатства испанских городов на Тихоокеанском побережье Южной Америки. В итоге Ван Ноорт получил чин адмирала флота, 200 тысяч гульденов и 4 корабля.

    У берегов Африки голландцы повздорили с португальцами, когда пытались набрать свежей воды на берегу. В отместку за убийство нескольких матросов Ван Ноорт приказал сжечь плантации сахарного тростника.
    Эскадра двинулась к берегам Бразилии. Тамошние португальцы, прослышав о приближении голландцев, приготовили «радушный» прием. Они не позволили им пристать к берегу, пытались поссорить с местными племенами индейцев.

    К Магелланову проливу Ван Ноорт подошел, когда уже наступала зима. Он решил переждать ее в более теплых водах. Голландцы пристали к острову Санта-Клара, где ремонтировали корабли. Один из них сожгли, потому что он пришел в полную негодность.
    Природа не была милостива к голландцам. Они все-таки преодолели Магелланов пролив, но какой ценой! Почти четыре месяца корабли, борясь с сильным западным ветром, двигались по извилистым каналам. От болезней и изнеможения погибло 100 человек из 248. Враждебно настроенные местные обитатели — патагонцы нападали на моряков, когда они высаживались на берег. Один из кораблей, «Хендрик Фредерик», потерялся в тумане. Как оказалось впоследствии, он продолжил плавание на запад и попал к молуккскому султану.

    У Ван Ноорта осталось лишь два корабля и 90 человек. Но даже с такими малыми силами он нападал на испанские корабли. Несколько раз он грабил торговые суда и мгновенно скрывался — так, что след его долго не могли найти. Главной мечтой Ван Ноорта было захватить корабль с сокровищами. Но обычно они хорошо охранялись, и голландцу с его суденышками нечего было и думать о такой добыче.

    Однажды вблизи острова Санта-Мария Ван Ноорт заметил одинокий испанский галион и устремился за ним в погоню. Быстроходные голландские корабли без труда настигли тяжелый галион. Каково же было разочарование Ван Ноорта, когда вместо золота он обнаружил на галионе лишь топленое сало и солонину. Оказывается, испанский капитан, лишь завидев пиратов, приказал выбросить сундуки с золотыми монетами за борт. Общий вес сокровищ составлял ни много ни мало 10 тысяч фунтов.

    Не снискав удачи у берегов Южной Америки, в мае 1600 года Ван Ноорт направился через Тихий океан к Филиппинским островам. Поджидая галионы с золотом, голландцы заняли позицию у входа в гавань Манилы — столицы Филиппин. Но испанцы разгадали замысел Ван Ноорта и напали на его корабли. Одно голландское судно было взорвано. Пришлось Ван Ноорту ретироваться на паруснике «Мауритиус».

    Когда незадачливый пират вернулся в Роттердам, команда его корабля составляла всего 44 человека. Сокровищ он не добыл, потерял корабли и умудрился, пройдя через три океана, не открыть ни одной новой земли. Его лишили всех званий и привилегий, и он снова вернулся к работе содержателя постоялого двора.
    Зато в историю Ван Ноорт вошел как первый голландец, обогнувший земной шар. За ним последовали новые корсары, мечтавшие о «золотых» галионах Тихого океана.

     

    Это интересно!

    Кулеврина — огнестрельное орудие среднего калибра с длинным стволом. Были как стационарные, так и переносные. Применялись для поражения живой силы противника на близком расстоянии. Заряжались с казенной части.

     

     

     

    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru