фл.семафором слава флоту
исполнить цепочку-на главную в кубрик-на 1 стр.
  • главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • мороружие
  • словарик
  • кают-компания



  •  

     

     

    "Тукан" - горькая память


     Траулер Тукан

     

     

     

    Почему, по какой причине, выбираю я какие-либо газеты и другие СМИ, не очень задумывался, анализа не делал. Очевидно по признаку профессионализма, объективности и честности журналистов. С какого времени начал регулярно читать ИА Regnum, не помню, можно считать с первого дня его работы. Читал в частности публикации корреспондента из Калининграда  Выползова по простой причине - считаю этот город единственным родным. В первый же день, 17 июля 1969 г он мне понравился, я остался в нём ровно на 44 года. Но увы… пришлось расстаться…

    И вот читаю однажды читаю статью Выползова о гибели РТМ «Тукан». (Смотрите и читайте статью "Тайна «Тукана»: загадочное кораблекрушение не разгадано и через 50 лет"  на сайте Regnum.ru).

                Первая мысль после первой строчки «исполняется 50 лет…» была такой - «какой же я старый». В то время я работал матросом на сейнере, мы ловили кильку у берегов Персии (почему-то мои соплаватели страну называли на старый лад). Не знаю, были ли публикации тогда на эту тему в открытой печати, но мы, все работники Министерства рыбного хозяйства, по служебным каналам узнали об этом незамедлительно. Даже там, в тёплом и ласковом Каспии, впечатление было тягостное. Тем более оно наложилось на другое трагическое известие - в Охотском море от обледенения погибли 12 СРТ.

                Второе впечатление - в голове у автора полный сумбур, полное и абсолютное невежество в морской лексике и в морской практике. Путает понятия «корабль» и «судно», «рыболовный» и «рыболовецкий». «Остановка в Гаване» - это, что паровоз, а не пароход? А что это такое «рыбный отсек»? что-то не припомню такого в устройстве судна.

                В Калининграде я попал работать на три года на БМРТ «Иван Дворский»  под командой капитана Какатунова Максима Фёдоровича. Именно он настоял, чтобы я поступил в мореходное училище (не коллеж и  академию SIC!), которое закончил за полтора года, опять же с его помощью. Хорошо помню день, когда в Северном море застопорили ход, экипаж вышел на палубу, дали три гудка и пошли далее. 1 помощник капитана был у нас из тех, кто пережил и выжил кораблекрушение на «Тукане». Разумеется, он  публичных лекций на эту тему не читал, и вообще эта тема для него была больной, табу. Я был рулевым и на мостике подслушал и запомнил его рассказы капитану о «Тукане». Второй момент на что я обратил внимание - как только начиналось волнение и появлялись барашки, он тут же прятался в каюту - «Не могу видеть…»

                На эту тему писали, и может быть, будет писать многие и много. Например, лично мне знакомый Ржевский (газета «Калининградская правда»), пишет хорошо, но также, как и Выползнов, невежественно. То есть,  это не его тема. Единственную публикацию, которую можно и нужно воспринимать серьёзно - это рассказ капитан Морозова. Смотрите статью на сайте  Свободная пресса, автор Вячеслав Морозов. На всё прочее можно не обращать внимание. Действительно, какие только «жареные факты» и фантазии можно встретить вплоть до ядерной бомбы, которую должны были доставить на Кубу.

                Надеюсь, что 22 года в море и 3 года в мореходном училище, карьера от юнги до старпома дают мне право высказать свою точку зрения не эту трагедию.

                1) Само название головного судна «Тропик» говорит о том, что для высоких широт оно не годилось. А при 10 баллах ему следовало бы прятаться в порт или штормовать, а не шпарить полным ходом. Разумеется, на это не все советские капитаны могли пойти в те времена. К тому же, по судам этого типа уже накопилась статистика аварийных случаев в шторм.

                2) Судно было построено в ГДР, основополагающий документ, который вручается капитану строителями «Информации об остойчивости для капитана» был переведён с немецкого с ошибками, неграмотно. 15 лет последних моих лет в Калининграде мой основной заработок были переводы. Потому могу утверждать, что «голых» переводчиков в чистом виде нет и быть не может, время энциклопедистов три века назад закончилось, переводчик не может быть универсалом во всех областях знаниях.

                3) Выжившие члены экипажа говорили о каком-то ударе. Ничего сверхординарного в этом нет, есть такое понятие - «9 вал», только и всего. И никаких мин и подводных лодок. 

                4) Очень важный момент - экипаж и его состояние. По рассказам 1 помощника, рядовой состав был обучен плохо. А ещё важнее - отход из Калининграда, его психологические последствия. Дело в том, что в те времена в портнадзоре работали почти все бывшие военные моряки, не понимающие специфики рыболовного флота, обиженные на Хрущёва  и весь окружающий мир из-за того, что после известного сокращения флота они оказались не при деле, и не могли перестроиться на новый лад.  Единственное исключение, которое подтверждает правило, - знаменитый капитан Маточкин Юрий Семёнович, который жизненный путь окончил губернатором Калининградской области. «Чёрные полковники», как мы их называли, издевались и изгалялись на полную катушку. Порой отход длился до четырёх суток, экипаж, особенно комсостав, без сна и отдыха валился с ног. О какой безопасности мореплавания можно говорить?!  Мой любимый капитан  и учитель Радовинский Иосиф Михайлович, под его командой проработал без малого 5 лет на ТР «Крымские Горы», поступал таким образом: после выхода из порта становился на якорь на сутки, двое, а если требовалось, и более, до тех пор, пока команда не приходила в норму после таких «проводов». А ведь через 10-12 часов предстояло проходить Датскими проливами.

                5)  СРЗ «Преголь», на котором простоял на ремонте «Тукан» с июня 1966 г. по февраль 1967 г. не отличался качеством работ. Знаю по собственной шкуре 2 помощника капитана: дважды после такого «ремонта»  я подпортил груз в трюме.

                6) Почему капитан не спрятался в порт, не штормовал, не попросил помощи у плавбазы, почему он не осознал грозящую опасность понятно только отчасти - ему было всего 32 года, для капитан это не тот возраст. И всё-таки в его поступках много неясного, загадочного.

                И последнее - почему результаты расследования были скрыты для меня ясно. Если бы в те времена опубликовали все эти перечисленные 6 пунктов, то многим было плохо со карьерой и здоровьем. Это и есть вот ответ на вопрос, почему служащие КГБ и все власти запретили говорить о кораблекрушении вслух.

                В заключение хотел бы напомнить всем пишущим, в первую очередь, агентству Regnum латинскую пословицу Ne sutor supra ultra crepidam. Сапожник, не суди выше сапог или испанскую  Zapatero a tus zapatos - Сапожник – к своим сапогам. А дедушка Крылов сказал так: «беда, коль пироги начнет печи сапожник». Публикации агентства Regnum и далее намерен читать, но хотелось бы чтобы сапожники не пекли «пироги» как Выползов.

     

     

    Николай Андрющенко, судоводитель, писатель, переводчик

     



     

     

     

    Rambler's Top100






    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru