• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


    Русское
    военное и военно-морское искусство
    в русско-турецкой войне 1768-1774 годов

     

     

     

     

     

    Экономическое развитие России во второй половине XVIII в. настоятельно требовало выхода к Черному морю. Необходимость этого выхода диктовалась еще и тем обстоятельством, что Черное море имело огромное значение для обороны южных границ Русского государства от грабительских набегов татар и турок с захваченного ими северного Причерноморья.

    Опираясь на свои вооруженные силы, Россия во второй половине XVIII в. вела активную внешнюю политику. Эта политика, как указывает И. В. Сталин, была вызвана потребностью «военно-феодально-купеческой верхушки России в выходах к морям, морских портах, в расширении внешней торговли и овладении стратегическими пунктами...».

    Следует также иметь в виду и тот факт, что международное положение России было благоприятным для борьбы за выход к Черному морю.

    Турция, опираясь на поддержку Австрии, Франции, Польши, Швеции и Пруссии, препятствовала осуществлению этого многовекового стремления России, поэтому вопрос мог быть разрешен только путем войны с ней. Франция опасалась проникновения России на Ближний Восток и Средиземное море. Англия внешне держалась лояльно по отношению к России, так как хотела иметь ее в качестве союзника против Франции, с которой у Англии было особенно много неразрешенных противоречий. Но наряду с этом английские правящие круги питали надежду, что в борьбе с Турцией Россия ослабит свой военно-морской флот, роста которого Англия опасалась.

    Учитывая, что Россия занята войной с Польшей, Турция, провоцируемая Австрией и Францией, в июле 1768 г. воспользовалась пограничным инцидентом и объявила войну России. Турецкий план войны намечал продвижение 400-тысячной армии через Днестр к Хотину и затем на Каменец-Подольский, после чего турецкое командование рассчитывало повести наступление на Киев, Смоленск и дальше на Москву. Одновременно 100-тысячная армия крымских татар должна была выдвинуться с юга, а в районе Азова намечалась высадка 50-тысячного турецкого десанта, предназначенного для наступления вместе с кавказскими горцами в направлении на Астрахань.

    По плану русского правительства на главном театре, между Днепром и Дунаем, должна была действовать армия численностью 95 тыс. человек. Эта армия из района Киева двигалась в направлении Днестр — Прут — Дунай. Вначале ею командовал Голицын, а затем Румянцев. Вторая армия была развернута для прикрытия южных границ. Третья армия (40 тыс. человек) сосредоточилась в районе Екатеринослава и должна была действовать против Крыма. Специальный корпус был выделен для действий против турок на Кавказе; этому корпусу ставилась задача поднять восстание против Турции среди грузин, армян и других христианских народов Кавказа. Во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. оба грузинских царства — восточное и западное — выступали против турок в союзе с Россией.

    План русского командования предусматривал нападение на Турцию с двух сторон: с севера должны были действовать сухопутные войска (флота на Черном море Россия в то время не имела), а с юга, со стороны Средиземного и Эгейского морей, — флот (специально направленная из Балтийского моря эскадра).

    В начале войны преимущество было на стороне Турции, так как ее флот господствовал на Черном и Азовском морях, а на границах, в непосредственной близости от России, Турция имела многочисленную армию. Однако турки в силу внутренней слабости своего государства не смогли осуществить первоначально задуманного ими плана. «...Наступательная сила турок была сломлена уже 100 лет тому назад, оборонительная же их сила, пока еще значительная, тоже стала убывать; лучшим признаком этой возрастающей слабости были волнения и бунты, начавшиеся среди покоренных христиан, славян, румын и греков, которые составляли большинство населения Балканского полуострова» (К.Маркс и Ф.Энгельс).

     

    Русское правительство не замедлило воспользоваться этим обстоятельством, и посланной в Средиземное море Балтийской эскадре в числе прочих задач была поставлена задача поднять восстание христианских народностей, подвластных Турции.

    В 1769 г. русская армия численностью в 65 тыс. человек вступила в Молдавию и атаковала основные турецкие силы; другая русская армия начала движение против крымских татар; третья армия находилась в резерве.

    Первая армия, под командованием Румянцева, одержала замечательную победу, разбив турок при Рябой Могиле (17 июня 1770 г.), Ларге (7 июля 1770 г.) и Кагуле (21 июля 1770 г.). Русские войска захватили у противника крепость Хотин, Яссы, Бухарест и вышли к Дунаю. В итоге кампании 1770 г. русская армия решила главную задачу — разгромила турецкую армию и завоевала большую территорию между Дунаем, Прутом и Днестром, заняв при этом важнейшие крепости и опорные пункты турок. Турецкий план войны был сорван. Крымские татары не могли теперь соединиться с турецкими войсками.

    В ходе последующих кампаний русская армия форсировала Дунай, а в 1773 г. вела действия уже за Дунаем. В следующем году русские войска, успешно наступая в Болгарии, окружили в районе Шумлы основные силы турецкой армии.

    Во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг. во всей полноте проявился полководческий талант Румянцева. В кампанию 1770 г. он показал себя выдающимся стратегом и тактиком. Он никогда не придерживался слепо какой-либо догмы и не боялся, в зависимости от обстановки на поле сражения, вносить изменения в ранее принятые планы с целью придать действиям решительный характер. Румянцев говорил: «...Планы, обыкновенно деланные в начале войны для согласованного учреждения движений и содействия, подвержены тем переменам, что при сближении с неприятелем придается тогда искусству военачальника располагать дальнейшие предприятия по видимой на то время удобности и решающих обстоятельств...»

    Румянцев обучал свои войска действовать во все времена года, при любой погоде, ночью и днем. Ему удавалось в образцовом порядке производить глубокой ночью сложные переброски крупных сил. Успешному наступлению Румянцева, как правило, предшествовала тщательная рекогносцировка местности. Румянцев показал себя большим мастером форсирования водных преград (реки Ларга, Дунай). Умелое использование всех родов войск — пехоты, конницы, артиллерии, своевременное маневрирование резервами были характерны для искусства Румянцева. Между Румянцевым и войсками существовало полное взаимопонимание, каждому солдату и офицеру он предоставлял возможность проявить свою инициативу. Воины, воспитанные Румянцевым, в сражениях показали умение быстро ориентироваться в обстановке. Несмотря ни на какие трудности, учил Румянцев, действовать надо решительно, без колебаний, стремясь к точному выполнению поставленной задачи. После Петра I никто до Румянцева не осуществлял на практике с такой определенностью тезис о полном сокрушении живой силы противника.

    Полководческое искусство Румянцева сыграло большую роль в развитии русского военного искусства. Его непосредственным учеником и продолжателем петровской военной школы был Суворов, поднявший русское военное искусство на еще более высокую ступень.

    Вскоре после начала русско-турецкой войны в Средиземное море была направлена первая Архипелагская экспедиция, которая имела задачей оттянуть на себя часть сил противника с Черноморского и Придунайского театров и оказать помощь грекам в их борьбе против турок.

    18 июля 1769 г. из Кронштадта вышла эскадра адмирала Г. А. Спиридова в составе семи линейных кораблей, фрегата, бомбардирского корабля и шести других малых кораблей. Личного состава, включая десант, на эскадре было 5 582 человека.

    9 октября 1769 г. из Кронштадта вышла эскадра контр­адмирала Эльфинстона в составе трех линейных кораблей, двух фрегатов и четырех других кораблей.

    30 июля 1770 г. из Ревеля в Архипелаг была направлена третья эскадра контр-адмирала Арфа в составе трех линейных кораблей и 13 фрегатов с десантом численностью в 2 690 человек.

    13 августа 1772 г. из Ревеля в Средиземное море для действий в Архипелаге прибыла четвертая эскадра в составе трех линейных кораблей под командованием контр-армирала Чичагова, который вскоре передал командование капитану 1 ранга Коняеву.

    Через год туда же прибыла из Кронштадта последняя — пятая эскадра в составе двух линейных кораблей, двух фрегатов и шести транспортов. Командовал этой эскадрой контр-адмирал Грей.

    Наиболее насыщенной боевая деятельность эскадры Спиридова была в кампанию 1770 г.

    18 февраля 1770 г. эскадра прибыла к берегам Морей, где русский десант вместе с восставшими греками овладел Мизитрой (Спарта) и Аркадией.

    10    апреля 1770 г. была взята турецкая крепость Наварин, которая стала временной маневренной базой русской эскадры.

    9 мая к берегам Мореи подошла эскадра Эльфинстона.

    Общее командование всеми морскими и сухопутными силами в Средиземном море Екатерина II поручила графу Алексею Орлову. Из-за малочисленности русских сухопутных сил и слабой организованности греческих повстанцев боевые действия в Морее не дали существенных результатов. Противник же, имея сильную эскадру, все время подбрасывал в Морею подкрепления и снабжение. Для адмирала Спиридова стало ясно, что без нанесения удара по турецкому флоту невозможно достигнуть успеха на суше. По его настоянию Орлов принял решение перенести центр боевых действий на море, в связи с чем к 23 мая 1770 г. Морея была оставлена. В крепости Наварин перед отводом войск были взорваны все укрепления. 22 мая эскадры Спиридова и Эльфинстона соединились у острова Цериго.

     

     

    Чесменский бой

     

     

    Получив сведения, что турецкий флот находится в Хиосском проливе, русская эскадра 23 июня прошла между островами Псара и Хиос и направилась к месту сосредоточения неприятельского флота. 24 июня около 6 часов русские корабли вошли в Хиосский пролив.Турецкий флот состоял из 16 линейных кораблей (шесть 90- и 80-пушечных, десять 70- и 60-пушечных), шести фрегатов, нескольких шебек и бригантин и множества полугалер и других мелких судов.

    Командующий русской экспедицией А. Г. Орлов писал в своем донесении в Петербург: «...Увидя оное сооружение, ужаснулся я и был в неведении, что мне предпринимать должно, но храбрость войск... принудила меня решиться и, несмотря на превосходство сил, отважиться атаковать, пасть или истребить неприятеля...»

    Существенную роль в принятии решения атаковать противника сыграла также твердая, решительная позиция командующего авангардом адмирала Спиридова.

    Русский флот был построен в ордер баталии. Девять линейных кораблей были разделены на три равные группы: авангард (адмирал Спиридов), кордебаталия (бригадир Грейг, граф Орлов) и арьергард (контр-адмирал Эльфинстон). Турецкие корабли находились в полумиле от берега, на котором располагались лагерем их сухопутные войска. Корабли стояли на якорях двумя параллельными линиями.

    После сигнала в 11 час. 30 мин. корабли авангарда пошли на сближение, имея приказ открывать огонь только с дистанции мушкетного выстрела (полукабельтова). В целях нанесения решающего удара они начали атаку находясь в линии, перпендикулярной противнику. В данном случае адмирал Спиридов, избрав новый тактический прием, пошел наперекор шаблонной линейной тактике, согласно которой нужно было сначала выстроить линию, параллельную противнику, а потом спускаться на него. Маневр Спиридова был связан с известным риском, так как русские корабли сближались с турецкими в кильватерной колонне почти перпендикулярно линии противника и подвергались при этом продольному огню артиллерии части турецких кораблей, будучи сами лишены возможности отвечать бортовым залпом. Расчет Спиридова был построен на быстроте сближения. При этом он учитывал также и то, что турецкий флот не сможет сосредоточить против русской эскадры огонь всех своих орудий, так как сектора стрельбы корабельной артиллерии в то время были весьма ограничены.

    Около 12 часов турецкие корабли с дистанции 3 кабельтовых открыли огонь по кораблям Спиридова. При сближении линейный корабль «Европа» получил повреждение и вынужден был выйти из строя. Головным оказался линейный корабль «Евстафий», который также попал под огонь пяти турецких кораблей. Турки стреляли по рангоуту и такелажу головных кораблей, стремясь лишить их маневренности. «Евстафий» развернулся бортом к противнику и с дистанции 50 м (пистолетный выстрел), сосредоточил огонь по флагманскому кораблю турок «Реал-Мустафе» (На «Реал-Мустафе», как доносил Спиридов, находился капитан Али-бей, первый после капудан-паши адмирал).

    Полученные при сближении повреждения в рангоуте привели к тому, что «Евстафий» навалился на турецкого флагмана. Произошла абордажная схватка, во время которой горящая грот-мачта с «Реал-Мустафы» упала на палубу «Евстафия». В результате возникшего пожара произошел взрыв крюйт-камеры «Евстафия», и оба корабля — «Евстафий» и «Реал-Мустафа» — взорвались. Спиридов успел спастись на шлюпке.

    В своем донесении в Петербург Орлов писал о храбрости русских во время боя в Хиосском проливе: «...Все корабли с великой храбростью атаковали неприятеля, все с великим тщением исполняли свою должность, но корабль адмирала «Святой Евстафий» превзошел все прочие... 84-пушечный неприятельский корабль был уже взят кораблем адмирала, но, к несчастью, загорелся оный...»

    О героизме русских матросов говорит такой факт. Один из матросов абордажной партии «Евстафия», будучи на палубе «Реал-Мустафы», бросился к турецкому флагу и хотел захватить его, но ему прострелило правую руку. Тогда он потянулся к флагу левой рукой, но в этот момент турок нанес ему рану клинком. Однако безвестный русский герой вцепился в полотнище флага зубами и уже не отпустил его.

    После взрыва кораблей «Евстафий» и «Реал-Мустафа» турецкие суда в панике стали сниматься с якоря и уходить в Чесменскую бухту. Тогда, как записал Спиридов, «на корабле «Трех иерархов» учинен был сигнал, чтобы всему флоту за оным гнаться, а как в то время не было ближе к оному корабля «Трех святителей», который и чинил за оными погоню и имел с оными жестокий огонь».

     

    Бой в Хиосском проливе продолжался около двух часов. С русской стороны в нем приняли участие только авангард и кордебаталия; арьергард под командованием Эльфинстона подошел к самому концу боя и участия в нем почти не принимал.

     

    Продолжение смотрите во второй части далее.

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru