• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


    Русское военно-морское искусство
    в войнах второй коалиции против Франции

     

     

     

     

     

    Русский флотоводец Ушаков Ф.Ф.

     

     

     

    Проявляя большое искусство в морских боях, Ушаков с неменьшим успехом проводил боевые действия, связанные с блокадой неприятельского побережья, высадкой десантов, атакой крепостей и т. д. В них так же, как и в морских сражениях, он был врагом косности и рутины. Наглядным примером этого является осада и взятие острова Корфу, считавшегося неприступной крепостью.

    Экспедиция Ушакова в Средиземное море проводилась в период создания антифранцузской коалиции в составе Англии, России, Австрии, Турции и Неаполя. Цель коалиции заключалась в восстановлении монархической власти во Франции и в противодействии новой французской экспансии.

    Получив после поражения Австрии венецианские владения — Ионические острова и несколько крепостей в Албании, Бонапарт всеми силами стремился удержать их за собой. В своем донесении Директории от 27 августа 1797 г. он писал: «Острова Корфу, Заите и Кефалония важнее для нас, чем вся Италия вместе». Бонапарт прежде всего учитывал стратегическое положение Ионических островов, овладение которыми облегчало ему продвижение в сторону Египта, Малой Азии, Балкан и черноморских владений России.

     

    В мае 1798 г. Бонапарт предпринял свой египетский поход. Основная цель его заключалась в том, чтобы захватить Египет и создать угрозу британским владением в Индии, а также овладеть ближневосточным рынком, в котором нуждалась французская торговая буржуазия, потерявшая недавно богатые рынки в колониях Северной Америки, отвоеванных у Франции в результате Семилетней войны. Своим вторжением в Египет французы совершили прямую агрессию против Турции, провинцией которой он являлся в тот период, и создали непосредственную угрозу Турецкой империи, заставив последнюю просить помощи у России.

    Египетский поход Бонапарта затрагивал также и интересы России. Утвердив свое господство в Египте, французы могли постоянно угрожать черноморским проливам, а следовательно, и черноморским владениям России. К тому же было совершенно очевидно, что Турция без помощи России не в состоянии будет защитить проходы в Черное море.

    Таким образом, французская экспансия создавала чрезвычайно сложную военную и политическую обстановку не только в районе Средиземного моря, но и во всей Европе. Сложность этой обстановки усугублялась еще и тем обстоятельством, что в Италии в это время развернулась острая внутренняя борьба: власть Бурбонов была свергнута, и неаполитанский король вынужден бежать и просить помощи у русского царя. В этой обстановке Россия выступила против Франции.


     

    Поход эскадры Ушакова в Средиземное море

    и занятие Ионических островов

     

     

    7 августа 1798 г. Павел I дал предписание Ушакову следовать с эскадрой в Константинополь. После необходимых приготовлений 12 августа эскадра снялась с якоря и отбыла по назначению.

    В эскадре Ушакова, покинувшей Севастопольскую бухту, было шесть линейных кораблей, семь фрегатов и три авизо. На кораблях разместились два батальона морской пехоты.

    Ушаков уже с самого начала похода имел твердое намерение овладеть Ионическими островами и превратить их в опорную базу русской эскадры на Средиземном море. 28 августа Ушаков писал Павлу I, что все «острова, кроме Корфу, с помощью самих обывателей забрать можно будет без больших трудностей».

    8 сентября Ушаков со своей эскадрой прибыл в Дарданелльский пролив, где к русской эскадре присоединилась турецкая в составе четырех линейных кораблей, восьми фрегатов, восьми корветов и десяти канонерских лодок, которые поступали в распоряжение Ушакова. Из-за неготовности турецких кораблей Ушаков вынужден был задержаться здесь до 20 сентября.

    Еще 15 сентября Ушаков высказал мысль о необходимости блокировать остров Корфу, чтобы скорее и легче взять его. Предварительно было решено овладеть всеми другими Ионическими островами. 24 сентября начались действия по овладению островом Цериго. Высаженный на нем под командой капитан-лейтенанта Шостака десант овладел крепостью Капсали, и 1 октября гарнизон острова капитулировал. После занятия Цериго капитан-лейтенант Шостак с двумя фрегатами направился 12 октября к острову Занте. Атака крепости на этом острове силами десанта была произведена 14 октября в присутствии адмирала Ушакова. К вечеру того же дня гарнизон крепости капитулировал.

    На следующий день отрядом капитана 2 ранга Поскочина (1 линейный корабль, 1 фрегат и 1 авизо) был взят остров Кефалония. Гарнизон крепости при виде русской эскадры бежал в горы, преследуемый восставшими жителями.

    18 октября Ушаков приказал командиру корабля «Св. Петр» капитану 1 ранга Д. Н. Сенявину отправиться во главе отряда (1 русский линейный корабль, 1 турецкий линейный корабль, 1 русский фрегат, 1 турецкий фрегат) для занятия острова Св. Мавра. 19 октября отряд Сенявина подошел к острову и в тот же день высадил на него десант. Французский гарнизон (540 человек), опираясь на многочисленную артиллерию и оборонительные сооружения (крепость была окружена с двух сторон водой, а с двух других сторон — широкими рвами), оказывал упорное сопротивление и не сдавался. Однако после нескольких сокрушительных бомбардировок русских кораблей и прихода 31 октября с 4 линейными кораблями и 3 фрегатами самого адмирала Ушакова французский гарнизон 4 ноября капитулировал.

    С самого начала Ушакову пришлось столкнуться с противодействием других участников второй коалиции — Англии и Австрии. Австрийский император, узнав о появлении кораблей Ушакова в Средиземном море, стал интриговать против русских, предложив населению Ионических островов перейти под покровительство Австрийской империи. Ушаков сразу разобрался и в отношениях англичан к русским, о чем он несколько позднее писал русскому посланнику в Константинополе Томаре: «Требования английских начальников морскими силами в напрасные развлечения нашей эскадры я почитаю за не имение, что как они малую дружбу к нам показывают, желая нас от всех настоящих дел отщетить и, просто сказать, заставить ловить мух, а чтобы они вместо того вступили на те места, от которых нас отделить стараются. Корфу всегда им была приятна, себя они к ней прочили, а нас под разными и напрасными видами без нужд хотели отделить или разделением нас привести в несостояние».

     

    Еще 20 октября Ушаков направил для блокады острова Корфу отряд судов, в который входили два русских линейных корабля, один турецкий линейный корабль, один русский фрегат, три турецких фрегата и три турецких небольших судна. Командующему отрядом капитану 1 ранга Селивачеву Ушаков поставил задачу — «всякую коммуникацию с оным островом пресечь».

     

     

     

    Блокада острова Корфу

     

     

    24 октября 1798 г. отряд Селивачева подошел к Корфу и начал блокаду.

    Остров Корфу издавна считался ключом к Адриатическому морю. Пять веков островом владели венецианцы, сильно укрепившие его. После захвата острова Наполеоном французские инженеры значительно усилили его укрепления. К началу осады крепость имела 636 крепостных и других орудий, гарнизон численностью в 3 тыс. человек и полугодовой запас продовольствия. Эскадра французов у Корфу состояла из двух линейных кораблей, одного фрегата и десяти более мелких судов. С моря крепость прикрывалась двумя островами — Видо и Лазаретто; на первом из них находились мощные укрепления с большим числом артиллерийских орудий.

    Северный и южный проливы острова Корфу были заняты отрядом Селивачева.

    9 ноября к Корфу подошел с главными силами Ушаков. Эскадра стала на якорь южнее крепости. 21 ноября прибыл Сенявин со своими кораблями. Союзный флот испытывал острый недостаток в продовольствии. Турецкие власти, которые должны были снабжать русскую эскадру, с большими перебоями доставляли самое необходимое. Кроме того, для атаки крепости не хватало десантных войск, а обещанные Турцией войска не прибывали.

    Несмотря на все трудности, Ушаков организовал тесную блокаду Корфу, и французский гарнизон оказался лишенным возможности получить помощь извне. Чтобы помешать французам добывать себе провиант путем грабежа местного населения, на Корфу был высажен небольшой десант с артиллерией, которая впоследствии сыграла немалую роль при осаде и штурме французской крепости.

    Батарея, установленная 15 ноября на северной стороне острова, имела два картаульных единорога, одну 53-фунтовую гаубицу, две мортиры такого же калибра и четыре мелкие полевые пушки. Команда батареи состояла из 128 человек, командовал ею капитан Кикин.

    18 ноября лейтенант Ратманов совместно с инженером Маркети и 19 матросами за одни сутки установил батарею из одной гаубицы и двух полевых пушек на южном берегу острова. Огонь по противнику обе батареи открыли сразу же после установки.

    Французы, изматываемые интенсивным огнем русских батарей, решили захватить их и 20 ноября в количестве 600 человек предприняли вылазку против южной батареи. Воспользовавшись тем, что батарея в это время охранялась только местными жителями, французы внезапно атаковали и захватили ее. В этот же день французы бросили в атаку против северной батареи 1 тыс. пехоты и 40 всадников. Поддержанная десантом с судов, батарея после жестокого боя отбила нападение противника, вынудив его отойти к крепости. В этом бою французы потеряли 100 человек убитыми и много ранеными. Потери русских составили 36 убитых и 73 раненых.

     

    К 30 января 1799 г. на южной оконечности острова, у монастыря св. Пантелеймона, русские вновь установили батарею, еще более мощную, чем прежде (16 больших корабельных орудий, 7 мортир разного калибра, 7 полевых пушек). Постройкой батареи руководил артиллерийский полковник Юхаров. Эта батарея должна была, кроме того, препятствовать французам иметь сообщение с селением, расположенным на южной оконечности острова Корфу, а также прикрывать Кардаки (единственное место, где русские суда могли принимать пресную воду).                  

    30 декабря из Севастополя прибыл контр-адмирал Пустошкин с двумя новыми 74-пушечными кораблями. К 1 января 1799 г. в распоряжении Ушакова было уже 12 кораблей, 11 фрегатов и несколько мелких судов, а 25 января к нему прибыли еще дополнительные силы.

    Весь период осады крепости Корфу, продолжавшейся три с половиной месяца, был насыщен непрерывными боевыми столкновениями кораблей русской эскадры с французскими кораблями, стоявшими около острова. Эти поединки кораблей, а также систематические обстрелы крепости русскими батареями должны были истощить противника до того, как русские пойдут на штурм.

    Суда эскадры Ушакова расположились по строго продуманной диспозиции.


     

     

     

     

     

    Атака крепости Корфу 18 февраля 1799 г.


             Вблизи батареи и адмиралтейства Гуино стояли флагманский корабль Ушакова «Св. Павел», корабль «Св. Магдалина» и два турецких линейных корабля; корабль «Св. Троица», фрегат «Сошествие св. Духа», турецкий флагманский корабль и фрегат были поставлены вблизи батареи св. Пантелеймона, т. е. на южной стороне крепости; линейные корабли «Захарий», «Богоявление» и фрегат «Григорий» стояли почти в середине пролива, ближе к крепости; группа кораблей под командой Сенявина расположилась в устье южной стороны пролива; турецкий контр-адмирал с одним линейным кораблем и двумя фрегатами находился в узком проливе. Такая расстановка кораблей обеспечивала наиболее эффективную блокаду острова.

    На острове Корфу, на горе, был сооружен маяк для наблюдения за французами.

     

     

     

    Штурм острова Корфу

     

     

    Штурм крепости решено было начать совместными усилиями русских и турок, но турецкое командование затягивало присылку обещанного десанта, чем ставило Ушакова в затруднительное положение.

    Несмотря на явное вероломство союзников, Ушаков продолжал деятельно готовиться к штурму. Накануне штурма он созвал совет адмиралов и командиров кораблей, на котором сообщил свое решение и план действий, предусматривавший одновременную атаку Корфу и Видо.

    Готовясь к штурму, Ушаков провел ряд учений, в ходе которых особое внимание уделил изготовлению лестниц и фашин и умению пользоваться ими. Для обеспечения надежной связи была разработана таблица из 130 флажных сигналов.

    Атака Видо началась в 7 часов утра 18 февраля 1799 г. Шедшие под парусами фрегаты открыли огонь по батареям и береговым сооружениям острова. Затем последовал мощный огонь с остальных кораблей. Один из участников боя, находившийся на корабле «Захарий и Елизавета», впоследствии писал: «В 10-м часу все уже наши корабли стали на свои места по данной от главнокомандующего диспозиции для атаки острова Видо и, став на шпринги, обратяся бортами против батарей, траншей и окопов, закрывших осажденных кругом всего берега и по всему острову, производилась сильная канонада ядрами и картечами. Сколь ни выгодны были батареи по возвышенному местоположению, все они были сбиты...»

    Находившийся на корабле «Св. Павел» Ушаков лично проверил правильность расстановки кораблей по диспозиции, а затем, подойдя на дистанцию картечного выстрела к двум самым большим батареям, совместно с фрегатами в короткий срок разрушил их. Об этом факте Ушаков впоследствии писал: «...Я с моим кораблем, не говоря о прочих, при взятии острова Видо подошел к нему в близость, вплотную к самому берегу и стал фертоинг против двух самых важных батарей, имеющих в печках во множестве приготовленные каленые ядра на малый картечный выстрел... с помощью моих же нескольких фрегатов, около меня ставших, оные сбил...»

     

    Вскоре на флагманском корабле был поднят сигнал «начать высадку десанта». Огонь корабельной артиллерии тем временем продолжался. Всего на остров Видо было высажено 730 солдат и 610 матросов. Несколько судов было выделено в отдельный отряд для обстрела рейда и противодействия подвозу подкреплений на остров Видо. Этому же отряду было поручено держать под обстрелом неприятельские корабли и фрегаты, находившиеся с западной стороны Видо. К 14 часам остров Видо был окончательно освобожден от французов. Из 800 человек гарнизона 422 человека были взяты в плен.

    Одновременно со штурмом острова Видо начался общий штурм крепости Корфу. Лишь только прозвучал сигнал утренней зари, русским батареям на острове Корфу был дан приказ начать бомбардировку крепостей противника и прежде всего сильнейшей из них — Сальвадора. Эта бомбардировка должна была облегчить десантным отрядам штурм и одновременно дезориентировать противника, отвлечь его внимание от направления главного удара на укрепления острова Видо.

    Высаженный на Корфу десант немедленно бросился на приступ наружных оборонительных сооружений крепости. Но первый натиск был отбит. И только второй удар, предпринятый после прибытия подкрепления, завершился успехом.

    Видя безвыходность положения, французский комендант послал Ушакову письмо с просьбой о перемирии на 24 часа, в течение которых он обязался подписать капитуляцию. На следующий день на корабль «Св. Павел» прибыл французский уполномоченный, подписавший условия безоговорочной капитуляции.

    Следует отметить, что роль турецких кораблей во взятии Корфу была весьма ничтожна. В письме к Кадыр-бею от 16 марта 1799 г. Ушаков так прямо и писал: «Вашей же эскадре хотя при атаке острова некоторые и посланы были в северную и южную части пролива с нашими, но они всегда были в стоянке на якорях, в бой против неприятельских кораблей никогда не входили, да и при штурме острова Видо были в отдаленности от оного, кроме одного фрегата...»

     

     

    Выводы

     

    Взятие русскими сильнейшей морской крепости Корфу было по тем временам исключительным боевым успехом. Здесь Ушаков снова продемонстрировал высокое флотоводческое искусство, а русские моряки — отличные боевые качества. Успех этого сражения во многом был облегчен тем, что Ушаков атаковал крепость Видо с моря, хотя это и противоречило укоренившемуся в то время взгляду, согласно которому флот может лишь блокировать приморские крепости.

    Укреплению подобного взгляда способствовало и то обстоятельство, что у многих было еще свежо впечатление от неудачных попыток захватить Гибралтар атаками с моря и суши, предпринимавшимися франко-испанскими силами в период 1779—1783 гг. И только Ушакову впервые в истории удалось так четко организовать взаимодействие десанта и артиллерии кораблей поддержки.

    Показателен, как образец искусства русских, заблаговременный захват плацдармов на Корфу, которые после установки на них батарей превратились в опорные пункты русских сил на острове и имели важное значение во время штурма. Примечательно также занятие Ушаковым адмиралтейства Гуино, в результате чего суда противника лишились возможности пользоваться ремонтной базой и, в свою очередь, такую возможность получили суда эскадры Ушакова.

    Действиями эскадры Ушакова было подтверждено положение, что успех огня корабельной артиллерии обязательно должен быть закреплен десантом.

     

    Таким образом, правильным распределением сил и средств при нанесении главного удара по острову Видо, а также образцовым проведением маневра кораблей и десанта Ушаков обеспечил успех боя и наглядно показал превосходство русского военно-морского искусства над военно-морским искусством стран Западной Европы. В частности, если русскому флоту на взятие Корфу потребовалось только три месяца, то английский флот на осаду Мальты потратил больше года, а возглавлявший осаду адмирал Нельсон так и не дождался взятия острова и убыл в Англию.

    Взятием считавшейся неприступной крепости Корфу и других островов Ионического архипелага Ушаков показал себя непревзойденным мастером атак приморских крепостей, проведенных в сложнейших условиях отдаленного от собственных баз театра боевых действий.

    Победы русских моряков под командой Ушакова произвели на современников исключительное впечатление. Узнав о взятии Корфу, Суворов воскликнул: «Великий Петр наш жив!.. Что он, по разбитии в 1714 г. шведского флота при Аландских островах, произнес, а именно: «природа произвела Россию только одну: она соперницы не имеет», — то и теперь мы видим. Ура! Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу хотя мичманом?»

     

    Примечания:

     

    1    Посыльные суда.

    2    Морская пехота в России была создана в результате военных реформ Потемкина в 90-е годы XVIII в.

    3   Остров Лазаретто был занят русскими в самом начале осады; французы бежали с острова, оставив там семь чугунных пушек, которые они не успели еще установить. . .

    4   В атаке и взятии Сальвадора принимали участие с русской эскадры 577 солдат, 154 матроса и канонира, а также 157 албанаев.

     

     

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru