• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


     

    Выдающийся адмирал
    русского парового флота Г.И.Бутаков

     

     

     

     

     

    Появление паровых железных кораблей и новой боевой техники потребовало разработки новой тактики ведения боя и тщательного изучения тактических свойств корабля. Расчеты эволюций и перестроений, определение маневренных элементов корабля, разработка походных и боевых строев были поставлены на научную, математическую основу. Вопросам тактического маневрирования был посвящен ряд работ иностранных военно-морских теоретиков, но все эти работы были несовершенны и поверхностны. Наиболее глубокими и исчерпывающими были труды талантливого русского адмирала Г. И. Бутакова — основоположника тактики парового броненосного флота.

    Уже со времени появления первых паровых судов Бутаков внимательно следил за тем, как менялись в связи с этим тактические приемы. Еще в 1854 г. по поручению начальника штаба Черноморского флота вице-адмирала В. А. Корнилова Бутаков составил наставление по производству эволюций для пароходного отряда Черноморского флота, а с 1860 г. в должности командующего практической эскадрой Балтийского флота занялся проверкой разработанных им эволюций на практике.

    В апреле 1861 г. Бутаков издал работу «Несколько отрывков из опыта начальных оснований азбуки пароходной тактики», содержавшую основные правила маневрирования паровых кораблей и эволюционные сигналы. Тогда же им было начато исследование законов таранного боя, которым он доказал, что для того, чтобы таранить корабль противника, необходимо проникнуть внутрь его циркуляции. Развив и дополнив свои исследования, Бутаков издал в 1863 г. «Новые основания пароходной тактики»; этот капитальный труд по вопросам маневрирования паровых кораблей сохранил свою ценность до сих пор.

    «Основной идеей моей тактики,—писал Бутаков в предисловии к этому труду,— служит то, что пар должен сделать в морской тактике такой же переворот, какой произошел в сухопутной тактике в конце прошлого столетия. От паровых судов можно и следует требовать мгновенности и внезапности перестроений, поворотов и захождений. Удовлетворить же этим требованиям можно лишь при твердом знании коренных законов этих действий».

     

    В основу исследования вопросов маневрирования Бутаков положил открытый им характер движения винтового корабля на циркуляции. Он нашел, что на циркуляции винтовой корабль движется по кривой, близкой к окружности, или по касательной к ней. Отсюда он вывел геометрически обоснованные законы циркуляции и, опираясь на них, разработал и привел в стройную систему правила перестроений соединений паровых кораблей, снабдив их многочисленными пояснительными чертежами, детально разработал тактические особенности каждого строя, определил правила перестроений из одного строя в другой, предложил впервые простой и удобный способ этих перестроений.

    Труд Бутакова, не имевший себе равных по тщательности анализа, сжатости и ясности изложения, имел огромный успех. Переведенный сразу же на ряд европейских языков он сделался настольным руководством по маневрированию во всех флотах. На его основе была составлена в 1869 г. под руководством самого Бутакова книга эволюционных сигналов.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Адмирал Бутаков был не только выдающимся теоретиком в вопросах морской тактики. Большого внимания заслуживает и его практическая деятельность: он руководил боевой подготовкой эскадры броненосных кораблей Балтийского флота, которой командовал в 1867—1877 гг.

    «В наше время, — писал Бутаков в одном из своих приказов, — войны будут внезапны, энергичны... а сражения необычайно кратки. Поэтому готовиться к ним необходимо всегда, постоянно, безотлагательно, немедленно; готовиться к тому получасу, для которого мы, можно сказать, существуем и в который нам придется показать, что Россия содержит флот не без пользы».

    Широко поощряя личную инициативу и развитие индивидуальных способностей каждого из своих подчиненных, Бутаков постоянно стремился создать для повседневной боевой подготовки обстановку, максимально приближавшуюся к боевой.

    Он проводил на своей эскадре таранные бои, для чего выделил канонерские лодки «Прилив» и «Гул», на которых лично по очереди обучал своих командиров искусству нанесения таранных ударов. Большое значение Бутаков придавал также артиллерийской подготовке эскадры, рассматривая применение тарана и артиллерии в их гармоническом сочетании.

    Трудность подготовки осложнялась большим разнообразием артиллерийских систем, находившихся в то время на вооружении флота. Поэтому каждая идея, каждая творческая мысль, направленная на разрешение различных вопросов, связанных с использованием артиллерии, находила горячую поддержку и энергичную помощь адмирала. Бутаков первым ввел на кораблях эскадры, «систему аппаратов автоматической стрельбы» Давыдова, «учебные стволы» для начальной подготовки комендоров, предложенные в 1870 г. капитан-лейтенантом Акимовым, специальные циферблаты с передвигающимися стрелками для обозначения дистанций до цели, заменившие голосовую передачу от дальномеров к орудиям.

    Большое число стрельб, проведенных кораблями последовательно по неподвижным, а затем по движущимся целям, и, наконец, стрельбы на ходу по движущемуся щиту обеспечили высокую артиллерийскую подготовку эскадры.

    Период после Крымской войны характерен интенсивным развитием минного оружия на русском флоте. В создании новых образцов мин принимали участие такие талантливые русские изобретатели, как вице-адмирал А. А. Попов, лейтенант С. О. Макаров и другие. Большую роль в разработке способов использования минного оружия и в подготовке первых специалистов-минеров сыграл Г. И. Бутаков. С этой целью в 1867 г. на броненосной эскадре под руководством лейтенанта Терентьева были начаты опыты по использованию мин для подрыва корпусов непригодных судов, по постановке минных заграждений и проведению тральных работ. Особенно широкое распространение получила практика учебных ночных минных атак паровыми и гребными катерами.

    Учебные минные атаки не только способствовали приобретению личным составом катеров практического опыта по использованию минного оружия и изучению его фактических свойств. Они вызвали появление противоминной артиллерии как средств борьбы против минных атак. Орудия противоминных калибров устанавливались с таким расчетом, чтобы иметь предельно возможные горизонтальные и вертикальные углы обстрела. К таким орудиям относились установленные Г. И. Бутаковым в 1874 г. на фрегате «Петропавловск» десять четырехфунтовых орудий, заряжавшихся с казенной части. Орудия эти были установлены на специально сделанных, выступающих за борт площадках, вследствие чего горизонтальные углы обстрела достигали 137°.

    В результате длительных опытов, проведенных на эскадре Бутакова, был создан трал, оказавшийся более надежным средством борьбы против якорных мин, чем все известные в то время тралы. Он состоял из дюймового пенькового троса длиною 40 м, к концам и середине которого с помощью штертов с поплавками были прикреплены грузы. Длина штертов определялась глубиной, на которой должен был работать трал. Практическое траление с помощью этого трала показало, что он безотказно захватывал всякое препятствие на заданной глубине.

    Таким образом, на эскадре Бутакова разрабатывалась и совершенствовалась не только тактика минного оружия, но и средства противоминной защиты: трал и противоминная артиллерия.

    Особенно адмирала радовали проявление лихости, смелости, инициативы и находчивости, в которых он видел залог боевого успеха.

     

    С целью приучить личный состав к свисту и разрыву снарядов Бутаков во время каждой из практических стрельб посылал офицеров и матросов на шлюпках пересекать линию огня.

    Инструкции и приказы Бутакова по эскадре характерны своей содержательностью, глубиной и размахом мысли. Они являлись неоценимым тактическим пособием для подчиненных ему командиров.

    Бутаков уделял исключительно большое внимание вопросам тактической подготовки командного состава, призывал командиров к всестороннему изучению качеств своих кораблей и сознательному управлению ими.

    Придавая большое значение овладению техникой, Бутаков указывал, что «каждый морской офицер должен быть лучшим матросом и лучшим боцманом своего судна, чтобы иметь нравственное право требовать от подчиненных своим примером всего того, что им приходится исполнять». Бутаков приказал укомплектовать на некоторых кораблях эскадры штат машинной и кочегарной команды механиками-кондукторами и юнкерами для управления машинами без помощи матросов, он требовал, чтобы старшие офицеры были в состоянии полностью заменить командиров кораблей. Бутаков был инициатором разработки военно-морских игр, составлял для них правила и лично ими руководил.

     

    Огромную по своему значению работу, тесно связанную со всей системой боевой подготовки флота, проделал адмирал Бутаков по изучению финских шхер. Появление малых винтовых кораблей, предназначенных в первую очередь для береговой обороны, создавало широкие возможности для использования их в шхерных районах. Взаимодействие отрядов таких кораблей с береговыми укрепленными пунктами являлось важнейшим составным элементом в обороне побережья, в том числе в обороне Кронштадта и Петербурга. Но для создания такой обороны нужно было прежде всего изучить шхерный район, на что и обратил внимание Бутаков. Во время плаваний эскадры по приказанию Бутакова личный состав занимался описанием шхер, промером глубин на фарватерах и другими гидрографическими работами.

    Обобщив опыт плавания в шхерах, Бутаков решительно отверг неправильный взгляд, будто шхеры доступны лишь для малых кораблей и что плавание в них на глубокосидящих

    кораблях связано с неоправданным риском. Чтобы доказать на деле неправильность такого взгляда, Бутаков предпринял смелый поход отряда линейных кораблей в шхеры.

    Шхерные фарватеры благодаря стараниям Бутакова сделались обычными путями для движения не только винтовых канонерских лодок, но и всех других броненосных кораблей. Открытие и изучение новых шхерных фарватеров облегчили создание устойчивой обороны Финского залива, особенно в период первой мировой войны 1914—1918 гг.

     

    Адмирал Г. И. Бутаков применял разнообразные приемы и методы боевой подготовки для воспитания в личном составе высокой воинской дисциплины, чувства долга и ответственности за свои действия и поступки, физической выносливости и моральной устойчивости, инициативы и смелости, знания морской службы и любви к морю. Боевая подготовка строилась также с учетом того, что Балтийский флот должен был готовить кадры моряков для возрождающегося Черноморского флота.

    В самое короткое время уровень боевой подготовки кораблей Балтийского флота был доведен до высокой степени совершенства.

    Эскадра Бутакова являлась «умственной лабораторией флота», его система боевой подготовки дала русскому флоту ряд образованных командиров и в их числе известного русского флотоводца — вице-адмирала С. О. Макарова.

    Формы и методы боевой подготовки, разработанные адмиралом Бутаковым, в основе которой лежала идея перехода от выполнения менее сложных задач к более сложным и от одиночной подготовки к групповой с охватом всего комплекса задач, связанных с подготовкой флота к войне, не утратили своего значения и в настоящее время. Боевыми успехами моряков в войне 1877— 1878 гг. русский флот во многом был обязан своему выдающемуся учителю Г. И. Бутакову.

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru