• главная
  • астрономия
  • гидрометеорология
  • имена на карте
  • судомоделизм
  • навигация
  • устройство НК
  • памятники
  • морпесни
  • морпрактика
  • протокол
  • сокровищница
  • флаги
  • семафор
  • традиции
  • морвузы
  • моравиация
  • словарик
  • мороружие
  • кают-компания

  • История военно-морского искусства


    Военные теоретики

    рабовладельческого общества

     

     

     

     

     

    Военная история рабовладельческого мира нашла свое отражение в трудах древнегреческих, римских и других историков. Геродот описал борьбу греков с персами, а Фукидид — Пелопоннесскую войну с 431 по 410 г. до н. э. Но крупнейшим представителем военной мысли Греции, сделавшим попытки изложить основные вопросы военного дела, был Ксенофонт. Его можно назвать первым крупным военным теоретиком древнего мира. Его работы явились базой для дальнейшей разработки военной теории.

     

    В своем большом труде «Киропедия» Ксенофонт изложил основные принципы комплектования войск, их организации, вооружения, воспитания и обучения.

    Говоря о функциях стратега и тактика, Ксенофонт уловил взаимозависимость тактики и стратегии, определив тактику как часть стратегии.

     

    К крупным военным историкам римского периода нужно отнести Полибия, написавшего «Всеобщую историю», которая охватывает период от второй Пунической войны до завоевания Греции Римом (218—146 гг. до н. э.). В его «Всеобщей истории» не только дается описание войн и сражений, но и анализируются причины побед и поражений.

    В дальнейшем военно-научная мысль в Риме пошла по линии теоретических обобщений. К трудам подобного рода следует отнести «Стратегемы» Фронтина и «Краткое изложение военного дела» Вегеция.

     

    Наиболее ценной в этом отношении является работа Вегеция, военного теоретика конца IV в. н. э. Вегеций подробнейшим образом разбирает вопросы комплектования, организации и обучения войск, излагает основные формы ведения войны и боя.

    Из военных теоретиков древности Вегеций первым поднялся до понимания единства вооруженных сил. Называя вооруженные силы воинскими силами, он говорит, что они состоят из вооружения и мужей и делятся на три части: конницу, пехоту и флот. «Всадниками охраняются равнины, флотом — моря или реки, пехотой — холмы, города, ровные и обрывистые местности» (Вегеций).

    Наряду с описанием методов ведения сухопутных войн Вегеций много внимания уделяет способам ведения войны на море. Он считает, что римские владыки, взяв за образец либурны времен Октавиана, по их подобию построили свой флот. Он указывает, что либурны бывают разной величины. Одни из них имеют один ряд весел, а другие — до пяти рядов. Кроме либурн, в составе флота находились значительно большие корабли, так называемые разведочные скафы. «С помощью этих кораблей производят внезапные нападения, иногда нарушают свободное плавание и подвоз провианта для неприятельских кораблей и путем выслеживания перехватывают их прибытие и их планы» (Вегеций).

    Много места Вегеций уделяет навигационным условиям плавания. «Тот, кто плывет с войском на военных кораблях, должен уметь заранее различать приметы бурь и водоворотов. Ведь от бурь и волн либурны гибнут чаще и в большем числе, чем от силы врагов. На эту сторону науки о природе должно быть обращено все внимание, так как природа ветров и бурь выводится из внимательных наблюдений над атмосферой. Море не знает жалости, и если осторожность спасает предусмотрительных, то невнимательных губит небрежность». И дальше:

    «Дело уменья матросов и кормчих — хорошо знать те места, по которым они собираются плыть, и находящиеся здесь заливы, так чтобы они могли избегать опасных мест, скрытых и выдающихся подводных камней, отмелей и песчаных банок» (Вегеций).

    Говоря о приемах боя на море, Вегеций особое внимание уделяет тарану.

    «От навархов (командующих), — говорит он, — прежде всего требуется осмотрительность, от кормчих — опытность, от гребцов — сила их рук, потому что ведь морская битва происходит обычно при спокойном море, и либурны, как бы огромны они ни были, двигаясь не дуновением ветра, а ударами весел, своими носами поражают противников и, в свою очередь, избегают их нападения, а в этом случае победу дают сила рук гребцов и искусство управляющего рулем».

     

    Наряду с тараном применялся абордаж, и Вегеций не проходит мимо и этого вида боя. «Еще более опасным, — отмечает он, — является сражение, если воины, мечтая о доблестных подвигах, подплывут на своих либурнах к неприятельскому кораблю и, перекинув мост, переходят на него и там вступают в рукопашный бой с мечами в руках, как говорится, грудь с грудью».

     

    Говоря о морских сражениях, Вегеций пишет: «Наподобие сухопутных сражений, бывают и здесь внезапные нападения на малоопытных моряков, или устраиваются засады поблизости от удобных для этой цели узких проходов у островов... Если осторожность врагов дала им возможность избежать засады и заставляет вступить в бой в открытом море, тогда нужно выстроить боевые линии либурн, не прямые, как на полях битвы, но изогнутые, наподобие рогов луны, так чтобы фланги выдавались вперед, а центр представлял углубление, как бы залив. Если бы враги попытались прорвать строй, то в силу этого построения они были бы окружены и разбиты. На флангах поэтому должны быть помещены, главным образом, отборные корабли и воины, составляющие цвет и силу войска. Кроме того, полезно, чтобы твой флот всегда стоял со стороны свободного глубокого моря, а флот неприятельский был прижат к берегу, так как те, которые оттеснены к берегу, теряют возможность стремительного нападения».

     

    Вегеций указывает, что в морском сражении применяются не только серпы, крючья и другие виды морского оружия, но и «копья и метательные снаряды в виде стрел, дротиков, камней из пращей и фустибалов, свинцовые шары, камни из онагров, баллист, маленькие стрелы из скорпионов... На более крупных либурнах устраиваются бойницы и башни, чтобы им можно было бы с более высоких палуб, как будто со стен, тем легче наносить раны и убивать врагов».

     

    Особое место Вегеций отводит зажигательным снарядам. «Горящие стрелы, пропитанные зажигательным маслом (нефтью), обмотанные паклей с серой и асфальтом, они, воины,  мечут баллистами, вонзают их в корпус неприятельских кораблей и сразу поджигают доски, пропитанные столь большим количеством легко воспламеняющегося материала, как воск, смола, вар» (Вегеций).

    Таково содержание труда Вегеция.

     

     

    Характерной особенностью военно-теоретических работ древнего мира является то, что все они отражают интересы рабовладельческого класса и направлены на упрочение рабовладельческого государства, на укрепление господства рабовладельцев.

    Тот же Вегеций, оценивая военное искусство в целом, так говорит о нем: «Кто может сомневаться, что военное искусство является выше всего: ведь им охраняются свобода и достоинство государства, защищаются провинции, сохраняется империя».

    Основой военно-теоретических работ древнего мира была философия рабовладельцев, которая восхваляла грабительские войны с целью порабощения народов и превращения их в рабов. Один из крупнейших идеологов рабовладельческого строя Аристотель писал: «Охотиться должно как на диких животных, так и на тех людей, которые, будучи от природы предназначены к подчинению, не желают подчиняться. Такого рода война по природе своей справедлива».

     








    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru