• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


    Невская битва

     

     

     

    К середине XII в. в результате развития феодальных отношений, роста экономической и политической независимости отдельных местных центров единое и сильное до тех пор Киевское государство распалось на ряд самостоятельных княжеств.

    В XII—XIV вв. феодальная Русь была раздроблена на множество самостоятельных полугосударств. Эти княжества вели между собой войны, раздробляя силы русского народа и ослабляя его борьбу с иноземными захватчиками.

    Феодальная раздробленность Руси в значительной степени способствовала завоеванию ее в XIII в. монголо-татарами. Немецко-шведские рыцари также пытались воспользоваться этой раздробленностью, чтобы покорить северо-западную Русь.

    Борьбу русского народа с иноземными захватчиками возглавляли в XIII—XIV вв. великие полководцы Александр Невский и Димитрий Донской, воплотившие в себе лучшие черты русского народа, готового на любые жертвы в борьбе за свободу и независимость своей родины. Войско Александра Невского спасло северо-западную Русь от немецко-шведской агрессии. Димитрий Донской, став во главе русского народа против наиболее сильного и опасного противника — татар, нанес им такой удар, который значительно ускорил распад Золотой Орды.

     

    БОРЬБА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА ЗА СОХРАНЕНИЕ ВЫХОДА НА БАЛТИЙСКОЕ МОРЕ И МОРСКИХ ТОРГОВЫХ ПУТЕЙ

     

    Ни один из городов древней Руси не занимал такого выгодного географического положения, как Новгород. Он был расположен на берегах многоводного Волхова и связан с Балтийским морем и с важнейшими русскими городами. Через Новгород шел главный торговый путь, соединявший Балтийское, Черное и Каспийское моpя. По Волхову, Ладоге, Неве, Финскому заливу и Балтийскому морю новгородские купцы вели торговлю со Швецией, Данией, Ганзой и другими странами Северной Европы. Кроме того, из Новгорода на запад шел торговый путь по суше через Юрьев к Двине и далее к Неману и Висле.

    В XI—XII вв. Новгород становится крупнейшим торговым центром. Новгородцы вели торговлю с другими русскими княжествами и с Западной Европой. Со всей Руси поступали в Новгород меха, мед, воск, сало, пенька, поташ, деготь и другие товары. Немецкие и шведские купцы привозили в Новгород сукна и другие ткани, а также металлические изделия и вывозили из Новгорода сырье. В самом Новгороде было несколько иностранных гостиных дворов.

    В конце XI в. в состав новгородских владений входили бассейны Ладожского и Онежского озер и берега Финского залива. Через Уральские горы новгородцы проложили себе путь в Сибирь. О Новгороде XII в. К. Маркс писал: «...Его корабли ходили в Любек; его жители сквозь дремучие леса проложили себе путь в Сибирь; неизмеримые пространства между Ладожским озером, Белым морем, Новой Землей и Онегой были ими несколько цивилизованы...».

    Народы Прибалтики и Финляндии находились в зависимости от Новгорода и платили ему дань.

    Новгород был крупным торговым и ремесленным центром Восточной Европы, с преобладанием ремесленного населения.

    В XII в. мореходы-новгородцы вышли на просторы Ледовитого океана.

    Новгородцы искусно строили крепости, речные и морские суда, сооружали водопроводы и мостовые, новгородские ремесленники ковали оружие и изготовляли различную домашнюю утварь.

    Господствующими классами в Новгороде были крупные землевладельцы-бояре и купцы, которые эксплуатировали крестьян и ремесленников. Это приводило к борьбе угнетенных против своих угнетателей. К. Маркс сравнивал Новгород с Флоренцией, говоря, что в нем бушевала классовая борьба «между патрициями и плебеями».

    До 30-х годов XII века Новгород находился под властью киевских князей, которые управляли им через своих сыновей. Успешное хозяйственное развитие, усиление боярства и купечества вели к обособлению Новгорода и складыванию его как самостоятельного государства, которое стало называться Великим Новгородом.

    В 1136 г. новгородские бояре, воспользовавшись народным восстанием, изгнали князя Всеволода, и Новгород получил общественное устройство в форме боярской республики. Высшей властью в Новгороде формально стало вече, сохранившееся от древних времен и превращенное боярами в орудие своего господства.

    Вече являлось собранием всех свободных новгородцев, но руководили им бояре. Вече призывало князя, который необходим был новгородцам как военный руководитель для борьбы с внешним врагом, но оно и изгоняло его, когда князь не выполнял боярской воли. Вече выбирало из числа новгородских бояр посадника, без которого князь не имел права ни судить, ни решать важнейших вопросов внутренней и внешней политики. В помощь посаднику новгородцы избирали тысяцкого, на котором лежало командование новгородскими войсками. Посадник и тысяцкий фактически и управляли Новгородом. Особыми правами пользовался новгородский архиепископ, один из крупнейших землевладельцев Новгорода, также избираемый вечем. Он стоял во главе боярского «Совета господ» и являлся хранителем государственной казны. «Совет господ» фактически вершил политические дела веча, используя его в своих интересах.

     

     

    Вооруженные силы Новгорода

     

    Вооруженные силы Великого Новгорода состояли из княжеской дружины, боярских отрядов и народного ополчения, набираемого из горожан и крестьян на время войны.

    Княжеская дружина являлась постоянной профессиональной частью новгородского войска и делилась на старшую и младшую. Старшая дружина состояла из наиболее опытных воинов — княжьих мужей, или бояр. Младшую дружину составляли «отроки» (слуги князя).

    Основным родом войск Новгорода в это время быля пехота. Народное ополчение («вой») создавалось по решению веча, когда для борьбы с сильным врагом княжеской дружине нужна была помощь. Количество воев, набираемых в народное ополчение, определялось вечем. Командовал народным ополчением тысяцкий, которому подчинялись сотские и десятские.

    На вооружении народного ополчения были копье и топор.

    Княжеская дружина была вооружена мечами, копьями, луками и стрелами. К защитному вооружению дружины принадлежала кольчужная бронь с короткими рукавами, покрывавшая туловище до бедер, остроконечный шлем с кольчужными сетками на лицо и плечи и щит.

    Большую часть вооружения новгородцы делали сами.

     

    По сравнению с западноевропейским рыцарским вооружением новгородское вооружение было более легким и удобным в бою.

    Инженерно-техническое оснащение новгородского войска, предназначенное для осадных действий, не уступало западно­европейскому. Новгородцы умели строить и употреблять «пороки» — осадные машины, служившие для метания каменных ядер. Были у новгородцев также гидротехнические сооружения, с помощью которых можно было затоплять противника (как, например, затопление чуди в пещере во время Раковарского сражения в 1268 г.).

    Новгородское войско имело свои знамена (стяги) и военную музыку (бубны и трубы). Войско выстраивалось и сражалось вокруг своих стягов.

     

    Боевой порядок новгородского войска состоял из трех частей: центра (чело) и двух флангов (крылья). Лучшее княжеское войско — конница располагалась на флангах, пехота — в центре. Для разведки боем впереди боевой линии шли легкие войска, состоявшие в основном из лучников.

    Управление боем осуществлялось главным образом посред­ством боевых труб и стягами.

    Войско отличалось высокой дисциплиной, мужеством и боеспособностью.

     

    Новгород имел не только сухопутные, но и морские силы, которые играли большую роль в защите морских рубежей Руси. Для ведения обширной торговли новгородцам нужно было значительное количество морских и речных судов. Сильно развитое пиратство на Балтике, а главное — постоянная угроза со стороны шведов морской торговле Новгорода с Западом вынуждали новгородцев вооружать каждое торговое судно

    Типичным судном, предназначавшиеся для боевых целей, была морская ладья. Новгородская морская ладья имела длину 30 м и ширину 5—в м. Борта ладьи были высокими и обшиты досками, скрепленными деревянными или железными нагелями. Ладья имела две-три мачты, рулевое управление и весла. В корме и на носу ладьи были устроены палубы, а под ними — жилые и складские помещения. На вооружении ладьи были таран и метательные машины, стрелявшие каменными ядрами. В боях с противником новгородцы искусно использовали абордаж; иногда они применяли своеобразные брандеры. Команда ладьи доходила до 50—60 человек, вооруженных пиками, мечами и топорами. Кроме морской ладьи, в состав новгородского флота входили парусно-гребные суда меньших размеров. К классу этих кораблей относились коч (трехмачтовое палубное судно), шняка (беспалубное двухмачтовое судно), носад (беспалубное одномачтовое судно) и ушкуй (легкая лодка). Все эти суда, за исключением ушкуев, предназначались для перевозок грузов. Ушкуи же имели назначение для действий на реках, озерах и в шхерах. Команда ушкуя называлась ушкуйниками и набиралась из новгородской вольницы.

     

    По своим мореходным качествам новгородские корабли того времени значительно превосходили иностранные. Строившиеся тогда в западноевропейских и средиземноморских странах галеры и нефы по размерам иногда были больше русских кораблей, но по своим мореходным качествам они уступали им. Русские суда были приспособлены к плаванию в бурных водах Северного Ледовитого океана, тогда как галеры и нефы предназначались для плавания в спокойных водах.

    Уже в то время русские люди совершали смелые плавания по морям Северного Ледовитого океана («Студеному морю»). На ладьях и кочах новгородцы доходили до Оби и других сибирских рек. Целью этих походов являлись рыбный и зверобойный, промыслы. При этом русские люди первыми в мире положили начало исследованию северных берегов Сибири, что имело громадное значение для развития экономических и культурных связей между Русью и Сибирью.

    На севере Руси поморские мастера-кораблестроители обучали варягов искусству строить суда. В летописи «Житие Варлаама Кергенского» (XV в.) говорится о том, что поморы «хожаше в варяги, доспеваше им суда на ту их потребу морскую и тому судовому художеству дружелюбно учаше». На кочах русской конструкции долгое время совершали плавание североскандинавцы (норвежцы и шведы).

     

    Новгородские суда обладали высокими для своего времени мореходными качествами. Они были поворотливы и быстроходны, что давало возможность новгородцам совершать большие переходы, осуществлять внезапные нападения и одерживать победы над численно превосходящим противником.

    Личный состав новгородского флота состоял главным образом из ушкуйников, хорошо знавших не только морское, но и военное дело. В новгородских былинах говорится о храбрых дружинниках, плававших на торговых кораблях.

     

     

    Боевые действия новгородцев против Швеции

     

    Западноевропейские феодалы опасались роста торгового и военного могущества Новгорода, так как усматривали в нем не только серьезного конкурента в торговых делах, но и грозную силу, стоявшую на пути завоевания и порабощения ими народов Прибалтики, Финляндии и северо-западной Руси. Католическая церковь активно поддерживала грабительские походы немецко-шведских рыцарей на Русь.

     

    Первыми выступили против новгородцев шведы. В 1142 г. 60 шведских судов напали на три новгородские ладьи. Новгородцы успешно отбили нападение численно превосходящего противника и захватили у него три судна с командой из 150 человек.

    В 1157 г. шведский король Эрик Едварсон при поддержке папы римского организовал «крестовый поход» в землю финнов, данников новгородцев. Шведам удалось покорить западную Финляндию. После этого шведские феодалы пытались захватить крепость Ладогу, которая для новгородцев имела большое стратегическое значение, так как прикрывала с севера дальние подступы к Новгороду и являлась базой Новгородского государства в Карельской и Ижорской землях. В 1164 г. шведский флот в количестве 55 судов с отрядом десантных войск около 3 тыс. человек появился перед Ладогой. Ладожане, имевшие незначительные силы, не могли помешать высадке врага. Но они успели послать гонца в

    Новгород за помощью, а сами укрылись в крепости. Шведы четыре дня безуспешно штурмовали Ладогу. Гарнизон во главе с посадником Нежатою самоотверженно защищался. Понеся большие потери, противник отступил к реке Вороновка, но там был разгромлен подоспевшим на помощь из Новгорода войском. Противник потерял 43 судна и большую часть отряда. Остатки разбитого шведского десанта спаслись бегством на 12 сохранившихся у них кораблях.

     

    Потерпев поражение на реке Вороновка, шведы вынуждены были на время отказаться от завоевательных походов на Русь. Однако они усилили пиратские набеги на Балтике, рассчитывая тем самым парализовать новгородскую торговлю и лишить русских морского торгового пути.

    В целях обеспечения своей морской торговли на Балтике новгородцы стали готовить большой морской поход на Швецию. По замыслу новгородцев, этот поход должен был нанести сокрушительный удар по важнейшему экономическому и политическому центру страны — городу Сигтуне (находившемуся на месте современного Стокгольма).

    Русские хорошо знали Сигтуну, куда они возили продавать свои товары и где имели своих людей и торговый двор.

    В качестве союзников новгородцы привлекли карелов, которые уже не раз предпринимали самостоятельные походы на Готланд и на шведские владения в Финляндии. Для похода на Сигтуну новгородцы создали большой флот с многочисленным экипажем.

     

    Поход был совершен летом 1187 г. и увенчался полной победой. 14 июля Сигтуна была взята штурмом и разрушена. Новгородцы и карелы захватили богатые трофеи, в том числе знаменитые сигтунские медные ворота, которые потом были установлены в соборе св. Софии в Новгороде.

    В 1191 г. новгородцы совершили опустошительный набег на шведские владения в Финляндии. Десант, высаженный новгородцами в районе города Турку, захватил ряд шведских укреплений, в том числе и Турку.

    В результате активных действий новгородского флота и десантных войск шведы вынуждены были в 1201 г. заключить мир с Новгородом. Условия мира обеспечивали новгородцам безопасность их торговых путей на Балтийском море.

    Набег новгородцев на шведские владения в Финляндии явился грозным предупреждением для шведских рыцарей, и они вплоть до Невской катастрофы (1240 г.) не предпринимали агрессивных действий против Руси.

     

     

    Выводы

     

    Великий Новгород обладал сильным флотом, который являлся в руках новгородцев мощным оружием в обороне северо-западных границ Руси, охране новгородских владений и заморской торговли.

    Главным врагом Новгорода на море была Швеция. Она ставила перед собой цель лишить его выхода к морю, захватить новгородские земли, поработить народ и обратить его в католическую веру.

    Военно-морское искусство новгородцев было передовым, ибо оно отражало справедливый характер войн, которые они вели со шведами.

    Тактика новгородцев была наступательной, решительной. Новгородцы умело организовывали и мастерски осуществляли набеговые действия на важнейшие политические и экономические центры противника, брали штурмом города и крепости, внезапно нападали и атаковывали флот противника, не считаясь с его численным превосходством.

     

     

     

    Невская битва 15 июля 1240 г.

     

     

    Во второй половине XII в. немецкие феодалы начали завоевательные походы против прибалтийских племен.

    В период Киевской Руси прибалтийские племена платили дань киевским князьям. С распадом Киевской Руси ливы, жившие в низовьях Западной Двины, признали власть полоцкого князя, а власть над эстонскими племенами перешла к Новгороду.

    Зависимость прибалтийских племен от русских княжеств не была тяжелой. Она выражалась в уплате дани натурой и деньгами. Русские князья предоставляли своим прибалтийским подданным полную свободу как в вопросах внутреннего управления, так и внешних сношений. Полной свободой пользовались прибалтийские племена и в вопросах вероисповедания. Оставаясь язычниками, жители Прибалтики поклонялись своим древним богам, олицетворявшим силы природы. Русские не навязывали им христианской веры, как это делали немецкие феодалы, которые, проникая в Прибалтику, обращали ее народы «в христианскую веру» силой. Известно, что это обращение означало не только искоренение язычества, но полное экономическое и политическое порабощение. Народы Прибалтики получили «крепостное право, и их стали истреблять».

    Отстаивая свою самостоятельность, народы Прибалтики вели с немцами ожесточенную борьбу.

    В 1202 г. с благословения папы римского немцы создали для ведения захватнической войны специальную военно-рыцарскую организацию — орден меченосцев (Ливонский орден), члены которого носили белые плащи с нашитыми на них красными крестами и мечами.

    С помощью меченосцев немецким феодалам удалось захватить почти всю Прибалтику и превратить ее в базу для наступательных действий против русских. Неоднократные попытки меченосцев вторгнуться в псковские, новгородские и литовские земли не имели успеха. Русские князья успешно отражали разбойничьи нападения рыцарей.

    Для подготовки новых походов на Русь захватчики решили объединить свои силы. С этой целью в 1237 г. орден меченосцев объединился с Тевтонским орденом и стал называться Тевтонским. Но и этот орден без союза со шведскими рыцарями не решался напасть на русские земли. Тогда римский папа благословил немецких и шведских рыцарей на совместный крестовый поход против русских, рассчитывая, что Русь, ослабленная начавшимся нашествием монголов, не сможет долго сопротивляться.

    Согласно плану немецко-шведских захватчиков, шведы, наступая с севера, должны были захватить устье реки Невы, подняться по ней в Ладожское озеро, взять крепость Ладогу, после чего идти по Волхову к Новгороду. Немцы же, наступая с юго-запада, должны были действовать против Изборска и Пскова и только после взятия их идти на Новгород.

     

    Во главе новгородских вооруженных сил стоял выдающийся политический и военный деятель князь Александр Ярославич, внимательно следивший за происками врагов Руси и своевременно организовавший охрану северо-западных границ. В частности, старейшине Ижорской земли Пелгусию князь Александр поручил «морскую сторожу», т. е. охрану путей к Новгороду с моря.

    Летом 1240 г. шведские рыцари во главе с ярлом (герцогом) Биргером первыми напали на Русь.

    Самонадеянный Биргер, считая своих рыцарей непобедимыми, полагал в короткий срок завоевать Новгородскую землю.

    В начале июля многочисленная шведская флотилия вошла в Неву и подошла к устью ее притока — реки Ижоры. Здесь Биргер решил сделать временную остановку. По его приказанию с судов, стоявших у берега, были переброшены «сходни» (мостки). Сам Биргер вместе с епископом и знатными рыцарями высадился на берег и послал вызов новгородскому князю: «Если можешь, сопротивляйся. Знай, что я уже пленю твою землю».

    Появление шведов в русских водах и -на русской земле не было неожиданностью для новгородского князя. Обо всем этом его своевременно известила «морская сторожа» Пелгусия.

    Князь Александр, стремясь нанести внезапный удар по врагу, спешно собрал свою дружину и часть новгородского ополчения и «укрепил» их речью, которую закончил призывом: «Постоим за землю русскую!». Он немедленно двинулся берегом Волхова к Ладоге, откуда вместе с ладожанами совершил быстрый переход к месту расположения шведов. Разведка донесла Александру, что в лагере шведов царит беспечность и он никем не охраняется. Они не ждали русских, которым, как полагал Биргер, потребуется много времени, чтобы собрать большое войско, так как без него новгородцы не решатся выступить против шведов.

    Но враг просчитался. Во второй половине дня 15 июля войска Александра подошли к Ижоре.

     

    План внезапного удара русского полководца исходил из конкретно сложившейся обстановки. Противник, делая временную остановку, не подозревал о возможности внезапного нападения русских и поэтому проявил беспечность, не выставив охранения. Наиболее боеспособная часть рыцарей находилась с Биргером на берегу. Таким образом, отразить внезапную атаку русских могли только эти рыцари. Находившиеся же на судах шведы ввиду неожиданности удара русских вряд ли успели бы оказать помощь, так как их можно было отрезать от берега, разрушив мостки. Следовательно, количественное превосходство над русскими не могло принести шведам успеха.

     

     

     


    Невская битва 15 июля 1240 г.

    По плану князя Александра конная дружина должна была нацелить удар вдоль Ижоры в центр расположения шведов на берегу. Одновременно новгородская пешая дружина вместе с ладожанами под командой опытного воина Миши должна была наступать вдоль Невы с целью уничтожения мостков, соединявших корабли с сушей. Этим ударом пешая дружина Миши отрезала шведам путь к отступлению и лишала их поддержки со стороны команд, находившихся на судах. В дальнейшем русские войска должны были зажать противника в угол, образуемый реками, и сбросить его в воду.

     

    В 6 часов вечера 16 июля дружина князя Александра внезапно обрушилась на шведский лагерь. Неожиданный удар русских застиг шведов врасплох. Они, по выражению летописца, «не успели опоясать мечи на чресле своем». Противник, несмотря на свое численное превосходство, не смог оказать организованного сопротивления. Войска новгородского князя сражались мужественно, тесня и опрокидывая шведов в реку, не давая им возможности сесть на свои суда. Княжеский дружинник Гаврила Олексеич, преследуя спасавшихся бегством шведского епископа и королевича, на коне ворвался вслед за ними по мосткам на корабль и вступил с командой в беспримерную в истории войн схватку, в которой епископ был убит. Противнику удалось сбросить Гаврилу Олексеича вместе с конем в воду, но он сумел быстро выбраться из воды и снова вступил в борьбу с захватчиками. На суше в ожесточенной схватке он убил шведского воеводу.

     

    Сам Александр сражался впереди своей дружины и ранил в лицо Биргера — «возложи печать на лице острым своим мечем» (летописец).

    Пешая рать Миши, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, успешно продвигалась вдоль берега Невы. Передовая часть этой рати захватила три судна противника; команды их, не желавшие сдаться в плен, были перебиты, а суда уничтожены. Основная же масса воинов Миши, отражая удары с суши и судов, рубила мостки и тем самым не давала возможности рыцарям, находившимся на берегу, отступить на свои суда или получить от них поддержку. Вскоре дружине Миши удалось взять еще два судна шведов.

    Вследствие внезапного и стремительного нападения русских захватчики были разбиты наголову и, как говорил летописец, «побежа посрамлены». Новгородцы в этой битве потеряли всего 26 человек, а шведы — свыше 200. Трупы одних только знатных рыцарей русские погрузили на два трофейных судна и пустили их вниз по Неве к морю, остальных, по выражению летописца, побросали в яму «бесчисла».

     

    Невская битва является одним из наиболее ярких примеров разгрома малыми силами русских войск крупного вражеского десанта.

    Разгромив шведов на Неве, русские избавили себя от порабощения захватчиками и сохранили за собой выход к Балтийскому морю.

    За блестящую победу над шведами народ прозвал князя Александра Ярославича Невским.

    Маркс специально отметил Невскую битву в своих хронологических выписках:

    "1240 Александр (князь Новгородский) разбил шведов на Неве, откуда его прозвание Невский".

     

    Невская битва является ярким примером героизма, доблести и храбрости великого русского народа.

     







    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru