фл.семафором якорь
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания


  •  

     

     

    Страницы "Истории пиратства" - по книге "Пираты, флибустьеры. Детская энциклопедия".
    Текст подготовлен в данной книге
    Ларисой Бурмистровой и Виктором Морозом.

    "История пиратства"


     
     

     

    Пират Уильям Кидд

     

     


    Самый знаменитый капитан

     


    Одним из самых знаменитых пиратов был Уильям Кидд. Еще при жизни он стал героем морских песен и невероятных историй. «О, мое имя капитан Кидд, и я иду под парусами... Наделал я много скверных дел, и Божьи заповеди я преступил, когда я шел под парусами. О, я прикончил Уильяма Мура... И оставил его лежать в кровавой луже за много лиг от берега, когда я шел под парусами». Такие песни пели моряки в тавернах на берегу и на кораблях в открытом океане.

    Но в жизни Уильям Кидд не был таким злодеем, каким его представляли современники. Многие уверены, что он стал пиратом волей обстоятельств, а не по зову сердца. Родился он в 1645 году в Шотландии в местечке Гринок в семье пастора. Но удел священника был не для Уильяма, и с самого детства он решил стать моряком. Почти тридцать лет он ходил под парусами в Карибском море и водах Северной Атлантики, командовал торговыми судами, занимался каперством. Но никогда ему в голову не приходило пренебречь патентом и начать грабить корабли. Он был честным капером и останавливал только суда тех стран, с которыми воевала Англия. К 1696 году Уильям Кидд женился на богатой вдове и приобрел в Нью-Йорке дом. Он слыл добропорядочным семьянином, его знали как решительного и опытного капитана. У Кидда имелся обширный круг знакомых среди моряков по всей Северной Атлантике.

    Губернатором НьюЙорка, Массачусетса и НьюТэмпшира стал лорд Белламонт. Но он не спешил принять должность и жил в Лондоне. Фактическим правителем Новой Англии оставался бывший губернатор полковник Бенджамен Флэтчер. Человек этот был удивителен тем, что, занимая высокий пост, не гнушался сотрудничать с пиратами, которые щедро отстегивали ему львиную долю добычи. Флэтчер, не таясь, продал судно, преподнесенное ему пиратами в качестве подарка-взятки, хвалился золотом из Аравии и драгоценными камнями, подаренными его другом-пиратом Томасом Тью.

    Правление охочего до денег губернатора закончилось тем, что на него донесли, и английское правительство решило заменить полковника графом Белламонтом. Впрочем, другие губернаторы Атлантического побережья Новой Англии также не отличались суровыми действиями по отношению к пиратам. Морским разбойникам жилось здесь вольно и вольготно. Некоторые градоначальники в открытую приглашали пиратов продавать награбленное в его городе, а губернатор Филадельфии даже выдал дочь замуж за пирата.

    В это время Индийский океан был наводнен пиратами из Карибского моря. Искателей приключений манили сюда слухи о невиданных богатствах Востока. Они не разбирались, каким странам принадлежат суда, и грабили всех без разбору. Такие действия грозили нарушить торговые отношения между Англией и Индией. Требовалось уничтожить пиратов, но Англия была втянута в войну с Францией, и средств для посылки сильной эскадры у нее не было.

    Многие предприимчивые люди предлагали правительству свои услуги, надеясь отхватить в итоге приличный куш от индийских богатств. На встречу с графом Белламонтом из Нью-Йорка прибыл дворянин по имени Ливингстон. Он возглавлял преступную группу, которая соперничала с людьми Флэтчера. Ливингстон уговорил графа выделить деньги, чтобы послать в Индийский океан судно, ведомое опытным капитаном. Белламонт согласился.

    Важные люди
    партии виговпервый лорд адмиралтейства Эдвард Рассел, хранитель королевской печати Джон Самерс, государственный секретарь граф Ромни — организовали товарищество, которое должно было получить всю прибыль от экспедиции. Целью похода был также захват встреченных французских кораблей.

    Капитан Уильям Кидд как нельзя лучше подходил для задуманной экспедиции. Опытный моряк, смелый и решительный, он мог принести пайщикам большие доходы. Вырученные деньги должны были распределиться обыкновенным способом, как водилось в то время, — половина награбленного доставалась организаторам плавания, 10 процентов — королю, 15 — самому Кидду, а 25 — команде.

    Капитан Кидд получил
    два патента. Один из них был подписан Вильгельмом III, «милостью Божьей королем Англии, Шотландии, Франции и Ирландии, защитником веры». «Верноподданному и возлюбленному капитану Уильяму Кидду» поручалось преследовать «пиратов, флибустьеров и пенителей морей». Другим патентом разрешалось пленять французские суда.

    В мае 1696 года 34-пушечный корабль «Эдвенчер» («Приключение») покинул Плимут. Едва он вышел в устье Темзы, как его остановил королевский фрегат «Дюшес». Капитан судна приказал своим офицерам отобрать из команды Кидда матросов. Таким образом тогда набирались рекруты во флот.

    Дальше капитан Кидд продолжил плавание, имея на борту всего половину экипажа. Переход через Атлантику оказался не самым трудным, тем более, что Кидду удалось захватить французский корабль. В Нью-Йорке капитан Уильям продал его и на вырученные деньги набрал в портовых трактирах еще 70 человек команды. Но это были уже не опытные матросы, а случайные люди, бандиты и авантюристы.

    6 сентября «Эдвенчер» отплыл к берегам Африки. Прежде всего он зашел на Мадейру и на острова Зеленого Мыса, чтобы пополнить запасы продовольствия и пресной воды. У южного побережья Африки Кидд встретил корабль адмирала Уоррена. Последний сообщил в адмиралтейство, что поведение Кидда ему не понравилось и показалось странным: «Эдвенчер» попытался уклониться от встречи с адмиральским судном. После этого о капитане Кидде два года не было никаких известий.

     

     

    Это интересно!

    В Англии XVII века капитаны обычно не доверялись первым встречным, когда шло укомплектование команды на военный корабль. "Кандидату в матросы" следовало представить множество разных рекомендаций, своеобразных "анкет", пройти через сито испытательных "Тестов". Отбирались действительно самые умелые, трудолюбивые и терпеливые. Будущий моряк должен был быть не моложе 18 лет, веровать в Бога, слыть добрым христианином и славиться добропорядочным поведением.

     

    Пират поневоле


     

    А Кидд был на Мадагаскаре. Здесь уже несколько лет у пиратов имелась база. Они отдыхали на острове после разбоев, залечивали раны, ремонтировали корабли. Но Кидд не обнаружил здесь никаких пиратов. «Лорд Белламонт ждет от меня денег, и, чтобы добыть их, мне не остается ничего другого, как самому стать пиратом», — думал Кидд.

    Команда требовала останавливать любое встреченное судно, неважно, будет оно пиратским или торговым, и грабить его. Матросы изнывали от вынужденного безделия, у бывших пиратов буквально чесались руки. Заводилой бунта выступал главный канонир Уильям Мур.

    «Эдвенчер» направился к малабарскому побережью. Запас продуктов кончался, а от недоброкачественной воды на борту вспыхнула холера. Болезнь унесла почти треть команды. Матросов хоронили в море, даже не завязывая в мешки, как это было принято. На всех мешков не хватило.

    Чтобы добыть продукты, «Эдвенчер» бросил якорь в бухте города Ходейда. В небольшой пристани стояло всего два корабля, на которых не было пушек. На берег высадились вооруженные англичане, в руках у них — мушкеты. Уильям Кидд, понимая, что бесплатно их никто здесь не накормит, отдает приказ — отобрать силой.
    Команда веселится — наконец-то можно наесться до отвала и напиться. «Эдвенчер» покидает бухту, но среди команды нет единства - одни хотят остаться в Ходейде и немного отдохнуть, другие настаивают на том, чтобы грабить корабли. Кидд выслушивает эти «советы» с грустным выражением лица. Он знает, что спорить с отъявленными головорезами бесполезно — его просто выкинут за борт. С другой стороны, в команде немного опытных мореходов, и поэтому настоящие пираты-заводилы понимают, что без Кидда управлять судном они не смогут. Заключается странный союз, в котором никто никому не мешает, и все делают то, что им хочется.

    Кидд приказал держать курс в Красное море. Он рассчитывал, что его добычей станут арабские суда, которых было много в этих водах. Ему повезло — на горизонте замечены три небольших суденышка. «Эдвенчер» пустился в погоню. После короткой перестрелки англичане захватили суда. Это оказались арабские корабли, перевозившие
    благовония, кофе и перец.

    После этого началось бесцельное крейсирование у малабарского побережья. Долгое время ни одного корабля. Продовольствие на исходе... «Капитан — неудачник! С ним мы ни чего не получим», — шептались в команде. Головорезам хотелось действовать. Но грабить было некого. А Уильям Кидд все время оправдывал себя, что на самом деле он не пират, просто вынужден мириться с подобными порядками на своем корабле. Да, впрочем, своим это судно он уже вряд ли мог назвать.

    Одинокий «Эдвенчер», постоянно находившийся в открытом море, совершенно не походил на пиратские флотилии из 8-15 кораблей, у которых имелись базы на суше и постоянные места, где можно сбыть товары. Им не нужно заходить в «цивилизованные» порты, чтобы запастись провизией и водой.

    У Кидда положение совсем другое. Он — отверженный. К нему нет доверия ни со стороны пиратов, ни со стороны индийских властей. Морские разбойники наслышаны о цели его плавания — превратить Индийский океан в мирное море — и стараются укрыться в надежном месте. В Индии к нему относятся как к двойственной фигуре и приписывают прегрешения других пиратов. «Джентльмены удачи», ограбив очередное судно, во всеуслышание заявляют, что сделал это «шкипер Кидд». Таким образом можно насолить капитану из Лондона, а заодно снять с себя ответственность.

    Растерянный и мучимый угрызениями совести, Кидд пишет письма в Каликут английскому
    фактору, в которых уверяет, что никаких дурных намерений не имеет, задачей его по-прежнему остается преследование пиратов и все, что ему нужно, — это продовольствие и только продовольствие. Если прикажут расплатиться — Кидд за все заплатит, лишь бы «Эдвенчеру» разрешили пристать в каком-нибудь индийском порту.

    Матросы уже давно не ощущали под ногами твердую землю, они устали, а потому озлоблены. Человек пять сколачивают плот и тайно покидают «Эдвенчер». Оставшиеся открыто выражают свое недовольство капитаном, и от расправы Кидда нередко спасает только преданность боцмана Джонсона.

    Однажды Кидд стоял на мостике, а по палубе расхаживал главный канонир Уильям Мур. Завязалась перебранка: Кидд обвинил в чем-то Мура, тот грубо ответил. Взбешенный Кидд схватил дубовую бадью и швырнул ее в голову Мура. Бросок оказался на редкость точным — канонир упал на палубу, обливаясь кровью. Но даже расправа с главным канониром не вернула доверие команды. Кидд перестал быть капитаном — все решала матросская братия.

    В Европе произошли большие изменения. Закончилась война. Подписан Рисвикский мир. Английские власти получили возможность заняться своими делами в других точках земного шара. По Лондону ползли слухи, что Кидд стал пиратом, что он не борется с морскими разбойниками, а потакает и дружит с ними. Партия тори — политические противники вигов — не замедлила обвинить в злодеяниях Кидда лорда Рассела и его товарищей. Оппозиция требовала у правительства изыскать средства и послать в Индийский океан военную экспедицию для расправы с пиратами.

    Король подписал указ, в котором прощал всех пиратов, сдавшихся властям до апреля 1699 года. И только двух людей монарх не мог помиловать — Джона Эйвери и Уильяма Кидда. Для поиска и уничтожения разбойников был послан целый флот под командованием адмирала Уоррена. Он сумел завоевать доверие правительства своей безукоризненной репутацией и непримиримым отношением к пиратам.

    У Уоррена четыре хороших корабля. Его флотилия подходит к Мадагаскару, и начинаются переговоры с береговыми разбойниками. Многие соглашаются сдаться в руки правосудия. Другие пираты поступают так же, как Кидд — они просто уходят в открытое море, ожидая, когда эскадра Уоррена покинет Мадагаскар.

    Тропический климат подорвал здоровье Уоррена. Он заболел лихорадкой и вскоре умер. Адмиралом стал капитан Литтлтон. Он решил действовать еще жестче, чем предшественник. Литтлтон узнал, что капитан одного из судов проникся пиратскими настроениями и собрался захватить судно. Мятежного капитана немедленно арестовали.

    Между тем Кидд 27 ноября пленил судно «Мэйден», шедшее под индийским флагом. Капитаном на нем был англичанин Паркер. Пираты вынудили его перейти на «Эдвенчер» штурманом. Однажды на горизонте показались паруса большого корабля. Кидд велел поднять французский флаг и подойти к нему. Последовал предупредительный выстрел. Судно спустило флаг и легло в дрейф. Это был «Кедах Мерканте» («Кедахский купец») — корабль водоизмещением 500 тонн. Он направлялся из Бенгалии в Сурат и принадлежал индийским и армянским купцам.

    Груз корабля оказался просто сказочным: сахар, шелк, драгоценности, золото — всего на сумму более 10 тысяч фунтов стерлингов. Пираты выносили из трюмов награбленное и складывали у мачты. Экипаж корабля, как обычно в таких случаях, ожидал конца грабежа, сидя в трюме. А пираты выкатили на палубу бочку с вином и начали дележку сокровищ.

    Пираты погрузили добычу на свое судно, экипаж «Кедах Мерканте» высадили на берег, а сам корабль увели в качестве приза.

    Взбешенный потерей корабля, Великий Могол отдал приказ правителям прибрежных городов, чтобы они взяли выкуп со всех купцов — французских, голландских и английских. Голландцы и французы пытались протестовать, доказывая, что виноваты британцы, но Великому Моголу было все равно. Он хотел гарантии безопасности своим кораблям. Разбираться, под каким флагом в действительности ходят пиратские суда, ему не хотелось.

    Разделив добычу, Кидд приказал держать курс к Мадагаскару. На острове он встретил пиратов, которых знал еще по Нью-Йорку. Он сообщил о своей миссии и королевском указе, но тут же успокоил «коллег», что арестовывать их не собирается, потому что понял всю прелесть вольного промысла и сам стал «джентльменом удачи».

    Вожака пиратов Каллифорда Кидд знал еще по Нью-Йорку и пригласил его на свой корабль. Они распили бутылку вина, вспоминая прошлое. До утра захмелевшие пираты горланили песни. Кидд поклялся Каллифорду в вечной дружбе и подарил ему якорь и два орудия со своего корабля. Каллифорд в долгу не остался — на следующий день Кидд получил продовольствие и смог набрать пресной воды.

    Позднее, когда на Мадагаскар прибыла эскадра Литллтона, Каллифорд, желая получить оправдание у английских властей и надеясь на королевскую амнистию, «сдал» Кидда, рассказав, какие у него корабли и куда он направился.
    Остров Мадагаскар в конце XVII — начале XVIII века обживали не только французские колонизаторы. По соседству с деревнями мальгашских племен расположились многочисленные поселения пиратов. Некоторые из таких городков больше напоминали крепости — с моря их защищали пиратские флотилии, а с суши — бастионы с корабельными пушками.

    Корсар Джон Про, устав от бесконечных разбоев, поселился на Мадагаскаре, основал городок Сент-Мари и стал разводить коров и прочую живность. В итоге он стал главным «снабженцем» береговых пиратов, от него они получали свежее мясо, зерно и другие продукты земледелия.

    Еще одним опорным пунктом морских разбойников стала укромная бухта Носси-Бе, которая вскоре превратилась в настоящую военно-морскую базу. В последующие века эскадры разных стран мира отдыхали в этой бухте. Так было и в Первую мировую, и в русско-японскую войны.
    Частенько в Носси-Бе бросали якорь не только военные корабли, но и суда торговцев с североамериканского побережья Атлантики. Пираты, не таясь, перепродавали им награбленное. В итоге оставались довольны и те, и другие.

     

    Это интересно!

    Абордажная сабля отличалась от обычной тем, что была немного тяжелее и длиннее (буканьеры рубились саблями с метровым клинком). Короткие сабли использовались на кораблях английского морского флота до 20-х годов XX века. Заостренный конец сабли и ее изгиб позволяли наносить как колющие, так и режущие удары.



    Заложник большой политики

     


    «Эдвенчер» не годился для дальнейшего плавания. Груз и пушки перевезли на «Кедах Мерканте». Многие из команды Кидда перешли к мадагаскарским пиратам, считая, что с ними можно будет заняться настоящим «делом». Но большинство осталось с Киддом, так как собирались вскорости вернуться в Америку и прокутить награбленные деньги с присущим разбойникам размахом.

    Кидд отправился к Зондским островам, но и там ему не удалось захватить ни одного судна. В дальнейшем некоторые капитаны встречали корабль, похожий на «Кедах Мерканте», у Цейлона, в Мозамбикском проливе.
    Считая, что он добыл для своих хозяев достаточно богатств, Уильям Кидд решил возвратиться. Уже в Вест-Индии он узнал, что объявлен преступником. Но Кидд верил лорду Белламонту и рассчитывал на лучшее.

    На Антильских островах Уильям Кидд встретил знакомых пиратов из «берегового братства». Они посоветовали ему не возвращаться домой, а где-нибудь укрыться. Все «джентльмены удачи» были наслышаны о знаменитом капитане Кидде. Одни злобно завидовали его славе и всячески желали его погибели, другие искренне пытались ему помочь.

    В ближайшем порту Кидд продал «Кедах Мерканте», распустил команду, а сам днями просиживал в таверне, слушая разговоры моряков. Он уже подумывал о том, чтобы нанять корабль и снова уйти в Индийский океан, как получил послание от лорда Белламонта.

    «Милый друг, — писал Белламонт, — я совершенно не верю тем грязным сплетням, которые распространяются про вас по всему Североатлантическому побережью. С нетерпением жду момента, когда снова смогу видеть и разговаривать с вами. Без опаски приезжайте, здесь вы найдете только верных друзей».

    Кидд клюнул на эту наживку. По прибытии в НьюЙорк Кидд поспешил послать жене губернатора богатый подарок. Самому Белламонту он направил подробный письменный отчет о своем плавании.

    Губернатор имел на руках приказ арестовать Кидда. Но Белламонт не решался схватить знаменитого пирата, ведь он обещал Кидду, что тот останется на свободе. И все же губернатор нарушил данное слово и подписал ордер на арест Кидда. Восемь месяцев бывший корсар провел в Нью-Йоркской тюрьме. В Лондоне решали, что делать с Киддом. Уильям слишком много знал. Высокие лорды адмиралтейства сошлись во мнении, что Кидда надо судить в Англии показательным судом.

    Капитана в кандалах отправили в Англию. Там, сидя в Нью-Гейтской крепости, он еще год ожидал суда. К нему постоянно наведывались доверенные лица лордов, напоминая, что лучше держать язык за зубами и никого не выдавать. Вместе с капитаном перед судом предстали еще одиннадцать членов экипажа «Эдвенчера». Против Кидда выступили два члена его команды, а также жена комендора Мура. Капитана обвинили в кровожадном пиратстве и убийстве.

    Кидд оправдывался тем, что захваченные корабли шли под французским флагом. Если бы он доказал это, обвинение в пиратстве с него бы сняли. Но никакие документы на суде не фигурировали. Могущественные покровители капитана, включая лорда Белламонта, хранили трусливое молчание. Их имена даже не упоминались. До самого последнего дня Кидд верил, что «компаньоны» вынут его из петли. Он никого не выдал, и политическая репутация лордов адмиралтейства была спасена.

    Все, что награбил капитан, было продано на аукционе за 6472 фунта стерлингов. Эти деньги королева Анна передала Гринвичской больнице на лечение моряков-инвалидов. Кидда вместе с семерыми сообщниками обвинили в измене Англии, многочисленных морских разбоях и убийстве канонира Уильяма Мура.

    23 мая 1701 года Кидда повесили на набережной Темзы, а затем облили тело смолой и обмотали цепями. В течение года труп не снимали, и капитаны проходивших мимо кораблей могли лицезреть, что бывает с теми, кто действует наперекор закону.

     

    Это интересно!

    Стволы корабельных пушек отливали из бронзы или стали и устанавливали на деревянный лафет. Лафет крепился к борту сложной системой канатов, чтобы уменьшить откат орудия. Пушка заряжалась с дульной стороны. Для этого орудие откатывали назад, забивали в ствол пороховой заряд и ядро, а затем снова закрепляли канатами.

     

     

    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru