• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


     

    Ближняя блокада Дарданелл

     

     

     

     

     

     

         

    ИЗМЕНЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ НА СРЕДИЗЕМНОМ

    МОРЕ С НАЧАЛОМ РУССКО-ТУРЕЦКОЙ ВОЙНЫ 1806—1812 гг.

    БЛИЖНЯЯ БЛОКАДА ДАРДАНЕЛЛ

     

     

     

     

    В конце 1806 г. началась русско-турецкая война. В развязывании этой войны немалую роль сыграл Наполеон, который всячески стремился закрепить в обширных владениях Порты влияние французской торговой буржуазии, прибрать к рукам важнейшие стратегические позиции на Балканах, в зоне проливов Босфор и Дарданеллы и восточном Средиземноморье, а также использовать вооруженные силы Оттоманской империи против России.

    Уже после Аустерлицкого сражения в Порте усилились профранцузские настроения. Сосредоточение русских войск на границе, в районе Днестра и успехи русских вооруженных сил под командованием Сенявина в столкновениях с французскими войсками на Балканском полуострове некоторое время удерживали турок от объявления России войны. Но Порта систематически нарушала старые русско-турецкие договоры, препятствовала проходу русских судов через проливы, сосредоточивала войска на русских границах в Дунайских княжествах (Молдавия и Валахия), сместив дружественных России господарей этих княжеств.

    После того как Наполеон разгромил в октябре 1806 г. Пруссию и вступил в принадлежавшие Пруссии польские области, французское влияние в Турции резко возросло.

    В ноябре — декабре 1806 г. русские войска заняли Дунайские княжества. При этом Россия стремилась, во-первых, лишить Наполеона и его турецких союзников плацдарма, с которого они могли угрожать южным границам страны и русской армии, действовавшей против Наполеона в Польше, и, во-вторых, силой заставить Порту отказаться от профранцузской политики.

    Развязывая войну с Россией, Турция преследовала захватнические цели. Она надеялась с помощью французов захватить Крым и закавказские земли России. Руководствуясь этими стремлениями, Порта объявила в конце 1806 г. войну России.

     

    В результате вступления Турции в войну изменилась стратегическая обстановка и на Средиземноморском театре. Русским сухопутным войскам и флоту, действовавшим здесь под командованием Сенявина, приходилось теперь вести борьбу как с вооруженными силами Франции, так и с вооруженными силами ее нового союзника. Вступление Турции в войну крайне затруднило присылку пополнений, снабжение и связь средиземноморских сил с Россией: война прервала сообщения Сенявина с черноморскими портами через Босфор и Дарданеллы, а находившиеся в вассальной зависимости от турецкого султана беи Алжира и Туниса нападали на русские транспорты, шедшие в Средиземное море вокруг Европы.

    На Средиземноморском театре имелись английские корабли и войска. Но правительство Англии не желало использовать их для совместных с русскими действий против общего врага. Оно стремилось захватить Египет и утвердиться в зоне проливов, не допуская туда русские войска и русский флот.

    Английская буржуазия настойчиво проводила агрессивную политику и стремилась не только к утверждению своего господства на Средиземном море, но и к распространению его на Черное море. Морской министр Российской империи П. В. Чичагов с полным основанием писал в 1805 г., что, прибрав к рукам Мальту, Египет и распространив свое влияние на турок и греков, Англия, несомненно, устремится и к русскому черноморскому побережью.

    Когда война с Турцией началась, в Петербурге был разработан план удара на Константинополь с двух направлений: со стороны Черного и со стороны Средиземного морей. Русская Средиземноморская эскадра в составе 10 линейных кораблей и нескольких фрегатов должна была согласно плану соединиться с пятью английскими линейными кораблями и прорваться через Дарданеллы к турецкой столице. Со стороны Черного моря предполагалось высадить 15—20-тысячный десант у Босфора, а затем совместным ударом с суши и с моря овладеть Константинополем и вынудить турок к капитуляции.

    Но этот план был разработан слишком поздно, чтобы его можно было реализовать в начале войны. Чичагов и командующий Черноморским флотом бездарный авантюрист маркиз де Траверсе не подготовили своевременно десантные войска и транспортные средства. Что же касается англичан, то они, руководствуясь своими агрессивными замыслами, направленными на осуществление больших захватов в Средиземноморье и Черноморье, отказались от совместного с русскими прорыва к Константинополю.

     

    Английское адмиралтейство направило к турецкой столице эскадру Дукворта, которому приказано было, действуя самостоятельно, захватить турецкий флот и принудить Порту к

    капитуляции. Под предлогом обороны Турции от Наполеона Дукворт должен был после капитуляции противника остаться в зоне проливов и взять их таким образом под английский контроль. В случае, если Порта не подчинится требованиям Дукворта, англичане намеревались сделать все возможное, чтобы помешать русским проникнуть к Константинополю.

    Дукворту удалось воспользоваться неподготовленностью турок к обороне и 7 февраля 1807 г. без потерь прорваться через Дарданельский пролив. Но силы его (семь линейных кораблей) оказались явно недостаточными для того, чтобы принудить противника к капитуляции. Все расчеты англичан строились только на использовании элемента внезапности и паники, которая должна была охватить противника при появлении у Константинополя английской эскадры. Однако турки быстро поняли, что несколько английских кораблей, действующих без сухопутных сил, не представляют серьезной опасности для крупного города, способного противопоставить неприятелю свыше тысячи береговых орудий (не считая артиллерии кораблей). Турки не подчинились требованиям английского ультиматума, а чтобы выиграть время для организации обороны, решили задержать Дукворта мнимыми обещаниями вступить с ним в переговоры.

    После десятидневной бесплодной стоянки у Принцевых островов Дукворт ушел из Мраморного моря, причем при обратном проходе через Дарданеллы его корабли в результате

    обстрела с берега получили тяжелые повреждения, а потери в личном составе достигли 600 человек.

     

    Проводя предательскую политику в отношении России и стремясь к широким захватам в Средиземноморье и Черноморье, англичане отказались от предложенного Россией плана совместных военных действий против Турции. План же самостоятельных действий англичан носил явно авантюристический характер.

    В 1807 г. в войне с турками англичане потерпели поражение не только при прорыве к Константинополю, но и при попытке завладеть Египтом. В том же году и в борьбе с тем же врагом эскадра под командованием Сенявина добилась выдающихся побед.

    Сразу же после начала русско-турецкой войны Сенявин приступил к переразвертыванию сил для действий на новом направлении — под Дарданеллами. Учитывая значение этого направления и зная о наличии у турок сильного флота, Сенявин сосредоточил на нем 10 лучших линейных кораблей из 14 один фрегат и один шлюп. В то же время Сенявин обеспечил оборону своих позиций на Ионических островах и в западной части Балканского полуострова, не ослабляя борьбы на адриатических сообщениях, имевших, как известно, важное значение для французов.

    Так как противник не располагал в Адриатическом море линейными кораблями, Сенявин поручил действия на морских сообщениях отрядам, в состав которых входили фрегаты и легкие суда. В Которской бухте Сенявин оставил три линейных корабля, фрегат и несколько легких кораблей, которые должны были поддерживать сухопутные войска, защищавшие Которскую область. Сенявин подчинил отряды, действовавшие на морских сообщениях противника в Адриатике, и отряд, оставленный в Которской бухте, одному начальнику — командиру линейного корабля «Св. Петр» И. А. Баратынскому. Таким образом, в случае необходимости линейные корабли могли быть быстро направлены для обеспечения действий на морских сообщениях противника.

    У Корфу были оставлены один линейный корабль, один фрегат и легкие суда, которые должны были оборонять Ионические острова и не допустить высадки турецких десантов. Так как у турок и французов не было в этом районе крупных кораблей, отряд, оставленный у Корфу, был в состоянии справиться с возложенной на него задачей. Необходимые отряду легкие суда были получены в Эгейском архипелаге у греков, связывавших все свои надежды на освобождение от турецкого ига с победами России и готовых поэтому всемерно поддерживать русские вооруженные силы.

    Сенявин испытывал очень большие трудности из-за недостатка сухопутных войск. Он доносил в Петербург, что не может оголять «обширные посты» на восточном побережье Адриатического моря и на Ионических островах, так как эти посты и без того требовали «гораздо большего количества людей». Поэтому в Эгейское море был взят лишь двухтысячный отряд.

     

    Высадка крупного десанта в районе Босфора не была подготовлена бездарными руководителями царского морского министерства и Черноморского флота, англичане категорически отказывались от совместных действий с русскими против Константинополя, а собственных сил (особенно сухопутных) для овладения турецкой столицей у Сенявина было совершенно недостаточно. Поэтому он решил не предпринимать прорыв через Дарданеллы, пока не будет подготовлен черноморский десант, а до этого момента использовать свои силы для блокады Дарданелл.

    В качестве временной базы Сенявин избрал небольшой турецкий остров Тенедос, расположенный в 12 милях от Дарданельского устья и в трех милях от анатолийского берега.

    Преимущество Тенедоса заключалось не только в выгодном его расположении на подступах к Дарданеллам, но и в том, что здесь было удобнее, чем на других прилегающих островах, снабжаться пресной водой.

     

    5 марта 1807 г. русский флот приступил к блокадным действиям. Блокадный дозор был установлен у маленького островка Мавро, примерно в пяти милях от входа в Дарданельский пролив. В марте и апреле он состоял из двух линейных кораблей или одного линейного корабля и фрегата и сменялся через 11—16 дней. Командование дозором возлагалось на одного из командиров дозорных кораблей. В приказах командирам блокадного дозора Сенявин рекомендовал «бывать... чаще под парусами, чтобы в случае нужды не тратить время на съемку кораблей с якоря».

    Главные силы находились в проливе между Тенедосом и анатолийским берегом и в любой момент готовы были сняться с якоря. Связь между ними и дозором в дневное время и при хорошей видимости была визуальной. В ночное время и при плохой видимости связь осуществлялась при посредстве репетичных кораблей. Помимо того, наблюдение за сигналами кораблей дозора и непосредственно за проливом осуществлялось специальными постами наблюдения и связи, установленными на северных высотах Тенедоса.

    Сенявин не переоценивал значения блокады и не рассчитывал на то, что блокада Дарданелл сама по себе вынудит турок к капитуляции. Но он с полным основанием считал, что блокада обеспечит более благоприятные условия для решительного удара по Константинополю в момент, когда черноморский десант будет подготовлен и направлен к Босфору.

     

    Ближняя блокада Дарданелл действительно создала серьезные затруднения для противника, сорвав доставку морем продовольствия в турецкую столицу. Эффективность блокады еще более возрастала в силу того, что Дунайские княжества, из которых также поступало продовольствие в Константинополь, были заняты русскими войсками. Продовольственные трудности усилили беспорядки в турецкой столице и отразились на боеспособности турецких войск, сосредоточенных в районе проливов. Наконец, блокада затруднила комплектование личным составом и снабжение турецкого флота, так как часть личного состава турки набирали в Архипелаге и оттуда же поступала значительная часть корабельных запасов.

    Из предыдущего видно, что в организации действий на морских сообщениях Сенявин превзошел английских адмиралов. То же нужно сказать и об организации блокадных действий. В период войн против Наполеона англичане нередко прибегали к блокаде французских баз. Однако блокадные действия английского флота носили пассивный характер. Британский флот не умел навязать блокированным силам противника свою волю, не мог заставить французов принять бой тогда, когда им это было невыгодно. Сенявин же, наоборот, так организовал блокаду, что сумел захватить инициативу в свои руки и побудить противника к действиям, в которых были заинтересованы русские.

    Находившийся в Мраморном море турецкий флот превосходил русскую эскадру численно. Кроме того, у турок было то преимущество, что они сохранили зону для боевой подготовки, поскольку блокаде подвергался не порт с ограниченной акваторией, а Мраморное море. Но уровень боевой подготовки личного состава русской эскадры был выше: русские моряки превосходили противника в искусстве маневра и в искусстве ведения артиллерийского огня. Значительно выше был и их моральный дух. Учитывая это, Сенявин всячески искал боя, будучи уверен, что ему удастся разбить турецкий флот и таким образом подготовить благоприятные условия для нанесения в дальнейшем решающего удара по Константинополю со стороны Черного и Средиземного морей.

    Острые продовольственные трудности, которые были вызваны ближней блокадой Дарданелл, уже сами по себе заставляли противника решиться на бой с блокирующими силами русского флота. Кроме того, Сенявин предпринимал демонстративные действия, которые должны были побуждать турок к выходу из Мраморного моря и принятию боя. Русский командующий неоднократно отделял часть своих сил и отсылал их от Дарданелл на выполнение второстепенных задач. Так, в марте 1807 г. он послал отряд кораблей к Салоникам для захвата имевшегося там французского имущества, в мае — четыре линейных корабля к острову Лесбос для захвата торговых судов, шедших в Смирну, и т. д. Сам Сенявин говорил, что разделением своих сил он имел в виду «поощрить турок к выходу из Дарданелл».

    Расчеты Сенявина оправдались: русским морским силам удалось побудить противника к выходу из Мраморного моря и навязать ему бой.

     

     

    Выводы

     

    1. Обстановка, в которой приходилось действовать русским вооруженным силам на удаленном Средиземноморском театре, особенно осложнилась в 1807 г. в связи с вступлением Турции в войну и предательскими действиями английского флота.

     

     


    Район Дарданельского и Афонского сражений



     

    В этих трудных условиях Сенявин умело развернул силы, сосредоточив большую часть эскадры на главном дарданельском направлении, и в то же время обеспечил оборону

    Которской области и Ионических островов и действия на морских сообщениях противника в Адриатике.

    2. В отличие от блокадных действий западных флотов организованная Сенявиным ближняя блокада Дарданелл носила активный характер. Сенявин сумел побудить турок к действиям, в которых он был заинтересован, и навязать им бой.

     











    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru