• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


     

    Бородинское сражение

     

     

     

    РУССКОЕ ВОЕННОЕ ИСКУССТВО В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ
    РАЗГРОМ НАПОЛЕОНА
    ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ М. И. КУТУЗОВ

     

     

    Отечественная война 1812 г. была выдающимся событием всемирной истории, выдающимся событием истории военного искусства. В ходе этой войны великий русский народ и русская армия, возглавляемая гениальным полководцем Михаилом Илларионовичем Кутузовым, разлромили самую сильную в то время армию Западной Европы и продемонстрировали мощь и превосходство своего военного искусства.

    К началу войны Наполеон, выражавший интересы крупной французской буржуазии, подчинил себе большую часть Западной Европы и стремился к установлению мирового господства. В 1811 г. он заявил: «Через пять лет я буду господином мира; остается одна Россия, но я раздавлю ее». Таким образом, Наполеон, поставивший своей целью поработить Россию и установить мировое господство французской буржуазии, вел несправедливую, захватническую войну.

    Опасность расчленения и порабощения Русского государства сплотила русский народ. Война России против наполеоновских войск была народной, справедливой войной.

    Для нашествия на Россию Наполеон создал так называемую «большую армию», насчитывавшую свыше 600 тысяч человек при 1372 орудиях. Русские же армии, прикрывавшие западную границу государства, насчитывали лишь около 210 тысяч человек при 880 орудиях.

    В основе плана Наполеона лежала идея уничтожения русской армии в одном или двух генеральных сражениях. В мае 1812 г. император французов хвастливо заявлял: «Я иду на Москву и в одно или два сражения все кончу. Император Александр будет на коленях просить мира».

     

    Главный удар Наполеон решил нанести в направлении на Смоленск — Москву, вспомогательный — в направлении на Ригу — Петербург. «Если я займу Киев, — говорил Наполеон, — я возьму Россию за ноги; если я овладею Петербургом, я возьму Россию за голову; заняв Москву, я поражу ее в сердце».

    Французская армия была развернута тремя группами на фронте протяжением в 400 км от Радома до Данцига, причем главные силы (220 000 человек при 500 орудиях) были сосредоточены на левом фланге под непосредственным командованием Наполеона. Здесь предполагалось начать наступление через Ковно на Вильно. В центре была группа Богарне (85 000 человек при 200 орудиях). После начала наступления главных сил группа Богарне должна была наступать через Сувалки. Правое крыло составляла группа Жерома (75000 человек при 160 орудиях), которая должна была наступать через Белосток на Гродно. Правый фланг обеспечивался австрийским корпусом Шварценберга (30 000 человек), а левый — корпусом Макдональда (30 000 — 32 000 человек). Обеспечивая фланг наполеоновской армии, Макдональд должен был овладеть Курляндией и Лифляндией, захватить Ригу и оттуда угрожать Петербургу.

    Весной 1812 г. в Петербурге были получены достоверные сведения о том, что Наполеон подготовил к отправке в Балтийское море значительное количество канонерских лодок, очевидно, для того, чтобы поддержать левое крыло своей армии и для того, чтобы обеспечить свои морские сообщения. В этой связи на Неве срочно было приступлено к строительству 60 новых канонерских лодок.

    К началу войны на Балтике Россия имела девять линейных кораблей, 11 фрегатов, четыре корвета, два бомбардирских судна, около 235 канонерских лодок и значительное количество других легких судов. Учитывая силу русского флота, Наполеон не решился использовать свои морские силы на Балтике.

     

    Стратегическое развертывание русской армии было осуществлено неудачно. 1-я западная армия под командованием Барклая-де-Толли (127000 человек при 550 орудиях) была расположена между Россиенами и Лидой на фронте в 180 км, 2-я западная армия Багратиона (45 000 человек при 170 орудиях) располагалась между Неманом и Западным Бугом на фронте в 50 км, а 3-я западная армия Тормасова (40 000 человек при 168 орудиях) — на Волыни. Таким образом, в то время как значительно превосходящие по численности силы Наполеона были развернуты на четырехсоткилометровом фронте, между 1-й и 2-й армиями имелся стокилометровый разрыв, а 3-я армия была отделена от 2-й более чем двухсоткилометровой лесисто-болотистой полосой Полесья. Помимо этих трех армий, в Молдавии стояла Дунайская армия Чичагова, окончившая военные действия против турок после заключения Кутузовым Бухарестского мира. Армии вынуждены были действовать самостоятельно и не имели единого управления.

    В основу стратегического развертывания русской армии был положен план бездарного прусского генерала Фуля, пользовавшегося доверием царя. План Фуля предусматривал разделение русских войск, действовавших против Наполеона, на две армии, из которых одна должна была отступать под натиском противника, а другая выходить на его сообщения и наносить удар с тыла.

    Утвержденный Александром I план Фуля ограничивал действия русских армий, связывая их маневр укрепленными лагерями. Этот план ставил разделенные армии Барклая и Багратиона под угрозу разгрома порознь численно превосходящими силами французов. План Фуля — Александра I был порочен в своей основе.

     

    12 июня 1812 г. Наполеон без объявления войны вероломно напал на Россию. Переправившись через Неман и заняв без боя Ковно, французы двинулись на Вильну. Действовавший в соответствии с планом Фуля — Александра I Барклай-де-Толли отступил к Дрисскому лагерю, увеличив разрыв между собой и Багратионом до 200 км. Император французов решил использовать этот разрыв и уничтожить русские армии по отдельности.


          Принятый царем план был чреват самой серьезной опасностью, и на военном совете было решено отбросить его и соединить обе армии путем их отхода по сходящимся направлениям.

    Багратион в труднейших условиях осуществил переправу через Березину и Днепр, разбил французов в арьергардных боях у Мира и Салтановки и, мастерски маневрируя, вывел свою армию из казавшегося неминуемым окружения. Не удалось Наполеону отрезать путь отхода и армии Барклая. 22 июня обе русские армии соединились под Смоленском.

    Таким образом, первоначальный план Наполеона, заключавшийся в том, чтобы разбить русские армии порознь, провалился.

    Основными причинами провала этого плана были:

         большая подвижность русских войск;

         их умение изматывать французов арьергардными боями а заставлять противника действовать (нерешительно даже при зна­чительном перевесе в силах;

         мастерское маневрирование Багратиона.

     

    Следующую попытку разбить русскую армию Наполеон сделал у Смоленска. Главные силы русской армии, оставив Смоленск, отходили на восток. Отход главных сил прикрывали два корпуса у Смоленска. Против этих двух русских корпусов действовали шесть французских. Сражение продолжалось два дня — 4 и 5 (16 и 17) августа. Все французские атаки были отбиты русскими войсками. Барклай-де-Толли окончательно оставил город лишь после того, как установил, что русская армия уже в безопасности. Смоленское сражение, как и предыдущие боевые действия, показало, что русские войска не просто отступали, а наносили серьезные удары противнику, изматывали его силы.

    Одновременно с наступлением на главном московском направлении французы развивали активность на вспомогательных направлениях. Наполеон поставил перед корпусом Макдональда задачу овладеть Курляндией и Лифляндией, захватить Ригу и оттуда угрожать Петербургу. В середине июля Макдональд занял Либаву, а затем подошел к Риге. Однако войска гарнизона и корабли Балтийского флота организовали оборону города и отразили атаки французов. В первых боях отличился отряд из шести канонерских лодок под командованием лейтенанта Яновского, который метким огнем отразил попытки интервентов форсировать Двину. Получив отпор, Макдональд не решился на штурм города. Наполеон приказал подвезти к Риге 100 осадных орудий, но Макдональд не рискнул подтянуть эти пушки к Риге, боясь их потерять. Таким образом, французы были задержаны под Ригой.

    После оставления Смоленска русские войска отошли вначале к Вязьме, а затем к Колоцкому монастырю. Барклай-де-Толли отступал вглубь страны, не имея какого-либо плана войны. Он лишь искал подходящую местность, чтобы дать генеральное сражение Наполеону. Дальнейший отход русских войск вызывал серьезное недовольство в народе и в армии. Интервенты грабили и жгли города и села. Они безжалостно уничтожали мирное население. Действия интервентов вызвали гнев народа.

    Уже на первом этапе война приобрела характер народной. Население уходило в леса, угоняло скот и уничтожало запасы. В тылу французов стали действовать партизанские отряды.

    В стране все чаще говорили о необходимости поручить командование всей армией крупнейшему полководцу М. И. Кутузову. Царь испытывал острую неприязнь к Кутузову, однако после оставления Смоленска он вынужден был уступить давлению общественного мнения. 20 августа Кутузов был назначен главнокомандующим.

    Уже первые мероприятия Кутузова свидетельствовали о том, что в отличие от царя и Барклая-де-Толли он имел ясный план войны с французами.

     

    Существо стратегического плана Кутузова заключалось в том, чтобы в оборонительных боях измотать армию Наполеона, оторвать ее от баз и резервов, организовать непрерывное питание своей армии из глубины театра и, усилив ее, перейти в контрнаступление и нанести врагу сокрушительный удар. Этот план стоял неизмеримо выше плана Наполеона, в котором фокусом всех стратегических усилий полководца было генеральное сражение.

    Учитывая, что для достижения победы необходимо провести большую работу по подготовке резервов, Кутузов прежде всего занялся этим вопросом. Одновременно Кутузов разработал план организации взаимодействия войск на всем стратегическом фронте. Сразу по прибытии в армию он пишет Тормасову: «Ваше превосходительство согласиться со мною изволите, что в настоящие для России критические минуты, тогда как неприятель находится уже в сердце России, в предмет действий ваших не может более входить защищение и сохранение отдаленных наших польских провинций, но совокупные силы Третьей армии и Дунайской должны обратиться на отвлечение сил неприятельских, устремленных против Первой и Второй армий. А посему вам, милостивый государь мой, действовать на правый фланг неприятеля...»

     

    Царское правительство не понимало народного характера войны и боялось народа. Так, зять Александра I принц Ольденбургский, бывший ярославским, тверским и новгородским генерал-губернатором, заявил, что «вооруженных поселян надлежит совершенно избегать, ибо оные могут иметь последствия самые пагубные». В том же духе высказывались и другие представители правящих кругов. Решительным противником вооружения крестьянских партизанских отрядов был московский губернатор Ростопчин. «Мы еще не знаем,— говорил он,— как поведет себя русский народ». Кутузов же был исполнен глубокой веры в народ. Немедленно по вступлению в должность главнокомандующего он занялся вооружением партизан, организацией партизанской борьбы и ополчения.

    Кутузов отнюдь не собирался сдавать Москву без боя. Наоборот, он развивал активную деятельность, чтобы не пустить врага в Москву, чтобы разгромить армию Наполеона до подхода ее к Москве. Через два дня после прибытия в армию он писал царю, что готов «для спасения Москвы отдаться на произвол сражения, которое, однако же, предпринято будет со всеми предосторожностями». Утверждение буржуазных историков о том, что Кутузов дал Бородинский бой только под давлением царя и общественного мнения, является лживым.

    Кутузов тщательно выбирал позицию для боя. Он отказался дать бой на позиции у Царева-Займища, избранной Барклаем-де-Толли, не только потому, что не были еще подтянуты достаточные резервы, но и потому, что эта позиция не отвечала требованиям глубокой тактики колонн и рассыпного строя. Наоборот, выбранная Кутузовым позиция при деревне Бородино позволяла развернуть армию не только по фронту, но и в глубину. Позиция возвышалась над впереди лежащей местностью и давала хороший обзор и обстрел для артиллерии.

    Бородинская позиция обладала и другими существенными преимуществами. Она дала возможность на сравнительно узком фронте перекрыть две основные дороги на Москву — Новую Смоленскую и Старую Смоленскую. Правый фланг этой позиции примыкал к Москве-реке, а левый — к Утицкому лесу, что исключало обходный маневр Наполеона и вынуждало его вести фронтальное наступление под перекрестным огнем русской артиллерии, занимавшей господствующие высоты.

    «Позиция, на которой я остановился, — доносил Кутузов Александру I, — при деревне Бородине, в 12 верстах впереди Можайска, одна из наилучших, какую только на плоских местах найти можно. Слабое место сей позиции, которое находится с левого фланга, постараюсь я исправить посредством искусства. Желательно, чтоб неприятель атаковал нас в сей позиции; в таком случае имею я большую надежду к победе».

     

    В течение короткого времени (23—25 августа) была произведена инженерная подготовка поля боя, созданы артиллерийские опорные пункты.

    Пополнив свои силы за счет подошедших формирований, и в том числе за счет московского ополчения, Кутузов довел численность своей армии приблизительно до 120 тысяч человек при 640 орудиях против 135 тысяч французов при 587 орудиях.

    Цель, которую преследовал Наполеон в Бородинском сражении, заключалась в том, чтобы разгромить русскую армию и принудить таким образом Россию к миру. Цели Кутузова основывались на строгом учете сил сторон и вытекали из общих стратегических целей войны. Учитывая, что на данном этапе войны соотношение сил является еще неблагоприятным для него, Кутузов организовал оборонительное сражение, которое должно было измотать врага и создать предпосылки для последующего перехода в контрнаступление.

    Так как Кутузов умелым выбором позиции и искусной группировкой войск лишил французов возможности осуществить обходный маневр, Наполеон решил нанести главный удар по левому флангу русской армии и ее центру на участке деревня Семеновская — «батарея Раевского». Подступы к этому участку прикрывал Шевардинский редут. 24 августа произошел упорный бой за этот редут. Кутузов приказал удерживать редут, пока не будет закончено сооружение полевых укреплений на главной позиции.

    18 тысяч русских в течение целого дня вели бой против 35 тысяч французов и оставили редут ночью только после приказа Кутузова. Наполеон после боя за Шевардинский редут вел себя осторожно и тщательно готовился к генеральному сражению. 25 августа обе стороны вели разведку и готовились к бою.

    Русская армия построилась в глубоком боевом порядке. Диспозиция Кутузова предусматривала свободу их маневра на поле боя и сохранение сильных резервов. Войска расположились у укрепленных опорных пунктов, вследствие чего все сражение распалось на ряд крупных очагов. Учитывая, что Наполеон намерен наносить главный удар по центру и левому флангу русских, Кутузов произвел ночью перегруппировку войск, усилив свой центр и левый фланг. Перегруппировка эта была осуществлена скрытно и явилась полной неожиданностью для Наполеона.

    Основные боевые действия развернулись 26 августа с 5 час. 30 мин. до 12 часов у Семеновских флешей и у батареи Раевского. Для отвлечения внимания Кутузова от главных пунктов атаки Наполеон атаковал русские войска у деревень Бородино и Утицы. Французам удалось захватить Бородино и овладеть мостом через реку Колочу, но затем они были отброшены. При этом отличился гвардейский морской экипаж, который совместно с егерями уничтожил французский полк. Бой за флеши начался в 6 часов. Под прикрытием огня 102 орудий в атаку пошли колонны корпуса Даву. Эта атака была отбита картечным огнем. В 7 часов корпус Даву произвел вторую атаку, которая также была отбита. В 8 часов Наполеон, усилив войска Даву корпусом Нея и поддержав их огнем 150 орудий, произвел третью атаку. Но и на этот раз французы были отбиты, хотя им и удалось было ворваться в укрепления.

    В 8 часов оба полководца произвели перегруппировку своих сил. Кутузов направил на левый фланг 2-й корпус и часть 5-го, а Наполеон сосредоточил у флешей корпуса Жюно и Мюрата. Затем Наполеон провел одну за другой ряд ожесточенных атак в две, три и четыре линии батальонных колонн. К началу седьмой атаки он собрал на этом участке 45 тысяч солдат и офицеров и 400 орудий против 15 18 тысяч русских при 300 орудиях. Однако и эта атака не дала результатов. Наиболее кровопролитной была восьмая атака, во время которой тяжело ранило Багратиона. «Сей несчастный случай весьма расстроил удачное действие нашего левого крыла», — писал Кутузов. Войска левого фланга, потеряв управление, стали отходить к Семеновскому оврагу.

     


    Бородинское сражение. Группировка сил к началу боя 26 августа 1812 г.



    Временное командование ими взял на себя П. Коновницын. Кутузов назначил командующим левым флангом генерала Д. С. Дохтурова. Подкрепив 2-ю армию гвардейскими полками и кирасирской конницей, Кутузов приказал Дохтурову «держаться... пока от меня не воспоследует повеление к отступлению».

    Все попытки французов развить наметившийся успех у Семеновского оврага были безрезультатны. Французы ввели в бой главные силы кавалерии, но и ее атаки были отбиты русскими с тяжелыми для противника потерями. Именно в этих боях была перемолота большая часть французской конницы. Таким образом, разгромить русский левый фланг Наполеону не удалось.

    Одновременно шел ожесточенный бой и у батареи Раевского, где образовался второй очаг борьбы. Французы атаковали батарею в первый раз в 9 час. 30 мин., т. е. одновременно с четвертой атакой Семеновских флешей, но эта атака была отбита. Вторую атаку они произвели в 11 часов. Во время этой атаки на батарее не хватило снарядов, и французы сумели ворваться на высоту, но положение исправил прибывший сюда с поручением Кутузова начальник штаба армии генерал А. П. Ермолов. Он собрал войска и повел их в контратаку. Батарея снова была возвращена, и положение в центре восстановлено.

    Столь же неудачны были действия корпуса Понятовского на старой Смоленской дороге. Он был остановлен после жестокого боя за Утицкий курган и дальше не продвигался.

    Когда Наполеон собрался нанести решающий удар, введя в бой молодую гвардию, Кутузов вырвал у него инициативу. Во время отражения восьмой атаки Семеновских флешей он направил корпуса М. И. Платова и Ф. П. Уварова для удара по левому флангу французских войск. Выполняя приказ Кутузова, Уваров внезапно атаковал дивизию Орнано у Беззубова, а Платов, выйдя южнее Беззубова, произвел панику в тылу французских войск. Неожиданное появление русской кавалерии в тылу и на левом фланге французской армии заставило Наполеона прекратить атаки в центре и направить для отражения русских войск значительные силы. Так, контрудар Кутузова изменил весь ход сражения. Наполеон выпустил инициативу из своих рук и потерял время, Кутузов же превосходно использовал это время для перегруппировки своих сил.

    Между 14 и 16 часами Наполеон провел еще ряд атак против русских войск, но достиг некоторого успеха лишь в центре, заняв батарею Раевского, которую трудно было удержать после потери Семеновских флешей.

    После 16 часов обе стороны до наступления темноты вели сильный артиллерийский огонь. Русская артиллерия заставила замолчать французскую, после чего, доносил Кутузов, вся неприятельская пехота и кавалерия отступили. К вечеру активные действия русских войск в центре и на левом фланге принудили Наполеона отвести свои войска за реку Колочу. Русские войска, отбросив французов, снова заняли свои позиции.

     

    Исход сражения определили не те частные временные тактические успехи, которые были достигнуты Наполеоном в ходе боя, а отказ его от продолжения боя и отход на первоначальные позиции. Победителем в Бородинском сражении была русская армия, возглавляемая гениальным полководцем М. И. Кутузовым.

    В донесении Александру I Кутузов писал, что русские войска «сражались с неимоверной храбростью... и кончилось тем, что неприятель нигде не выиграл ни на шаг земли с превосходными своими силами». Кутузов сообщал, что «урон неприятельский... должен весьма наш превосходить». Действительно, французская армия потеряла убитыми и ранеными 58 000 человек из 135 000, а русская армия — 38 500 человек из 120 000. Моральный дух наполеоновской армии, впервые потерпевшей столь крупное поражение, был сильно подорван. Очевидцы единодушно отмечают общее уныние, господствовавшее во французской армии после Бородинского сражения. Русская же армия сохранила бодрость духа и волю к продолжению борьбы.

    В Бородинском сражении русский народ показал невиданные примеры героизма, стойкости и самоотверженности; его воля и военное искусство победили военное искусство Наполеона.

     

    Бородино

     

    Наполеоновский план разгрома русской армии в генеральном сражении провалился. Наоборот, стратегический план Кутузова, заключавшийся в том, чтобы измотать противника в оборонительных сражениях с тем, чтобы в дальнейшем перейти в контрнаступление, полностью оправдал себя.

    Выдающееся военное искусство Кутузова как полководца сказалось и в выборе и оборудовании позиции для боя, и в группировке сил, и в искусном маневрировании в ходе боя, и в умелом использовании резерва. Кутузов обеспечил прочность обороны, создав глубокий боевой порядок, опорой которого были укрепленные артиллерийские пункты, повышавшие стойкость пехоты.

    Артиллерия группировалась для массированного огня. Взаимодействуя с ней, пехота и конница осуществляли успешные контратаки. Кутузов умело наносил врагу в ходе сражения контрудары (например, удар конницы Платова и Уварова). Таким образом, в оборонительное сражение он вложил идею высокой активности.

    Активному характеру действий русской армии соответствовал и избранный Кутузовым способ управления. Бородинское сражение уже не являлось единым актом по месту и времени. Армия не могла здесь действовать как один большой батальон, а полководец не мог сразу обозревать все поле боя. Сражение распадалось на ряд отдельных участков. Поэтому Кутузов предоставил командующим армиями широкую инициативу в рамках своего замысла. В то же время он связал все действия войск единой мыслью и волей, предварительно разъяснив свой замысел командующим, и лично руководил их действиями в ходе боя. Ни один из важных моментов боя не обошелся без его решительного вмешательства.

     

     

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru